10113743t43t43t435525В организации по безопасности и сотрудничеству в Европе считают, что термин «сепаратисты» в конфликте между юго-востоком и Киевом неприемлем, поскольку речь идет уже о военном конфликте.

Как считают представители европейской организации, лучше всего людей, которые воюют на юго-востоке против Киева, называть «повстанцы». Это, как им кажется, наиболее приемлемый вариант, поскольку объективно так оно и есть, тем более что там выступают многие местные жители, а у повстанцев есть широкая народная поддержка.

Конечно, просто всех назвать террористами, все обосновать «заговором» и т.д. и т.п., но объективно все-таки заметно, что, к примеру, армейский взвод Луганска, вместо того чтобы уничтожить повстанцев, попросту присоединился к ним полным составом.

Недавно и Аваков поражался тем, что милиционеры Донецка и Луганска массово перешли на сторону повстанцев. Речь идет о десятках тысяч человек. Да, конечно, на стороне ополчения есть добровольцы из России, но они есть и на стороне Украинской армии. Более того, есть добровольцы и из других стран. Однако большинство там все же – граждане этих городов.

Сегодня это признают крупные международные организации (от международной амнистии до ОБСЕ), а их сложно обвинить в симпатии по отношению к повстанцем или по отношению к Кремлю. С другой же стороны есть версия, согласно которой все повстанцы (или большинство) – это агенты ФСБ из России.

Совершенно очевидно, что если в самом начале спецоперации точка зрения, согласно которой всем заправляют «агенты ФСБ», и имела место, то теперь ее придерживаются в большей мере только какие-нибудь представители «независимых СМИ», которые принадлежат либо олигарху и президенту Порошенко, либо олигарху и главе администрации Днепропетровска Коломойскому. Международные организации в данном смысле, конечно, скорее более объективны.

Большой интерес представляет изучение внешней политики, поскольку, как известно, это основа политических знаний в конкретной стране. Изучая политику, необходимо учитывать каждый конкретный регион, экономику и даже науку.