Месть как объект внешней политики

Лавров, внешняя политикаЗабавно, но главный фактор внешней политики российской федерации – это мелкая месть. Причем, как правило, эта месть наступает вследствие вполне здравой реакции на определенные поступки.

Например, убийство Магнитского в тюрьме повлекло за собой санкции со стороны правительства США и Европы в отношении убийц, а также людей, возможно причастных к этому делу. Ответ: запретить усыновлять сирот (по факту, тем самым, убить некоторых сирот).

Фактически это означает, что даже если будут санкции в отношении преступников, то мстить правительство будет, но очень мелко.

Конфликт с Грузией? Не возим Боржоми. С Украиной? Ввоз сала с Украины в страну закрыт.

Теперь Голландия…

Какой-то пьяный чиновник в гостинице получил по шапке за свое поведение (МИД Нидерландов подтверждается правомочность действий органов), но затем был отпущен. После этого Россия хочет запретить ввоз какого-то там сыра…

А Жириновский грозился разбить окна в посольстве.

А суть дела такова: семейство посла (двое детей, жена и он сам) жили в гостинице. Незадолго до происшествия жена посла попала в ДТП, будучи пьяной. В гостинице остался отец и двое детей. Соседи услышали, что отец был в состоянии алкогольного опьянения, а дети очень маленькие (4 и 2 года), поэтому, естественно испугались за них (если в России это «норма», то в Европе нет), вызвали полицию, которая скрутила отца. Ведь в действительности такой человек может представлять опасность, поэтому ничего необычного или нелогичного в их действиях не было.

Не понятно, из-за чего возмущения? Неужели те депутаты, которые жаловались, оставили бы своих малолетних детей с опьяневшим чиновником?

Интересно, а что будет, если, например, в Норвегии какой-нибудь россиянин совершит кражу, и его посадят на пару лет? Запретят какие-нибудь консервы?

Формула: свое не пахнет не совсем подходит для внешней политики какой бы то ни было страны.