vcou

К пониманию Гитлера

gitler-0004О Гитлере часто говорят так, что он, мол, «хотя бы любил свой народ». Т.е. есть интересный миф, согласно которому Гитлер, хотя и уничтожал представителей других народов, но вот к немцам питал самые искренние чувства.

Насколько это утверждение верно, если оно не звучит из уст откровенных неонацистов и проч. подобных, а из уст историков или же господ неолибералов? В этом стоит разобраться.

Во-первых, весь сомнительный «патриотизм» Гитлера, в общем-то, обусловлен необходимостью. Дело в том, что Гитлер был человеком достаточно невежественным, но в то же время амбициозным. Он вырос в небедной (но и не сказать, что самой богатой) семье государственного чиновника, но быстро лишился родителей, что сыграло негативную роль в становлении личности.

К слову, имеют распространение разные мифы насчет происхождения Гитлера. В частности, многие утверждают, что якобы его истинная фамилия – Шикльгрубер. Но в действительности он с самого рождения по «книге регистрации рождений» записан как Гитлер. С другой стороны - правда, что Гитлер был рожден от союза дяди и племянницы, т.е. от родственного союза. Вероятно, по этой причине о собственной родословной глава и символ немецкого национал-социалистического движения никогда не упоминал.

К еврейскому народу Гитлер тоже не имел никакого прямого отношения, хотя многие пытаются ему это приписать. Родственники Гитлера – в основном крестьяне. Только его отец сумел достичь некоторых успехов в своей жизни.

Учился Гитлер поначалу неплохо, получил типичное для того периода образование, был даже помощником священника. Однако впоследствии ситуация начала меняться. Отец часто переезжал с места на место, Гитлеру приходилось менять школы, от этого терялся уровень образования.

И наконец, когда семья остановилась в деревне Леондинг, а Гитлер перешел вначале в сельскую, а затем уже в «реальную школу», то тут начались проблемы. В реальной школе Гитлер попал в первый класс, и там он забросил образование полностью, а поэтому остался на второй год.

Несмотря на это, кое-как первый класс он все же закончил. А вот когда он был учеником второго класса – умирает его отец. Гитлеру тогда было 13 лет.

После смерти отца он продолжил учебу, хотя уровень скорее падал. Его учитель Гемер так характеризовал Гитлера:

«Гитлер был несомненно одарённым, хотя и односторонне. Почти не умел владеть собой, был упрямым, самовольным, своенравным и вспыльчивым. Не был прилежным»

В 1907 году умерла мать Гитлера, а в 1908 он отправился в Вену, где потерпел ряд неудач. Его иллюзии на тему того, что он сумеет стать художником – себя не оправдали, хотя в школе, можно сказать, он себя показывал хорошо в основном только на уроках рисования.

Ему приходилось работать на разных работах, часто менять место жительства, уклоняться от службы в армии. Но именно тогда он, вероятно, стал сторонником идеи расового превосходства немцев. Многие могут подумать, что якобы за это ответственность несет сам Гитлер, однако в действительности все эти идеи имели распространение задолго до него.

Например, композитор Вагнер писал «Еврейство в музыке», а философ Дюринг «Еврейский вопрос». Эта литература распространялась достаточно широко. И надо отдать должное, их антисемитизм был даже более радикален, чем антисемитизм Гитлера в некотором роде, поскольку они были все-таки людьми образованными, и их ненависть могла склонять таких людей, как Гитлер, на свою сторону.

В сущности, такие взгляды имели самое широкое распространение и поддерживались на государственном уровне. В противовес им шла идея коммунизма и социал-демократии. Некая «оппозиция», к которой обязательно приписывали евреев. Что, мол, на их деньги все делается, а великий «народный» строй пытаются разрушить некие заговорщики-евреи, члены масонской ложи.

Предрассудок подкреплялся устойчивой религиозностью населения, опытом средневековья, когда евреев преследовали, а также повседневной жизнью философов и интеллектуалов. Ведь даже некоторые французские просветители могли себе позволить выпады в сторону евреев как народа (Вольтер, к примеру). Каких-нибудь арабов или африканцев в большей мере даже за людей не считали. И это, напоминаю, считалось нормой.

Покой тревожили коммунисты и социалисты, которые выступали с иных позиций, и полностью отвергали все эти предрассудки, а также ту систему «государственных ценностей», что была. Именно поэтому им часто приписывали «связь» с масонами, евреями и т.д. и т.п. Часто говорили и писали, что все беды государства заключаются не в несправедливом правлении (монархическом), а в том, что коммунисты с евреями пришли да все испортили. Ведь жили-то как хорошо в средние века! Идеализм и отсутствие элементарного историзма делали свое дело. Средневековье – это мораль, рыцари, легендарные события, религиозность. А не дикость, отсталость, схоластика, рабство, массовые убийства и смертность. Поэтому сам Гитлер часто возвращался к «образу» идеалистического взгляда, это тогда считалось обыденным явлением.

Гитлер достаточно быстро, живя в нищете, понял, что виной всему не общественно-экономический уклад, а евреи и коммунисты, которые вредят обществу, мешают его идеалистическому «образу» прошлого воплотиться в жизни. Гитлер был человеком со скверным образованием, а поэтому с удовольствием принял сторону «государственников» и германофилов. Собственно та обстановка, в которой находился Гитлер, буквально и воспитала в нем нациста. Он не с потолка брал свои идеи.

Когда началась первая мировая война, Гитлеру было уже 25 лет. Он показал себя как последовательный сторонник германофильских взглядов. Известие о войне его прямо-таки вдохновило на «подвиги», поскольку - по его мнению – это было сражение за великую германскую империю. У германофилов были свои представления и иллюзии по этому поводу.

Принимал участие в войне Гитлер достаточно смело, заслужил награды и получил положительную характеристику. В сущности, это «идеальный солдат» для империи, поскольку в ту пору были многие люди, которые не понимали, за что они воюют.

В 1918 году была капитуляция – «позорный мир» для германии. Гитлер это воспринимал как личное поражение. Собственно, такое мнение было характерно не только для Гитлера, но и для многих немцев. К слову, вместе с поражением в войне – исчезла и Германская империя. Ее заменили социал-демократы, а в оппозиции были коммунисты. Важно отметить, что социал-демократы в ту пору были не левыми, а правыми, и среди них тоже были подчас сильны националистические предрассудки.

Гитлер видел в этих событиях заговор еврейской элиты и коммунистов.

Понятно, что все дальнейшие события лишь подкрепили его мнение, а гиперинфляция и версальский мирный договор, который осуждал даже Ленин, сыграла на руку националистическим идеям.

Поэтому, уже начиная с 1918 года, по всей стране начали разрастаться всяческие партии и группы. Ультралевые, ультраправые, умеренные и т.д. и т.п.

Причем правительство, несмотря на свою «умеренность», должно было все эти объединения подавлять. И положение правительства было поистине шатким. Хотя и сохранялись все признаки буржуазного государства, что вписывалось в рамки глобального бизнеса.

Неудивительно поэтому, что глобальный бизнес включился в политику, и поддерживал консерваторов и националистов. Созданная в 1918 году немецкая национальная народная партия (НННП) буквально была заполонена разного рода бизнесменами, магнатами и аристократами. Очевидно, что коммунистическое движение подобное деятели поддерживать не могли, а правая социал-демократия казалась шаткой.

Партия мало чем отличалась от того, что сегодня принято считать «нацизмом». Там открыто выступали за восстановление монархии, против евреев, коммунистов и т.д., еще до создания национал-социалистической партии. Однако и она вызывала споры, поскольку рассчитывала лишь на крупный капитал, мелкую буржуазию и, возможно, люмпенов. Т.е. помимо нее, должна была появиться партия, которая бы могла привлекать другие слои.

Несомненно, что в такой партии было заинтересовано как правительство республики, так и крупнейшие магнаты и дворянство германии. Здесь и пригодился Гитлер. Его вызвало военное начальство и дало цель: агитировать против коммунистов. Причем, что важно, он не сразу пошел агитировать, а вначале прошел курсы подготовки «Агитатора». Гитлер со многими будущими членами партии фактически работал за деньги буржуазии и государства. Причем их агитация была именно националистической, а не социал-демократической. Государство, несмотря на то, что формально являлось «социал-демократическим», фактически поддерживало националистические настроения.

Так что демократия в те годы была условным понятием.

А Гитлер, уже спустя короткий промежуток времени, становится «офицером просвещения». Его агитация нравится армейским кругам. Особенно радуют нападки на евреев и коммунистов.

По заданию армии Гитлер в качестве тайного осведомителя рейхсвера посетил заседание «Немецкой рабочей партии» и привлек внимание слушателей. Вскоре он туда вступает и становится одним из самых активных членов. Важно отметить, что к этому событию готовились долго и упорно – это в действительности было делом государственной важности. Перед этим Гитлера обучали, отрабатывали ораторские техники и т.д.

Про деньги и говорить не стоит, после того как Гитлер стал активным членом – партия «вдруг» стала богатой, о чем свидетельствуют постоянные съезды, пропаганда и т.д. Фактически не оставляет сомнения тот факт, что партия планировалась изначально как источник контрреволюции в случае выступления коммунистической оппозиции.

В 1920 году были озвучены 25 программных пунктов партии, где отразились все реакционные и популистские идеи того периода. Некоторые из них:

4. Гражданином Германии может быть только тот, кто принадлежит к немецкой нации, в чьих жилах течёт немецкая кровь, независимо от религиозной принадлежности. Таким образом, ни один еврей не может быть отнесён к немецкой нации, а также являться гражданином Германии.

19. Мы требуем замены римского права, служащего интересам материалистического мирового порядка, немецким народным правом.

23. Мы требуем открытой политической борьбы против заведомой политической лжи и её распространения в прессе.

Отдельный пункт о религии:

24. Мы требуем свободы для всех религиозных вероисповеданий в государстве, до тех пор, пока они не представляют угрозы для него и не выступают против нравственных и моральных чувств германской расы. Партия, как таковая, стоит на позициях позитивного христианства, но при этом не связана убеждениями с какой-либо определённой конфессией. Она борется с еврейско-материалистическим духом внутри и вне нас и убеждена, что дальнейшее выздоровление нашего народного организма может быть достигнуто путем постоянного оздоровления внутри себя. Последнее возможно осуществить, реализуя принцип приоритета общественных интересов над своими личными.

Также, что интересно, на тот период Гитлер занимался популизмом, и строил из себя «социалиста». В частности, он говорил о национализации, образовании, пенсии, ликвидации бирж и т.д. Но в действительности, как ни странно, в партии со временем появились крупные магнаты, и поддерживали все материально. Всеобщей обещанной национализации не было. К слову, на следующий день партия была переименована в NSDAP - немецкая национал-социалистическая рабочая партия.

Видно, что такой проект был попросту необходим, чтобы быть альтернативой коммунистическому движению, поскольку откровенно реакционная и дворянская партия, которая фактически по взглядам почти не отличалась от партии, в которую недавно вошел Гитлер, не могла обещать национализации и прочего. Но все-таки на деле партия Гитлера и немецкая национальная народная партия частенько объединялись, а затем вообще слились воедино.

В скором времени Гитлер стал лидером партии, причем у него появился целый боевой отряд – штурмовики. Они часто громили коммунистические типографии, убивали политических оппонентов и евреев. В общем, нормальные цивилизованные ребята. Интересно, но мало у кого возникает вопрос о том, на какие деньги вся эта махина содержалась. Фактически НСДАП, которая выросла в армейских рядах и использовала средства бизнесменов, могла спонсировать различные съезды, партийные и агитационные организации, даже целое военизированное формирование.

Стоит сказать, что все это происходило на фоне глубочайшего кризиса, когда люди умирали с голоду. Но такой пропаганды как у НСДАП не было ни у одного объединения того периода. Даже правящие социал-демократы не могли так широко распространять свои взгляды. Огромную помощь в пропаганде оказывал Эрнст Ханфштенгль.

Дело в том, что Гитлер уже тогда был постоянным гостем на званных ужинах дворян и крупнейших промышленников. Они все с радостью слушали его речи, а затем «помогали материально».

Развязкой было событие 1923 года, когда французские и бельгийские войска оккупировали всю территорию Рура, т.е. забрали земли, на которой были природные ресурсы в качестве «производственного залога». Вначале правительство призвало народ защищать земли, а затем резко сообщило, что этого делать не стоит, и что нужно отдать земли. После этого народ возненавидел социал-демократический кабинет. И коммунисты, и нацисты, и монархисты, и центристы выражали свое недовольство.

В ноябре того же года Гитлер объединяется с другими правыми (консерваторами) ради:

«свержении правительства предателей в Берлине»

Важно отметить, что такая точка зрения соответствовала интересам крупного бизнеса, поскольку захват Рура фактически отнимал часть прибыли многих немецких магнатов.

Интересно, но другие правые быстро поняли, что подобная затея – провал, поскольку все уж очень стихийно, а поэтому они вскоре ретировались. Гитлер же со штурмовиками пошел на военное министерство Германии. Там этих деятелей встретили полицейские и открыли огонь. Нацисты бежали. Вскоре многие деятели были задержаны, в том числе Гитлер.

Несмотря на то, что их судили как «предателей родины», в народе они так не воспринимались, поскольку ситуация, которая сложилась в Германии, не могла разрешиться чем-то «умеренным», и уже было понятно, что это закончится либо при помощи ультралевых, либо ультраправых.

На суде Гитлера признали виновным и приговорили к 5 годам тюремного заключения с правом выхода из тюрьмы через 9 месяцев. Это, мягко говоря, самый «гуманный» приговор, поскольку левых, как правило, расстреливали прямо на улице, иногда даже задержанных убивали вообще без суда и следствия. К правым относились уж очень «мягко». Поэтому пока Гитлер сидел в тюрьме и диктовал свой «Майн Кампф», нацизм набирал все большую популярность (правда, временно могли меняться названия, но не суть).

После выхода Гитлер сразу же двинулся на связь с высшим военным генералитетом и магнатами. Тогда же появляется гитлерюгенд и восстанавливается партия. Во время заключения появились два агитатора – Штрассер и Геббельс. Важно отметить, что они были в некотором смысле даже более напористы, чем Гитлер. Эти деятели вначале выступали именно как национальные социалисты, т.е. социализм был на первом месте, а национализм на втором. Поэтому Геббельс в ту пору мог заявить:

«мелкий буржуа Адольф Гитлер должен быть исключён из партии»

Грегор Штрассер его поддерживал в этом.

Однако как только Гитлер вновь «взобрался на олимп», т.е. получил значительные дивиденды на организацию партии и даже целой нацистской инфраструктуры, то Геббельс быстро к нему примкнул. Возможно, просто как к более «сильному». Вскоре так поступил и Штрассер, хотя разногласия оставались все равно. С приходом финансирования – деятельность разрасталась, появились люди, которые просто стали зарабатывать на этом.

Основные тезисы нацистов:

  • Возврат «Германской гордости», возрождение рейха.
  • Поддержка «традиционных ценностей», в том числе религиозность. В речах нацистов указывалось, что светские школы – недопустимы.
  • Государственный антисемитизм.
  • Социальный популизм

В сущности, Гитлер отличался примитивизмом. Если посмотреть именно на его речи, когда он выступает перед многотысячной толпой, то все, о чем он говорит, так это о рождаемости, ненависти к евреям, величии Германии и проч. Причем постоянно повторяет сказанное. Ясно, что ораторские способности Гитлера не были рассчитаны на интеллектуалов – это была пропаганда для самых широких и невежественных масс, которые были задавлены нищетой и голодом.

Именно поэтому и был интерес к Гитлеру, поскольку он выступал открыто, у него была инфраструктура и поддержка со стороны магнатов и мирового империализма. В противовес были радикальные коммунисты, у которых тоже была поддержка масс, но их затыкали, судили, уничтожали типографии, запрещали выступления. Собственно, этим проблемы не ограничивались, поскольку коммунисты в ту пору часто даже отказывались от антигитлеровского блока из-за своих идеологических разногласий.

Пока социал-демократы теряли свои позиции – буржуазия уже окончательно пришла к выводу, что ставить нужно на Гитлера. Необходимо уничтожить коммунизм как явление. Поскольку коммунизм тогда представлял собой серьезную угрозу для правящего класса.

Именно поэтому крупнейший немецкий медийный магнат Альфред Гугенберг поддержал Гитлера в начале 30-х годов. Он символизирует собой политическую поддержку правых радикалов со стороны немецких капиталистов.

Так что уже в 1930 году НСДАП занимает второе место на парламентских выборах (18,25 %) при явке в 82%. Результат, надо сказать, впечатляющий, однако это не предел, поскольку цели уже были намечены конкретные. Сталинистская партия КПГ не понимала важности этих выборов, заявляя:

«После 14 сентября вслед за сенсационным успехом национал-социалистов их сторонники по всей Германии ожидали очень многого. Мы, однако, не позволили, чтобы нас сбила с пути паника, проявившаяся в рабочем классе, по крайней мере, среди сторонников социал-демократической партии. Мы трезво и серьёзно заявили, что 14 сентября было в определенном смысле лучшим днем Гитлера, за которым не последует лучших дней, но только худшие».

И вместо того, чтобы реагировать на это – партия продолжала отстаивать сталинскую концепцию «социал-фашизма», которая не позволяла им сотрудничать даже с левыми социал-демократами против фашизма. Впрочем, социал-демократы к этому подталкивали коммунистов, поскольку именно по их приказу в 1929 году была расстреляна мирная майская демонстрация.

Лев Троцкий в это же время предупреждал всех «левых»:

«Рабочие-коммунисты, вас сотни тысяч, миллионы; вам некуда эмигрировать; для вас не хватит паспортов. Если фашизм придёт к власти, он проедется по вашим черепам и хребтам ужасающим танком. Ваше спасение — в беспощадной борьбе. И только боевое единство с социал-демократическими рабочими может принести победу. Торопитесь, рабочие-коммунисты, у вас очень мало времени!»

Его, понятное дело, никто слушать особенно не стал, поскольку коммунистическое движение Германии того периода было преимущественно сталинистским. Тельман сказал о теории Троцкого:

«худшей теорией, самой опасной теорией и самой преступной из тех, что были придуманы Троцким за последние годы его контрреволюционной пропаганды»

И добавил, что в скором времени Гитлер потеряет свои голоса…

Немецкий коммунист Эрих Волленберг думал так:

«не считая германских социал-демократов, Сталин несёт главную ответственность перед историей за победу Гитлера»

Всемирный экономический кризис закреплял позиции Гитлера и еще больше дискредитировал социал-демократическое правительство, поскольку оно никак не могло решить проблем. Безработица, голод…

А решение, - решение на виду. Повсюду офисы и организации НСДАП, где утверждают, что все проблемы будут решены. Гитлер – это решение.

Важно отметить, что обвал биржи означал то, что почти все краткосрочные кредиты Германии были отозваны. Т.е. экономика рухнула. Безработица охватило около 30% населения страны. Все эти процессы ввергали страну в хаос. Власть уже держалась непонятно на чем.


На очередных выборах 5 марта 1933 года побеждает НСДАП. Процент 33,09 % при явке 70,6%. И хотя нацисты, даже несмотря на тот факт, что их поддерживали другие правые объединения, не имели 2/3 мест в парламенте, они все же уже могли диктовать свою волю. В частности, Гитлер обошел право и начал издавать документы, которые могли действовать вопреки основным законам государства. Один из первых актов после выборов – запрет коммунистической партии. А «Закон для исправления бедственного положения народа и рейха» делал Гитлера диктатором.

Затем начинаются акции «бойкотов» против еврейских магазинов, потом запрещают профсоюзы, ну а затем все политические партии, кроме НСДАП. Потом была известная публичная акция «сожжение книг».

Интересно, но Генрих Брюнинг отмечал, что даже в период остророго кризиса, у НСДАП никогда не возникало проблем с организацией. А 33,09% при явке в 70% - результат, конечно, впечатляющий, но все-таки это не тот результат, на который рассчитывали нацисты. Нельзя сказать, что прямо-таки «подавляющее большинство».

В общем, Веймарская республика исчезла – наступил период 3 рейха. Абсолютная диктатура сразу обрушилась на возможных политических конкурентов. Фактически ликвидировали всех. Консерваторы должны были присоединиться к НСДАП, а левые либо сопротивляться, либо эмигрировать. Реальная оппозиция была невозможна уже тогда, когда незаконно надругались над конституцией.

Впрочем, если простые люди на внеочередных парламентских выборах, на которых можно было выбрать только НСДАП, часто портили бюллетени, то крупные промышленники в целом одобрили диктатуру Гитлера, поскольку в нем они видели «избавителя» от коммунистической угрозы. Нацистское правительство в скором времени получило кредиты, в том числе из США и Англии (в первые месяцы правления).

Важную часть в политике Гитлера составлял не только антикоммунизм и антисемитизм, но и реваншизм. Капитализм и в этом его поддерживал.

Например, политический фонд Гугенберга переводил в кассу НСДАП порядка 2 млн. марок в год.

Говоря о спонсировании нацизма, стоит упомянуть, что важными спонсорами, а также активными членами партии являлись кёльнские банкиры Генрих фон Штейн и барон Курт фон Шредер, член правления Имперского кредитного общества Отто Христиан Фишер и Фридрих Рейнгарт из Коммерческого банка, представители страховых обществ К. Шмитт и Хильгарт. Они сотрудничали с мировыми капиталом и поддерживали любую агрессию в отношении коммунистов.

Важно сказать, что именно без этих колоссальных вливаний и без интересов мирового империализма, у НСДАП шансов было немного. До прихода к власти партия постоянно занимала крупные суммы, и неизвестно кто гасил их долги.

Уничтожение коммунизма, а также ликвидация СССР – важная цель мирового империализма. Дело в том, что пока существовала Российская империя, она была фактически сырьевым придатком запада, т.е. положение выгодное. СССР отличался тем, что деньги доставались не глобальному бизнесу, а просто «кому-то другому». Т.е. критика со стороны капитала вовсе не преследовала цель осудить сталинские репрессии. Главная цель - получить доступ к экономике и ресурсам, восстановить экономику после кризиса за счет новых вливаний.

Один из самых важный спонсоров нацизма – это нефтяной магнат Генри Детердинг. Сколько он вообще передал денег нацистам, сказать сложно. Однако только его «пожертвования», вероятно, перекрывают все вместе взятые суммы, которыми довольствовались другие партии республики. Этот человек руководил корпорациями «Ройял Датч» и «Ройял Датч Шелл» и был одним из богатейших людей своего времени.

Сразу же после становления Советской России этот человек организовал бойкот советской нефти и участвовал в печати фальшивых червонцев, а также любому сбою экономики советов. Это человек, который понимал свои интересы. На похоронах Детердинга нацисты его назвали:

«одним из передовых бойцов против мирового большевизма»

Сам господин Детердинг, помимо того, что спонсировал почти все фашистские и ультраправые движения по всему миру, также считал, что:

«Я лично считаю, что так называемая демократия в том виде, как она понимается общественным мнением в большинстве стран, – это не что иное, как рай для бездельников… Если бы я был всемирным диктатором, я расстрелял бы всех бездельников, которые попались бы мне на глаза»

На встрече с крупнейшими германскими промышленниками в 1933 году Гитлер сообщил, что будет проводить свою линию, а для этого ему потребуются крупнейшие вливания денег. Промышленники, естественно, поддержали свое детище.

Промышленник Крупп, уже после поражения Гитлера, достаточно цинично комментировал ситуацию:

«Экономика нуждается в спокойном поступательном развитии. В результате борьбы между многими немецкими партиями и беспорядка не существовало возможности для производственной деятельности. Мы, члены семьи Круппа, не идеалисты, а реалисты… У нас создалось впечатление, что Гитлер обеспечит нам необходимое здоровое развитие. И он действительно сделал это… Жизнь – это борьба за существование, за хлеб, за власть… В этой суровой борьбе нам было необходимо суровое и крепкое руководство»

Это, собственно, суть глобального бизнеса. Важно отметить, что мировой капитал сотрудничал с германскими промышленниками и никак в этом сотрудничестве себя не ограничивал. Понятно, что многие на этом хорошо заработали, что является отдельной темой разговора.

В середине 30-х годов принимаются Нюрнбергские расовые законы. Помимо оппозиции теперь сажают повсеместно евреев и цыган. Последние фактически уже не граждане. И если в 1933 году евреев в Германии было 64 400 тыс. человек, то через 4 года уже порядка 25 тыс.

Тогда же начались массовые погромы и убийства евреев, поддерживаемые правительством. Важно отметить, что мировой империализм игнорировал этот фактор, поскольку главное – интересы глобального бизнеса.

Затем Гитлер осуществляет свой реванш. Понятно, что это был реванш не только Гитлера, но и пересмотр итогов войны. Поскольку Гитлеру помогали не только немецкие промышленники, но и империализм в целом. Тогда, как и перед мировой войной, нужен был «толчок». Любая победа Гитлера – это успех мирового империализма, поскольку Гитлер был в буквальном смысле его должником.

Важно отметить, что без финансовой поддержки никакая армия не смогла бы так стремительно возрасти, не говоря уже о техническом оснащении. В период с 1933 по 1939 гг. немецкая армия выросла в 42 раза (со 100 тыс. чел. до 4 млн. 200 тыс. чел.).

Фактически Шахт на Нюрнбергском процессе подтвердил, что спонсировали Германию в большей мере американцы:

«Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Автозавод "Оппель", например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша "Дженерал моторс»

Невозможность осуществления модернизации означала бы невозможность реванша для Гитлера. А это означает, что фактически в этом повинны не только немецкие промышленники, но и американские, и английские.

Возвращаясь к первому тезису, хочу заметить, что Гитлер в действительности не особенно сильно «любил свой народ». Можно увидеть по войне, как он использовал свой народ в качестве пушечного мяса, фактически загоняя его в бессмысленную войну за интересы мирового глобального бизнеса, который оплачивал этот мировой позор.

Неужели человек, который допускает то, чтобы гибли миллионы людей непонятно для чего и за что, может считаться патриотом? Гитлер – убийца и душитель своего народа. Те идеи, что жили в нем во времена первой мировой войны, конечно, уже отживали свой век. Он был человеком конкретным, циничным и прагматичным. Он это демонстрировал на встречах с промышленниками, он все понимал, какую роль играет в мировом процессе, и эта роль – борьба за гегемонию капитализма, за гегемонию глобального бизнеса, а вовсе не за Германию, и не за немецкий народ.

Империализм не был удовлетворен успехами захватнической войны за ресурсы и мировое влияние, поэтому вторая попытка должна была исправить ошибки. Однако, что радует, «ошибки» исправлены не были, несмотря ни на что. Ход войны был прогнозируемым. Очевидно, что ставили на Гитлера, учитывая тот факт, как он быстро сумели немцы победить французов.

Первые успехи в войне с СССР тоже, можно сказать, сулили победу, а поэтому был дан зеленый свет от капитализма. Но вот только возможности Гитлера переоценили. Пошли неудачи, и когда было ясно, что поражение неизбежно, вот тогда западные страны активнее включились в войну, дабы уж совсем не потерять свой облик, не быть позорным спонсором массовых убийств и человеконенавистнической идеологии.

Нацизм «добивали» в том числе те, кто его взращивал. А затем они его яростно осуждали, хотя во времена сотрудничества крупнейших корпораций – могли его прямо поддерживать. Например, известный американский промышленник Генри Форд открыто поддерживал Гитлера и помогал материально.

Говоря о развитии нацизма в германии и его влиянии на экономику, важно отметить, что экономика фактически жила за счет серьезных материальных вливаний. Причем вливания были не только от США и Англии. Серьезную экономическую помощь Германии оказывал даже СССР в некоторый период (прямо перед началом ВОВ), хотя, конечно, менее значительную, чем другие страны.

Не видеть здесь явного интереса могут только наивные люди. Гитлер с армией в сотню тысяч человек и разрушенной экономикой, ничего поделать не мог. Все росло вместе с кредитами, да и только. Таким образом, Гитлер назанимал такие суммы, что потомкам пришлось бы расплачиваться очень долго. Т.е. Гитлер жил по известному принципу: «После нас хоть потоп».

Если говорить о жизни в целом, то в 3 рейхе огромное влияние, помимо погромов, антисемитизма и ярой ненависти к интеллектуализму (в основном уничтожались книги интеллектуалов), играла религия и лженаука. В школах обязательно навязывали бога. В период правления Гитлера было создано много разных объединений по религиозному признаку. Тогда как атеисты считались врагами. Причем не только атеисты-коммунисты, но и атеисты в целом.

Гитлер на этот счет высказывался конкретно:

«Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское» (Речь в Пассау, 27 октября 1928)

 

"Мы были убеждены, что народ нуждается в этой вере. Поэтому мы взяли на себя борьбу против атеистического движения, и это не пустые теоретические декларации: мы его искоренили" (речь в Берлине, 24 октября 1933 года).

Теперь пару слов о лженауке. Во-первых, если в средневековье наука считалась «служанкой богословия», то в 3 рейхе наука была служанкой партии. Причем принципиально могли отрицать теорию относительности или же эволюции, как «чуждые» теории. Т.е. ученые должны были отвергать это обязательно, без споров. Не удивительно, что если посмотреть на любой научный съезд ученых 3 рейха, то можно увидеть в основном людей в военной форме, что интересно, поскольку научные степени раздавали кому угодно, и за что угодно. Это не говорит, что ученых не было, однако, проходимцев стало очень много.

Например, министр науки Бернхард Руст был в большей мере военным деятелем, а поэтому способствовал подавлению прогресса и навязыванию религии, а также, конечно, включил своих людей в ряды ученых. Светскую школу этот человек считал:

«пристанищем интеллектуальной акробатики»

Поэтому были проведены реакционные меры, и школы стали обучать человека «вере и преданности партии».

С таким министром ученые массово эмигрировали из Германии. Он увольнял ученых и учителей постоянно, за что угодно. Сам настаивал:

«Мы нуждаемся в новой арийской расе в университетах, или мы потеряем будущее… основной целью образования является формирование национал-социалистов»

Понятно, что Гитлер его поддерживал. За годы правления этого фанатика – образование пришло в упадок. Всего за 6 лет число студентов сократилось со 128 тыс. человек до 58 тыс.

 

Ошибкой было бы считать, что основной труд нацизма – это «Моя борьба» Гитлера. В действительности основная работа, которая была записана под диктовку Гитлера, а затем отредактирована профессионалами, никогда не было чем-то больше, чем простая формальность и дань времени, поскольку никаких важных сведений эта книга не имеет. Основной источник нацизма – это работы Геббельса и Розенберга. Именно эти деятели являются разработчиками и популяризаторами т.н. «расовой теории».

В действительности, конечно, они не были ее родителями в буквальном смысле слова. Ведь до них существовали целые школки, которые разрабатывали подобное. Причем идея «расового превосходства» имела достаточно широкое распространение не только в Германии, Франции (Гобино), Англии (Чемберлен), но и в Российской империи. Ясно, что никаких плодов эта теория не приносила, и оставалась скорее философской, включая в себя эклектические черты квазинаучной методологии.

Фактически это была важная статья расходов. Т.е. были исследования, раскопки и «изучение» столь важной проблемы, которую просто брали из головы, не имея каких-либо оснований. Например, если выкапывали древнюю стоянку, то всегда отмечали, что это, мол, «древние германцы». А исследование с измерением носа – вообще курам на смех. Они за все время так и не сумели достигнуть никаких результатов, т.е., в общем-то, вместо науки – занимались глупостью.

Несмотря на тот факт, что были затрачены крупные суммы на экспедиции, исследования и т.д., именно методология нацизма испортила все эмпирические данные, опошлила научное исследование и историю, а соответственно не пригодилась для науки вообще.
Единственный потенциал, что был у нацизма – это техническое оснащение, которое было возможно посредством вливания средств.

Отсюда и интерес западных стран к Германии, интерес к Гитлеру, поскольку фактически Гитлер, да и вся политика 3 рейха – непутевая и зависимая. Она отражает ожесточенную реакцию капитализма на возможность коммунизма и возможность существования вопреки интересам империализма. Т.е. в случае победы Гитлера – СССР был бы подчинен глобальным интересам, а сам Гитлер уже был бы излишен. Похоронить режим Гитлера – легко. Он зависимый, а поэтому прекращение финансовых и технологический вливаний – это кризис, а затем и скорая смерть. СССР же мог существовать без этого, и именно данный фактор пугал больше всего.

Не удивительно поэтому, что империалистические страны после победы не так уж ликовали. На публике господин Черчилль расхваливал Сталина, а на деле готовил операцию по ликвидации СССР. Ведь Гитлер не сумел реализовать этого. Поэтому был создан набросок Операции «Немыслимое». Черчилль говорил:

«Уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение отношений между коммунистической Россией и западными демократиями. Они потеряли своего общего врага, война против которого была почти единственным звеном, связывавшим их союз. Отныне русский империализм и коммунистическая доктрина не видели и не ставили предела своему продвижению и стремлению к окончательному господству»

 

Хотя на деле, конечно, речь шла о господстве совершенно иной доктрины. Тем более что это было во время вопросов о «дележке», и каждая страна хотела себе взять как можно больше. А в грезах была и ликвидация СССР. Однако данный план войны казался сомнительным, поскольку силы у СССР, несмотря ни на что, еще были. Важно отметить, что в плане особое внимание уделялось Польше. Однако на деле речь шла о СССР вообще. В частности, в плане есть строчки:

«из этого вовсе не следует, что степень нашего вовлечения (в конфликт) непременно будет огра­ниченной».

Более точно в плане было указано:

«если они (русские) хотят тотальной войны, то они её получат»

Однако план не поддержали военные британского объединенного комитета начальников штабов, и дали четкое заключение, что война может только лишь усугубить положение в мире. Черчиллю пришлось смириться с этим фактом.

К слову, в СССР о плане было известно, поскольку хорошо работали разведчики. А поэтому на этот раз уже были готовы к возможному нападению.

Следующий правительственный кабинет Великобритании отказался от планов Черчилля. В итоге мировая элита нашла выход - компромисс. Повсеместно во многих странах начала осуществляться социальная программа, даже национализация, лишь бы избежать возможности коммунистической революции. В те годы и появляется «Американская мечта», массовая застройка Европы больницами, школами и социальной инфраструктуры. После ликвидации СССР, впрочем, от всего этого потихоньку начали отказываться, хотя продолжают оглядываться назад.

Но вернемся к теме Гитлера. Субъективизм заключался во всем. Уже почти перед смертью он сказал:

«Если война будет проиграна, погибнет и народ. Эта судьба неотвратима… Наша нация оказалась более слабой. Поэтому будущее принадлежит более сильному восточному народу. После войны все равно останутся одни лишь неполноценные, ибо лучшие погибли»

Важно отметить, что он настаивал на совершенно бесполезном сопротивлении, на безрассудной атаке, которая только погубила еще больше жизней. Приказы о разрушении инфраструктуры еще больше подтвердили, насколько этот человек был «патриотом» и «любил немецкий народ».

Понятно, что он многое понимал, что уже не руководствовался теми иллюзиями, что присутствовали в его мировоззрении тогда, когда он шел воевать в первой мировой. Гитлер очень конкретно выполнял свою роль. Понятно, что такие люди возможны только в случае кризиса и социальных потрясений. Такое можно было наблюдать в латинской Америке прошлого года, и в некоторых других странах, где нечто вроде Гитлера восседало именно тогда, когда была «красная угроза». После выполнения своей задачи – эти люди, как правило, становились ненужными.

Поэтому думать, что здесь была вообще какая-то идеология – наивно. Игра на страхе обывателя, использование предрассудков в такие годы – это, наверное, лучший вариант для выхода из «кризиса», когда выхода никакого и нет. Ведь Гитлер никогда, в сущности, не выходил за дозволенные рамки. У него была цель, и он ее последовательно осуществлял. В противном случае, для чего он нужен? Практически все подобные деятели XX века прямо связанны с властью и с военными, и это не случайность. Если кто-то «зазнается», то его быстренько заменят.

Непонимание заключается в том, что в Гитлере просто не видят типичного представителя капиталистического мира. Хотя, как себя ведут «передовые» страны, когда им что-то угрожает? Какие меры предпринимают, как устраняют своих оппонентов? Ни о какой демократии тогда речи не идет. Равно как ее нет и тогда, когда люди в большинстве своем выбор делают «неправильный». У глобального бизнеса свое понимание свободы. И поэтому в ходе неизбежных потрясений в будущем, новые Гитлеры, к сожалению, возможны.