Бизнес на крови

436e0d3b11660dcaregeyeryc2b8e2dcca2a85e1Украинские олигархи решили хорошенько заработать на военных действиях на юго-востоке. Дело в том, что сегодня отмечается явная нехватка вооружения. Более того, недавно несколько сотен солдат украинской армии перешли в Россию, мотивировав это тем, что у них закончились боеприпасы.

Война – дело выгодное. Поэтому ярый «патриот» и олигарх Коломойский, у которого уже есть свой батальон из ультраправых молодчиков, решил начать бизнес. Естественно, он нашел чиновников, которые с радостью заключат «нужные контракты».

По большому счету сделка Коломойского и чиновников – явное свидетельство того, что никакие коррупционные схемы не были заброшены после Майдана. Ведь сама суть сделки говорит о старой доброй коррупции.

Итак, олигарх, предварительно договорившись с несколькими чиновниками из правительства, поучаствовал в конкурсе госзакупок. Армии нужны были бронежилеты и каски, т.е. все просто. А чиновники, когда выбирали победителя, выбрали именно Коломойского, хотя его условия явно не в национальных интересах Украины.

Он фактически продавал один бронежилет за 18 387 гривен, тогда как другой участник конкурса продавал точно такие же бронежилеты, но по иной цене – 8 тыс. гривен. Т.е. чиновники попросту посчитали, что «выгоднее» купить у того, кто продает на 10 тыс. дороже!

Со шлемами та же история. Коломойский продает их за 3 090за шт., а конкуренты, которых чиновники не выбрали, продают такие же шлемы по 2 600 за шт.). Т.е. это совершенно примитивная коррупционная сделка, которая доступна для всех в открытом доступе (на сайте госзакупок Украины). Понятно, что это заметили журналисты и обвинили власть.

И только после этого Порошенко заявил, что ответственных за это (только двух чиновников) он в скором времени уволит. Однако, что важно отметить, вряд ли тут были замешаны только 2 человека. Тот же Коломойский вообще никак не пострадает. Впрочем, это типичная коррупционная схема. Когда случайно информация «просачивается», то обязательно найдут козла отпущения. Причем могут обвинить 1-2 человек в деле, где виновны тысячи.