Васильева отрицает вину

p-00saf43fq01 092211Госпожа Васильева, которая находится в уж очень хороших условиях, несмотря на тяжесть обвинения, говорит теперь, что, собственно, не виновата вовсе, и, мол, дело-то в Сердюкове.

Васильева, таким образом, утверждает, что абсолютно все решения по сделкам принимал Сердюков. И формально, конечно, это действительно так, т.к. везде есть его личные подписи и, очевидно, он сумел воспользоваться своим положением.

Однако Сердюков – хранитель государственной тайны, и именно поэтому власть не заинтересована в том, чтобы он давал какие-либо показания, именно поэтому Сердюков был амнистирован, хотя по факту должен проходить как первый обвиняемый, а Васильева, очевидно, как вторая.

С другой стороны, также очевидно, что отдельные сделки Васильева проводила именно в собственных интересах, т.е. заключались договоры фактически с ее знакомыми, друзьями или родственниками (часто это то же самое, что с собой). Ведь, очевидно, нужно было потратить значительные средства и на адвоката, и на картины, и на ювелирные салоны, которые резко «появились» у нее именно во время работы в «Оборонсервисе», где она работала не так уж и долго (несколько лет).

Понятно совершенно, что невиновной она быть просто не может. Тем более что есть уже доказанные дела, где связана именно Васильева. Есть объективные факты, а не только показания свидетелей (а показания тоже есть), доказывающие, что, по крайней мере, с 12 эпизодами продажи Васильева связана прямо.

Но самое вульгарное – это растрата колоссальных средств на медиа пиар, а деньги-то откуда? И покупки в модных бутиках, и московские грузоперевозки недорого, и другая «активная деятельность», характерная для светской львицы. Видимо, понятно откуда. Важно отметить, что Васильеву обвиняют по 4 статьям УК РФ. В частности, дела касаются продажи по явно заниженной стоимости земельных участников, комплексов зданий, а также акций, которые находились в собственности ведомства. По мнению стороны обвинения, Васильева самостоятельно организовывала «схемы», в которых принимали участие, в т.ч. ее знакомые, которые «неожиданно» были устроены в ведомстве по ее ходатайству, причем некоторые из них уже сидят в тюрьме.