Финансовая отчетность религиозных организаций

502273810a4e8086dDSGDSGc0787e4668Совершенно очевидно, что для организованных группировок мошенников совершенно невыгодно, если их обяжут предоставлять полную финансовую отчетность государственным органам, в особенности это касается, конечно, самых богатых представителей культа. Несложно догадаться, о коем идет речь в данном случае.

Удивительно, но российские чиновники в данный момент в действительности рассматривают поправки в закон «О свободе совести», дабы обязать религиозные организации предоставлять полные отчеты. Особенно чиновников интересуют зарубежные источники финансирования.

Изначально, конечно, планируют ударить по т.н. сектантам, однако ведь и «традиционным» религиям тоже достанется, поскольку у РПЦ, что совершенно очевидно, есть очень много интересных подробностей (либо же не будет вовсе). Кто ж знает, может, чиновники решат, что «традиционные религии» не обязаны предоставлять подобные отчеты?

Инициативу уже комментируют. Тот же Кураев отметил:

«Я очень надеюсь, что эти поправки скажутся в лучшую сторону на деятельности РПЦ: меньше будет серой бухгалтерии и священник будет иметь право в ответ на слова епископа: «Дай мне еще денежек на неожиданную покупку или по поводу моего дня рождения или дня ангела» сказать: «Моя бухгалтерия открыта, и там нет такой статьи — на подарок архиерею». Для меня как для церковного работника прозрачность духовной кассы полезна и потому, что может быть гарантией честных отчислений в Пенсионный фонд»

Скорее наивно, чем правда, но все же интересно, чем в итоге все завершится. Ведь может быть и то, что чиновники в итоге просто откажутся от этой идеи.

Анатолий Пчелинцев, главный редактор журнала «Религия и право», считает, что инициатива может положительно повлиять:

«На мой взгляд, очень хорошо было бы выявить крупных спонсоров религиозных объединений в самой России, ведь сейчас финансовая деятельность крупнейших из них является тайной за семью печатями. Известно только, что в нее вовлечены бизнес-структуры, а сами объединения верующих зачастую выступают совладельцами крупного бизнеса. Такие вещи абсолютно непрозрачны. Убежден, их и не должно быть. По моему мнению, религиозные объединения должны быть отрезаны от коммерческой деятельности — и существовать исключительно за счет пожертвований. Их вовлечение в коммерческую деятельность приводит к тому, что они не выполняют свою миссию и де-факто становятся бизнес-структурами. Что вызывает много вопросов и недоразумений»

В общем, основные комментарии, конечно, говорят о том, что многие эксперты на самом деле достаточно наивные люди, которые считают, что бизнес из-за какого-то закона попросту остановится и церковь «очиститься».

Немного подробнее об инициативе рассказал Андрей Себенцов, директор Московского центра образовательного права:

«По моему мнению, у общественных и религиозных объединений не должно быть права на коммерческую тайну. Они должны заниматься только такой коммерческой деятельностью, которая соответствует их основным функциям. Что касается рассматриваемых поправок в закон, то предыстория этой инициативы такова: президент дал поручение Министерству юстиции усилить контроль за экстремизмом различного рода, и особенно над религиозным. Это поручение я считаю невыполнимым, поскольку оно носит чрезмерно широкий характер, выходящий за пределы компетенции одного только Минюста»

То религия «укрепляет» нацию, то президенту нужно «особое внимание», поскольку эти самые представители «мирных религий» чаще всего связаны с экстремистской деятельностью, и в целом представляют опасность, т.е. само по себе возрождение религии не такое уж и благо. Но президента это не остановит, он же у нас разумный. Нужно добиваться усиления роли РПЦ, дабы появились свои, православные, экстремисты. Вот же весело-то будет, сколько работы для Минюста!

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий, решил высказаться о деятельности РПЦ в целом:

«Большое значение имеет то, пойдет ли речь о разглашении внешних поступлений на счета РПЦ или раскрытии ее российских спонсоров. Если от РПЦ потребуют раскрыть внутренние источники финансирования, то эта необходимость совсем не обрадует Церковь. В России мы привыкли быть закрытыми, у нас считается, что о деньгах не надо говорить прилюдно. Эта теневая система идет с советского времени, когда официально церковные организации разорились бы, если бы действовали только официальными средствами, поскольку практиковалось непропорциональное, совершенно дискриминационное налогообложение. Естественно, что при этом существовала очень серьезная закрытая теневая часть церковной кассы, которая позволяла, например, проводить ремонт храмов, что было бы совершенно невозможно, будь бюджеты полностью прозрачны для советской власти»

На самом деле подобные «эксцессы» были и в период царизма. Это обычная тактика церковников, которая не зависит от режима. И совершенно ясно, что скрывали они отчетность не для того, чтобы ремонтировать храмы.

Далее Макаркин отмечает:

«Но вот что занятно: время прошло, ситуация в стране совершенно иная, но традиция финансовой закрытости осталась неизменной. Более того, неафишируемые бюджеты заметно выросли в размерах. Стало ясно, что они удобны, потому что финансовый контроль над ними очень слабый»

По факту никакого контроля нет. Есть формальная отчетность епархии, где указывается, как правило, нулевой доход и иногда огромные расходы.

В общем, в действительности достаточно интересно, чем все это закончится, поскольку если РПЦ обяжут предоставлять полные отчеты, то в таком случае можно будет узнать много нового, т.к., очевидно, что большая часть источников доходов попросту скрывается от общественности. И вряд ли основные доходы церкви – это только продажа икон или свечек.