Подработка для сектоведов

dsgs4s4gsghsСектоведение – интересное явление. Это люди, которые заявляют, что занимаются исследованием сект. Но по факту, конечно, это просто представители православного культа, которые ненавидят «проклятых сектантов» и требуют их запретить.

Т.е. очевидно, что никакого «ведения» там нет. Интересно, но правительство по факту продвигает организацию сектоведов – «Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского».

Собственно сегодня ее лидера Дворкина считают за «эксперта» в вопросах, которые касаются религии. Хотя, что важно отметить, этот человек вообще не компетентен в данном вопросе. Дело в том, что формально по образованию он православный богослов, а не религиовед, т.е. беспристрастности, которая в данном деле просто необходима, от него ожидать не следует.

Видимо, просто и власти сами не заинтересованы в беспристрастности, они просто знают, какая религия «истинная», а какая – ложная. Именно поэтому Дворкин - эксперт при Минюсте РФ и глава религиоведческого совета.

Религиовед С. Б. Филатов заметил, что Дворкин лишь:

«шельмует без особого разбора религиозные меньшинства, обвиняет (или подозревает их) в самых невероятных преступлениях, призывает власти покончить с религиозной свободой»

Собственно, на этом его многолетняя деятельность и заканчивается. В цивилизованной стране это был бы просто сумасшедший с плакатом, требующий запретить все и вся, а в России такие персоны становятся экспертами.

Впрочем, денег мало не бывает, именно поэтому у т.н. центра религиоведческих исследований есть дополнительная подработка. Об этом сообщила Предпринимательница Елена Брессем.

История такова: Брессем жила в Перми с мужем и с детьми. Затем с мужем она развелась, дети достались ей, затем она переехала жить в Москву и вновь вышла замуж. Ну а бывший муж решил забрать детей, но какие же аргументы в данном случае можно использовать? Рациональные – сложно, поскольку дети живут хорошо и сами захотели жить с матерью.

В общем, муж решил обратиться в центр господина Дворкина. Ведь невежественный человек, который в действительности не имеет никакой компетенции, но высоко ценится чиновническим кланом, будет на суде считаться тоже значимой фигурой.

В общем, на суде присутствовали даже не представители центра Дворкина, а лично он. Он заявил, что предпринимательница Брессем – сектантка, и именно поэтому у нее необходимо забрать детей. Сектантство заключалось в том, что среди партнеров по бизнесу была компания «Гербалайф». Дворкин заявил, что «Гербалайф» - вредная и тоталитарная секта, и что детям лучше жить с отцом.

Что такое «Гербалайф»? Из википедии:

«международная компания прямых продаж. Компания продаёт разнообразные товары для сбалансированного питания, контроля веса и ухода за внешностью»

Видимо, Дворкин с таким же успехом мог бы назвать работника какого-нибудь «Макдоналдса» сектантом. С другой стороны, они видимо не понимают, что значит «независимый партнер», это вовсе не означает, что Брессем активистка этого самого «Гербалайфа», она, видимо, просто пользуется услугами продажников оттуда, и не более того.

На суде в качестве доказательства Дворкин использовал некий документ, где были печати православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, т.е. в деле замешана и РПЦ. В документе было указано, что Брессем состоит в тоталитарной секте. Суд счел данное доказательство достаточно серьезным. Ведь зачем православному университету лгать? Не важно, что к данной предпринимательнице он никакого отношения не имеет. С таким же успехом можно было бы написать, что эта женщина – ведьма. Кстати, Дворкин работает в православном Свято-Тихоновского гуманитарном университете. Случайное совпадение.

Ну а потом сам Дворкин даже выступил в качестве свидетеля, заявляя, что Брессем, несомненно, сектантка и она опасна для детей. Собственно, Дворкин с ней вообще никогда в жизни даже не встречался. Просто он был сильно заинтересован в том, чтобы муж вернул себе детей.

Позже мать отметила, что в деле были еще интересные подробности. Так, например, адвокат мужа Александр Корелов – член центра Дворкина. Именно он, скорее всего, предложил использовать российского сектоведа в суде, что, конечно, некорректно.

Елена Брессем решила, что все дело в обычной заказухе, и поэтому сама все проверила:

«Чтобы проверить это я позвонила в Центр и рассказала, что у меня якобы проблемы с мужем, который работает в «Амвей». Мне сразу описали примерный сценарий: можно их нанять, они приедут, расскажут, как действовать, состряпают документы, выступят на суде свидетелями — все это за определенную плату»

Стоит сказать, что данный центр уже неоднократно участвует в судебных разбирательствах, хотя, что важно отметить, Дворкин не больший эксперт, чем, скажем, какой-нибудь сумасшедший, который считает, что является китайским императором. Дворкин – адепт православного культа, который ненавидит всех остальных и демонстрирует это открыто. Какой же он эксперт? Но это не мешает ему выступать в суде как эксперту. Сегодня он представляет интересы отца детей, вчера он представлял бизнес-интересы компаний, обвиняя конкурентов в сектантстве. Все просто – деньги не пахнут.

В общем, религиоведение в России превращается в лоббизм либо религиозных культов, либо за дополнительную мзду даже какого-нибудь бизнес-проекта. Серьезные исследования - дело прошлого (или большая редкость, на которую никто не обратит внимания). И к сожалению, это общая тенденция, характерная не только для деятелей вроде Дворкина. Многие религиоведы, даже компетентные, часто отстаивают «истинность» какого-либо религиозного культа или защищают в судах мормонов, саентологов и проч., а не занимаются настоящими исследованиями, т.к., видимо, это просто не приносит денег.