vcou

Приватизация в России

1351144504 plan-privatizaciiВ данной статье речь пойдет не об исторической гайдаровской «Приватизации» в начале 90-х годов, а о том, что готовится в ближайшие годы. Кабинет Медведева в вопросах экономики сегодня состоит во многом из сторонников Гайдара, и они постоянно «намекают» на то, что пора бы вновь запустить этот механизм.

Понятное, что первый человек – это Улюкаев. В буквальном смысле член команды Гайдара, а также его заместитель в институте переходного периода. Как можно заметить, этот человек от своих взглядов не отказывался. Его должность в кабинете Медведева - министр экономического развития Российской Федерации.

Какое «развитие» было в 90-е, помнят многие. Приватизация фактически уничтожила большую часть предприятий, а то, что она не уничтожила, пришлось заново выкупать правительству, но уже за большие деньги (продавали в разы ниже себестоимости, а покупали дороже).

Казалось бы, это трагический, но в то же время эмпирический эксперимент, который однозначно продемонстрировал то, что будет в случае приватизации. Но гайдаровцы не отступают, а продолжают настаивать, несмотря даже на тот факт, что их идейный лидер Гайдар в книге «Гибель империи» признал, что такой подход был не вполне корректным, и что было допущено слишком много ошибок.

Главный тезис: промышленность, созданная в СССР, антирыночная и государственная изначально. Если любое предприятие отдать за копейки некоему «частнику», то он постарается максимально выжать все соки с него, а затем развалит, поскольку у него не будет средств на модернизацию и даже администрацию. Важно помнить, что именно в таких предприятиях, где пытались эксплуатировать советские технологии до последнего, как правило, могли долгие годы не платить зарплату работникам – это норма для неолибералов.

Проблема заключается в том, что сегодня не 1992 год. Наследия СССР меньше, и все использовать так, как это было ранее, просто не получится. Непонимание такого простого факта может сказаться куда более негативно, чем это было в 90-х.

С другой стороны, не исключено, что правительство таким образом пытается развалить промышленность намеренно, и жить за счет природных ресурсов. На гайдаровском форуме такую мысль высказывали неоднократно. Просто снять с себя все обязательства, а заодно обогатиться за счет продажи активов.

Непонимание того, что с продажей активов они перестанут получать прибыль с этих активов – просто ужасает. Такой поворот может в буквальном смысле довести страну до глубочайшего кризиса, причем восстановиться так, как это было в 1998 году, вероятно, не получится, ввиду того, что сегодня ресурсов для восстановления на порядок меньше, чем тогда.

Несмотря ни на что, господин Улюкаев настаивает:

«России нужна активная приватизация, так как управлять таким большим количеством активов эффективно просто невозможно»

Прямо-таки, как в начале 90-х. Как будто повторяет за Гайдаром и Федоровым. Однако не понимает, что на практике никакого «эффективного» управления не получилось. Управление сегодня – неэффективно, но кое-как живо. В случае приватизации, неэффективность может довести предприятия и экономические отрасли до полной ликвидации. И это, надо напомнить, недавние уроки истории.

Россия экономически развивались иначе, и это всегда нужно учитывать. Готовые решения из учебников неолиберальной мысли – неприемлемы и разрушительны для экономики. Никакой «протестантской этики», и просвещения в том смысле, в каком оно было в Европе, не было в России. Да и Россия – это не страна центра, а периферия, поэтому развитие для нее теоретически и не нужно. Т.е. опыт СССР – это абсолютная аномалия для неолибералов.

Именно поэтому советские достижения сегодня выглядят «избыточно», поскольку страны центра перестраиваются так, как им удобно экономически. Концепция «биполярного мира» уже неактуальна, теперь система одна. Так что мы наблюдаем сегодня полную деградацию и варваризацию во всех смыслах, если речь идет о России. Видно, что прогресса, в сущности, никакого нет.

Улюкаев пытается сообщить, что:

«Управление государственным имуществом в РФ может быть эффективным, только если количество объектов в собственности государства снизится до нескольких сотен»

Ничего более абсурдного слышать не приходилось, ввиду того, что ключевое здесь слово - «государственное имущество». Т.е. это имущество в буквальном смысле создано как государственное, и, вероятно, без поддержки со стороны государства попросту не сможет функционировать.

С другой стороны, важно понимать, что в случае «успеха», когда за государством останется несколько сотен объектов, это серьезнейшим образом ударит по социальным правам и гарантиям граждан Российской федерации. Это разрушит инфраструктуру, которая, хотя и не идеально, но пока еще способна сохранять некоторые остатки прав. С другой стороны, говоря об эффективности, можно в очередной раз сослаться на исторический опыт. Предприятия и отрасли, которые созданы как государственные, не могут нормально функционировать в рыночной системе. Их нужно либо разрушать и организовывать другие, либо оставлять за государством.

Еще образчик мудрости:

«Пока разговор про эффективное государственное управление, если это не разговор про приватизацию, не продуктивный»

Было бы интересно узнать, а где приватизация была эффективной в буквальном смысле слова, особенно, если речь идет об изначально антирыночных механизмах? Как известно, Словакия, которая отказалась от «рецептов» международного валютного фонда, лучше пережила «лихие 90-е», чем страны, которые пошли на сделку и приватизировали большую часть предприятий. А эти предприятия в большинстве своем попросту исчезли в первые годы после приватизации.

Джеффри Сакс, один из идеологов приватизации, задним числом даже осудил российских коллег в лице Гайдара и ко:

«Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями… И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей»

Беда только заключается в том, что никаких идеальных «шоковых терапий» не было. Кстати, надо помнить, что когда господин Сакс говорит о «реформаторах», он имеет в виду, в том числе Улюкаева. Если сказать очень кратко, то приватизация, как верно заметил экономист и академик РАН Некипелов:

«растаскивание ранее созданного богатства»

И то, о чем говорил Улюкаев сегодня, ничем принципиально отличаться не будет от этого. Для них главное, что пока еще есть, что «растаскивать». В противном случае говорить было бы не о чем.

В то же время господин Улюкаев никогда не упоминает о том, что в самых развитых странах мира доля государства в экономике достаточно значительная, особенно, если речь идет о Европе, где иногда государство участвует в экономике активнее, чем в России. Поэтому неясно, на что ориентируется Улюкаев. Может на Сомали или ЦАР?

Забавно, но дальше министр занимается откровенной социальной демагогией, которой, к слову, занимался и Гайдар:

«надо приватизировать, а полученную ликвидность отдать для реализации пенсионных, социальных и прочих проектов»

Важно отметить, что подобное звучало и в 90-е, однако на практике ликвидность никто не отдавал. Ну, а если бы даже в теории отдали, то дальше что? Как будет функционировать отрасль, если больше ликвидности не будет, после завершения приватизации?

Но, к чему подобные вопросы? Всем ясно, куда уйдут ликвидные. Но проблемы вместе с этим не исчезнут, а только обостряться. А ведь данная тема, надо отметить, куда более актуальна для всех жителей Российской федерации, чем гей пропаганда, защита чувств верующих или патриотов и проч., поскольку приватизация так или иначе затронет всех.

Это тоже отдельная и важная тема, поскольку власть при помощи СМИ как бы «отводит» от определенных тем, но в то же время «вбрасывает» совершенную нелепость о «духовности», «нравственности» и подобном.