hfdhfdh4sy4sysРелигия в современном обществе (речь идет не обо всех странах мира, а исключительно о тех, где развита инфраструктура, наука и образование, т.е. не учитываются отсталые страны) представляет по большому счету исключительно придаток к идеологии государства, рассчитанный на то, чтобы «заморозить» нынешнее положение, что вполне обыкновенно для любого государства, где отдельные лица «удобно устроились».

Однако совершенно очевидно, что движение духовных скреп часто спотыкается о современность, и поэтому приходится подстраиваться под ситуацию. Т.е. религиозные деятели стараются в большей мере появляться именно в общественном пространстве и сохранить религиозный культ.

И для этого им приходится не рассказывать о религии, а лишь поддерживать мейнстрим. Т.е., например, фразы главы государства или же просто популярных политиков повторяют церковники, но в то же время добавляют о «божественной воле». В буквальном смысле они не ссылаются уже на сверхъестественное так часто, как это было ранее, причем ранее, что важно, как правило, они могли говорить все, что угодно, и толпа это воспринимала лишь постольку, поскольку любые измышления религиозников считались догмой в рамках государственной политики. Т.е. религия опиралась на аппарат насилия, и поэтому темы, на которые можно было говорить, не ограничивались исключительно политической пропагандой.

Совершенно очевидно, что чем страна более развита, тем влияние религии становится все менее значительным. Так, например, следует обратить внимание на ситуацию в США. Где значительное число людей не только отказываются от религиозной веры, но также формируют атеистическое движение, которое на самом деле наиболее сильное во всем мире. Несмотря на то, что ранее заявляли о том, что якобы США – это исключение из правила.

Наиболее серьезное влияние религия оказывает на отсталые страны, где, собственно, до сих пор имеют место религиозные войны, рабство и иные пережитки. Сказать, что они будут исправлены в одночасье, конечно, нельзя, однако в целом развитие все же сказывается и на отсталых странах, где, хоть и частично, но тоже имеет место прогресс (пускай и исключительно технический). Сегодня мало стран, которые все-таки держатся исключительно на невежестве. Взять тот же Иран. Формально там сплошное невежество, но фактически там значительное влияние есть у технократов, профессоров и военных, поскольку аллах им в противостоянии не поможет, и поэтому можно говорить в целом о падении абсолютного влияния религии. Тем более что сегодня во главе государства находится президент «умеренный», который называет себя «исламским демократом», что очень злит фундаменталистов.

Получается, что начинается разделение, как и в средние века, на религию большинства и религию элиты, впоследствии элита может вовсе отказаться от религии, что закономерно. И в ходе развития должен повышаться образовательный уровень, а соответственно снижение влияния религии. И в таком случае среди элиты формальная приверженность к религии в основном поддерживается исключительно на штыках. Т.е., например, в исламских странах есть много образованных людей, даже реальных ученых, но они не могут формально отказаться от ислама (шиитского или суннитского толка), поскольку это грозит смертью. Причем они не только не могут объявить, что атеисты, но также не могут просто перейти от одного культа к другому. Поэтому, к сожалению, в полной мере этот фактор сложно изучить в исламских странах. Но противоречие тут налицо, и дело не только в религии, так что со временем возможны перемены, которые будут обусловлены потребностями экономики.

Но в любом случае совершенно понятно, что в целом религия, какой бы она не была, не может дать человеку никаких знаний и не может никак повлиять на какой-либо объективный процесс без помощи аппарата насилия (или специфических «законов») отдельного государства.

Совершенно очевидно, что ранее религия прекрасно работала на службе любого государства, причем, что важно, сюда также относятся и языческие культы. Однако с каждым новым переломом работа получается все сложнее, ведь, например, та же библия фактически отражает рабовладельческие порядки, где есть правила о том, что раб должен повиноваться господину своему, причем даже несмотря на то, что господин может быть жестоким и несправедливым. Причем конкретно это «наставление» касается не только ветхого завета, но и нового, что важно добавить. Именно поэтому, как только общество перестало быть рабовладельческим, то в библии тут же появляются моменты, которые «на самом деле» можно использовать как «метафору». С развитием естественнонаучных знаний этих «метафор» становится все больше и больше. Примечательно, что очевидные научные факты, как теория эволюции или же гелиоцентрическая система, были признаны Ватиканом только лишь в начале и середине 90-х годов XX века. А признавая эти теории, естественно, священники должны, по крайней мере, отказаться от мифа об Адаме и Еве, а также о нелепых бреднях об Иисусе Навине, который «остановил солнце».

По большому счету ранее религией было пропитано буквально все: часто не только гуманитарные науки, но и естественнонаучные. Сегодня же, что радует, качественное образование последовательно исключило религиозную мифологию из своей системы, и без нее все работает лучше. Ведь религия – это не особые знания, а отсутствие элементарных. Очень просто назвать любое событие «волей божьей», равно как и любой сложный вопрос или загадку, вместо того чтобы разобраться. Лучший исторический пример – это диалог Наполеона и гениального ученого Лапласа:

— Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о его Творце!
— Сир, я не нуждался в этой гипотезе.

Что же остается у религии сегодня? На этот вопрос хорошо ответил известный немецкий социолог Теодор Адорно, причем когда он писал это, влияние религии в западном мире было куда более значительно, чем сегодня:

«Оценивая влияние таких религиозных элементов на возникновение или, напротив, на запрет предрассудков, следует принимать во внимание положение христианства в современный период: ему угрожает «индифферентность» (равнодушие), которое зачастую практически полностью обессмысливает его. Процесс просвещения и успехи естественных наук очень глубоко коснулись христианской религии; «магические» элементы христианства и христианская вера в библейские истории как в реальные факты были поколеблены самым серьезным образом. Но это все же не означает конца христианской религии. Отступив в своих важнейших притязаниях, она сохранила по крайней мере часть своих социальных функций, приобретенных в течение веков, и тем самым достаточно сильно нейтрализовалась. Внешняя оболочка христианского учения, прежде всего его социальный авторитет и некоторые другие содержательные элементы, остались в прежнем виде и используются случайным образом как «культурное достояние», например, патриотизм или традиционное искусство» (Теодор Адорно. Исследование авторитарной личности).

Т.е. остался лишь «рычаг», как и в случае с «патриотизмом», что прекрасно можно использовать в странах периферии или полупериферии, где, собственно, поддерживается не модель развития, а модель сырьевого придатка для стран центра. Однако даже в таком случае политическим силам приходится иногда идти на уступки, в особенности если речь идет о стране, которая богата природными ресурсами, и поэтому не исключен подход «медленного угасания». Т.е. власть может поддерживать модель общества потребления, но в целом способствовать увеличению роли религии, а также снижению роли образования и науки (фактически разрушая массовое образование), что происходит в России. Ведь храмы строят активно при поддержке властей, а школы практически не строят. Реформа РАН – разрушение науки. Характерный пример, в 1991 году было 68110 школ, а в 2013 уже 45031. А вот церквей в 1991 году было лишь 7500, тогда как в 2013 году их уже 32500. Хотя формально государство светское и социальное, а не религиозное.

И в данном случае религиозный фактор, который уже имеет мало влияния, будет просто плестись за общей политикой. В России эта тактика используется постольку, поскольку других вариантов, очевидно, не видят. Власти, которые готовы тратить колоссальные средства на движения вроде «Наши», а также на разного рода «молодежные лагеря», конечно, готовы также хорошенько потратиться и на религию. От религии (и остальных «спасительных мер») требуется просто «сдерживание» социального фактора.

Однако поддерживается религия лишь при помощи государства. Стоит обратить внимание на самые нерелигиозные страны мира, например Швецию, где поддержку религии оказывать перестали, и попам пришлось попросту продавать свои здания и часто покидать родину, дабы приехать туда, где все еще возможно заработать на шарлатанстве. Вероятно, наиболее развитые страны просто поняли, что если есть возможность поддержать некую социальную стабильность тем или иным способом, то в таком случае религиозное «влияние», которое, к слову, полностью обеспечивает именно государство, на самом деле не нужно – оно слишком затратно.

Другое дело в том, а пойдут ли по этому пути менее развитые государства? Не исключено, что в перспективе исторической это возможно, и в таком случае религия окончательно потеряет свои позиции, но в то же время все равно будет иметь некую поддержку.

Если же говорить о борьбе с религией, то стоит процитировать Энгельса:

«С такой религией как христианство нельзя покончить только с помощью насмешек и нападок. Она должна быть также преодолена научно, то есть объяснена исторически, а с этой задачей не в состоянии справиться даже естествознание»

Очевидно, что тут также необходимым фактором является качественное образование. И если исторический метод в действительности затронет конкретную религию, используя все источники, то любой образованный и здравомыслящий человек вряд ли в таком случае сможет и дальше отстаивать идеи христианства искренне, поскольку этот культ создан человеком на основе прошлых культов и предрассудков. Это отдельная тема, однако стоит вспомнить некоторые распространенные культы в римской империи, философа Филона Александрийского и Сенеку, а также иудейскую секту «Эссенов», «Кумранские рукописи» и т.д., чтобы понимать происхождение христианской секты, т.е. исключить «божественное» и «неисторическое» происхождение.

   

АПА1