Чаплин призвал мусульман защищать «традиционные ценности»

gbfjh4yh4hsds43g4g4На Х международном мусульманском форуме в Москве выступил известный представитель РПЦ Всеводол Чаплин. Стоит помнить, что он глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, т.е. фактически он выражает именно позицию верхушки РПЦ, а не личную точку зрения, как ошибочно считают отдельные верующие.

Ясно, что Чаплин был максимально корректным, хотя еще летом он высказывался на молодежном форум «Селигер-2014»:

«Особая миссия заключается в следовании православной вере, поскольку она представляет собой единственный правильный путь к Богу. Неверно утверждать, будто все веры равноправны: одни, например,  изображают бога животным, другие поклоняются бесам. Нет и не может быть многих правильных путей к Богу, путь один»

Фактически это означает, что православие – единственный путь к спасению. Спрашивается, о какой же тогда терпимости идет речь, когда все так принципиально? Да и мусульмане, очевидно, придерживаются аналогичной точки зрения.

Но Чаплин все же нашел точку соприкосновения. Это, конечно, т.н. традиционные ценности, т. е. различные запреты, штампы и табу. Яростная нетерпимость по отношению к другим взглядам, попытка давления на людей через государственные органы и т.д. и т.п. Видимо, это и есть традиционные ценности православного культа, которые работали в период Российской империи.

Чаплин сказал мусульманам: несмотря на то, что религии все-таки разные:

"наши мысли о состоянии общества, о перспективах его развития и о задачах верующих людей очень созвучны и во многом одинаковы".

Ну, ценность мусульман – законы шариата, а ценность православных – времена царизма, домострой и проч.

Им очень неприятно, что есть люди, которые не только думают иначе, но даже активно воплощают в жизнь свои взгляды, организуют «богопротивные» концерты, спектакли, конференции и т.д.

В общем, нужно вернуть общество в дикое состояние средневековья, тогда будет хорошо и мусульманам, и православным. В России ведь всегда отличались терпимостью по отношению к мусульманам, особенно в московском государстве, когда православный культ считался единственно верным и когда убивали его противников:

«…бусурмана Смирного сведал, что он убусурманился, повелел ему дать разные муки, а напоследок же его окаянного велел обдать нефтью и повелел зажечь» (Полное собрание русских летописей. Т. 14. — С. 9)

Чаплин добавил, что он против концепции, где есть:

"поставление в центр всех ценностей и всего общественного уклада непреображенного грешного человека, человека, который руководствуется не высшими идеалами и ценностями, а низменными и часто порочными интересами"

И якобы борьба с этим «несомненным злом» должна объединить православных и мусульман.

Собственно, из этого выходит, что высшие ценности и идеалы – слепая вера в какие-то древние сказки. Совершенно очевидно, что есть плохие люди в любом обществе, однако вера в невидимого друга, говорящую змею и проч. вряд ли сделает их хорошими. Религиозные общества современности, где более 90% населения верующие (вроде Пакистана) не являются примером для подражания.

И, несмотря на уже пройденный эксперимент государственного православия, церковники все же настаивают на том, что если будет репрессивная государственная религия, то все будет просто отлично. Важно лишь напомнить, что установленный православный культ вовсе не противоречил тому, чтобы торговать людьми как скотом или проигрывать их в карты. Это же относится и к другим традиционным религиям. Ценности удивительным образом подстраиваются под время, что, очевидно, не очень нравится представителям культа.

Еще Чаплин заявил, что, оказывается, оппоненты православия давно уже проиграли «идейный спор»:

"Проиграв идейный спор, наши оппоненты, возможно, попытаются устроить войну между нами, между православными и мусульманами, или войну в нашей среде - между христианами и христианами, между мусульманами и мусульманами. Может быть, нас попытаются подчинить через политическое, экономическое, информационное и пропагандистское давление. Нам нужно быть в этих условиях особенно мудрыми и особенно бережно относиться друг к другу"

Стоит лишь напомнить о том, что в одной передаче связались по телефону с Александром Невзоровым, а Чаплин тут же убежал из студии, заявляя, что тот «бесноватый».

Очевидно, что это было связано с прошлым общением Невзорова и Чаплина. Невзоров оказался бесноватым потому, что предложил представителям РПЦ платить налоги. Поэтому, о каком идейном споре идет речь, сказать трудно. Дело в том, что идеал как РПЦ, так и представителей исламского культа – заткнуть оппонентов. Они считают, что если убьют или посадят противника, то это победа в идейном споре. Свои же идейные споры они решают аналогичным образом.

И это тоже, так сказать, традиционная ценность. Тем более что межрелигиозные конфликты, как правило, устраивают как раз именно сами представители культа. Сомнительно, что какие-нибудь представители светских организаций сумеют «разжечь ненависть» между исламистами и христианами где-нибудь, скажем, в Ираке. Такое вряд ли вообще было в истории. Просто представителям культа нравится теория заговора.

Ведь понятно, что если православный культ займет такие же позиции, как, например, исламский, в странах, где ислам является государственной религией, то давление тут же начнется на ислам. Когда же они расправятся со всеми видимыми оппонентами, то у них начнутся споры в своей среде, что тоже совершенно обычно для представителей традиционных религий.

А вот и идеал Чаплина:

«это главенство вечных и неизменных нравственных ценностей, данных вечным и неизменным Богом, приоритет духовного над материальным»

Стоит лишь напомнить, что абсолютно все представители культа говорят о ценностях, но не перечисляют эти самые ценности. Т.е. это рассчитано на то, что человек сам их определит, мол «за все хорошее, против всего плохого».                            

Но ведь совершенно ясно, что на самом деле суть заключается в расширении прав служителей культа, чтобы государство вновь им платило зарплату, чтобы была государственная религия, чтобы людям промывали мозги более активно, дабы пополнялись ряды покупателей свечек и т.д. и т.п. Это в действительности единственная ценность, характерная для служителей культа, потому что это соответствует только их интересам. Ведь когда он говорит о «главенстве», то всегда подразумевает главенство именно православия, и он вряд ли бы поддержал главенство какого-либо другого культа, где, несмотря ни на что, тоже есть свои представления о божестве и некие «вечные истины».