Особая роль православного культа

x 72543ty4y43ycda7eУчастники проправительственного молодежного форума "Селигер-2014" заявили, что будут продвигать идею закрепления в конституции РФ «особой роли православия». Стоит отметить, что подобная инициатива ранее выдвигалась Музинулой, но была провалена.

Примечательно, что даже Медведев, который неоднократно продвигал клерикальные законы в пользу РПЦ (например, о передаче религиозных объектов), заявил:

"Установление каких-либо специальных преференций недопустимо. В соответствии с нормами Конституции у нас провозглашена свобода совести. Каждый выбирает себе церковь по своим ощущениям или говорит, что он является атеистом"

Более того, менять преамбулу конституции достаточно сложно, и стоит ли оно того, когда речь идет о каком-то культе, причем в светском государстве, где, очевидно, религия должна быть частным делом. Иначе можно «закрепить» иные особенности, которые не совсем красят российских граждан, но являются все же достаточно распространенными.

По большому счету закрепление «особой роли» в конституции – это особые преференции. А пропаганда религиозного культа, очевидно, должна иметь свои рамки, иначе было бы проще назвать православие государственной религией и субсидировать все это дело так же, как в Российской империи.

Участники молодежного форума, которые заняли место Музилиной, заявляют, что:

"Одними из главных источников права в государстве являются народные обычаи и традиции, поэтому необходимо закрепить в преамбуле Основного закона страны роль православия"

Важно сказать, что ни народные обычаи, ни традиции, ни дикий религиозный культ не являются источником права в Российском государстве. По большому счету главный источник права – международное право, которое является источник в большей части государств, причем даже там, где фактически это право попросту не работает. Обусловлено это, очевидно, мировой экономической системой, которая заставляет взаимодействовать все государства и подстраиваться под эти законы. Можно добавить лишь незначительные корректировки.

Участники Селигера могут для интереса сравнить древние традиции, обычаи и религиозный культ, например с конституцией. Право напрямую связано с социально-экономической системой общества, и поэтому оно в целом рационально, чего не скажешь о мнимых «источниках». Традиции, обычаи, равно как и дикие религиозные установки (актуальные для рабовладельческого общества), совсем не вписаны в основной закон РФ. Ранее, впрочем, православие имело место в законах Российской империи. Характерные примеры из уложений:

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

Т.е. понятно, что православие может предложить только ненависть по отношению к конкурентам, монополизм и безудержную поддержку нынешних властей. Оно в то же время никак не может «положительно» изменить общество, поскольку наибольший авторитет православие имеет только тогда, когда даже за малейшую критику культа любого человека ждет серьезное наказание.

Нужно ли подобное наследие светскому обществу? В этом можно усомниться, тем более что все знают, чем завершилась эта православная империя, когда практически все жители империи – за редким исключением – должны были отправлять православный культ. Т.е. попам не приходилось себя особо утруждать пропагандой культа, дискуссиями с оппонентами и т.д. Они могли говорить все, что придет им в голову и получать за это официальную плату от правительстве. Начиная с Петра, попы были вписаны в вертикаль власти и фактически работали в интересах государства.

В общем, речь идет о некоем репрессивном органе, которой «обосновывал» существование определенных – часто архаических даже для своего времени – экономических отношений в обществе. Причем это был лишь один из идеологических отделов, поскольку полностью на него никогда не полагались. Ни один бунт в истории Российской империи не был подавлен при помощи поповской демагогии, всегда в итоге приходилось подключать карательное войско, так что в эффективности работы можно усомниться.

С таким же успехом, в общем, можно любые архаичные диковины объявлять «духовной скрепой». Конечно, нельзя не отметить, что определенная роль в обществе, конечно, была. Но назвать все это неким «фундаментом» не стоит. Ведь речь идет просто о людях, которые надевают странные одеяния и пересказывают старинные мифы из древнееврейской мифологии. Ценности и пользы тут не больше, чем от сторонников какого-нибудь культа говорящего дерева или животного.

На примере взаимоотношений с золотой ордой суть культа можно прекрасно продемонстрировать:

«Ярлыками утверждались следующие льготы для духовенства: во-первых, русская вера ограждалась от всяких хулений и оскорблений со стороны кого бы то ни было, строго запрещалось хищение и повреждение принадлежностей внешнего богослужения; во-вторых, духовенство освобождалось от даней, всяких пошлин и всяких повинностей; в-третьих, все церковные недвижимые имения признавались неприкосновенными, и церковные слуги, т. е. рабы и холопы, объявлялись свободными от каких бы то ни было общественных работ» (Звонарь, 1907, № 8).


«В татарский, или монгольский, период, независимое положение церкви нашей упрочилось благодаря покровительству татарских ханов Золотой Орды. В этот период времени церковь наша получает от ханов особые привилегии, благодаря которым духовенство благоденствует и становится крупной капиталистической величиной» (Странник, 1912, № 8)

Стоит сказать, что татары не были сторонниками православия и близко, но они считали, что это инструмент, который можно использовать. Поэтому в церквях организовывали «молебны», проводили беседы с населением о том, что иго от бога, что необходимо повиноваться всяческой власти, и в целом попы обслуживали интересы захватчиков даже в большей мере, чем интересы князей и другой высшей знати на Руси. Именно поэтому их полностью освободили от уплаты налогов. Не исключено, что даже помогали деньги на «строительство храмов». Но, конечно, они тоже сильно переоценивали авторитет церкви. А когда иго дало слабину (преимущественно из-за внутренних конфликтов) и началась раздробленность, то церковники только тогда, когда стало очевидно, отвернулись от своих прошлых покровителей.

Они также обслуживали и интересы поляков, и интересы французов, и интересы немцев тогда, когда те контролировали определенные территории, заявляя, что могут заставить народ подчиниться новым хозяевам, хотя в действительности особой необходимости в этом и не было, но услугами пользовались – в особенности нацисты.

Прекрасный образчик роли религии:

«Для того чтобы удалить из сердца пролетария недовольство и отчаяние, нужно указать ему за мрачными тучами скорбей и бедности, которые его окружают, лазурное небо вечных наслаждений в обителях отца небесного, которое открывает религия. Отнимите у пролетария религию, и вы напрасно будете убеждать его быть скромным и уважать права другого: он, может быть, будет молчать до поры до времени, но при удобном случае разорвет свои цепи» (Православный собеседник, 1909, т. II).

А вот это и есть сущность религии, которую признавал и Наполеон:

«Я вижу в религии не столько таинство воплощения, сколько таинство общественного строя. Она вносит в мысль о рае идею равенства, которая спасает богатых от резни со стороны бедных»

И если уж на то пошло, то прав был Энгельс, когда говорил, что в целом:

«Всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,— отражением, в котором земные силы принимают форму неземных»

Что подтверждается историей религии в целом.

И теперь, конечно, хотелось бы подумать, а стоит ли все это того, чтобы вписывать в конституцию «особую роль»? Есть некий орган, который готов служить «кому угодно», перестраиваться под любые порядки и обычаи – лишь бы платили деньги. Т.е. мы говорим о людях, которые наживаются на предрассудках, страхе и мнимом «авторитете», если речь идет о государстве, которое заинтересовано в подобных услугах. О людях беспринципных, которые по большому счету не принесли ничего положительного государству и обществу, занимаясь обыкновенным паразитизмом. Увековечение особой роли подобной организации – явный признак того, что государству не найти «лучшей» идеологии для масс.