В Госдуме предложили объединить церковь с государством

patriii-pic4 dsdgzoom-1000x1000-79882Как известно, не так давно патриарх Кирилл впервые выступил в Госдуме. Там он рассказал о том, что бесплатные аборты необходимо запретить, что религиозные школы должны финансироваться так же, как и светские (хотя светские – государственные, а религиозные к государству не имеют никакого отношения), и что теология должна стать научной специальностью (что уже реализовано). Многие чиновники его поддержали. В частности, много раз поступало предложение – «объединить церковь и государство».

Ясно совершенно, что депутаты продемонстрировали полное невежество в плане законов. Они не только пустили на заседание какого-то попа, но и постоянно целовали ему руки. Даже складывалось такое ощущение, как будто они просто признали «главенство» патриарха.

Активнее всех за объединение церкви и государства выступал православный миллиардер Малофеев. Он спонсирует РПЦ уже долгие годы. И в данном случае самое интересное – проблемы с законом. Малофеев неоднократно подозревался в мошенничестве, и его активы в некоторых странах были заморожены за сомнительные сделки.

Но разве плохо немного переступать за рамки закона, если речь идет о человеке, который помогает строить торговую точку РПЦ? Вряд ли. Малофеев отметил:

«В Конституции ничего не сказано о русском народе и православии, и их особой роли. Появление такой статьи повлияло бы на дух всего российского права. Сейчас бы не ломались копья вокруг абортов, содомии, суррогатного материнства. Не знаешь, как квалифицировать – загляни в Евангелие. Это – не экзотика. Такие нормы есть в законодательстве Норвегии, Дании. Для исламских стран особая роль церкви – это то, что даже не обсуждается»

Конституция – основной закон государства. Очевидно, что там должны быть общегражданские законы, которые не разделяют, а объединяют граждан, поскольку каждому гражданину РФ в теории (глава 2, статья 19):

«Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности»

Собственно, если будет сказано о «русском народе» (именно в националистическом ключе) или о конкретном культе, то разве это можно будет считать чем-то объединяющим? Это фактически ставит выше одних граждан, что недопустимо в нынешних условиях. Да и никакой особой роли у православного культа нет. Это организация, которая исторически «надзирает» в роли помещиков или полицейских, и в целом занимается лишь поддержкой государства. С таким же успехом можно отметить в конституции особую роль любого исторического события (позитивного или негативного), а также отдельно, например, русскую литературу или еще чего. Так ее можно забить под завязку, однако не совсем понятно, для чего это вообще нужно.

В дальнейшем Малофеев уже совсем отходит от права в сторону мракобесия. Неужели современное общество должно опираться на непоследовательную (многие места часто противоречат друг другу) и рабовладельческую «мораль» евангелия? Более того, те вопросы, которые ставит Малофеев, вообще не разбирались в евангелии. Четкие правила были лишь в ветхом завете. Да и ввиду отсталости, конечно, о многих вопросах тогда просто не было известно. Знает ли об этом Малофеев? Где он найдет хоть что-нибудь в библии об абортах или суррогатном материнстве? Да и содомия в библии – вещь относительная. Например, ничего против педофилии в библии нет.

Еще Малофеев соврал про законодательства некоторых стран. В частности, религиозные нормы из законодательства Норвегии уже полностью вычистили. Возможно, он не в курсе, что в 2012 году церковь была окончательно отделена от государства. Более того, отдельные нормы, которые действительно можно было бы отнести к христианским (например, законы, связанные с богохульством) фактически не применяются уже с начала XX века. Т. е. некоторые древние законы остались на бумаге формально, но в целом они противоречат большинству современных законах, которые разрешают и критику религии, и запрещают любую дискриминацию.

Ну а про исламские страны, конечно, без комментариев. Во-первых, миллиардер путает церковь и мечеть, а во-вторых, конечно, исламские страны – вряд ли достойный пример для подражания. С таким же успехом можно сослаться, скажем, на Сомали. Смотрите, мол, как там все хорошо с религией. Есть десятки военных группировок, которые постоянно убивают друг друга за веру в истинного бога.

К Малофееву присоединился советник президента России Сергей Глазьев:

«В нашем законодательстве не записана ответственность государства за нравственность его решений, за уровень жизни населения страны. Государство сначала отделилось от церкви, а потом – от народа. Сейчас необходимо ввести субъект, который бы оценивал нравственную сторону власти, причем имел на это официальное право. Таким субъектом может быть только церковь, а такое право необходимо закрепить законом»

Возможно, этот советник не в курсе, что есть уголовный кодекс РФ? И почему это нравственность должна как-то оцениваться? Что нравственного в том, чтобы верить в говорящую змею или целовать руки попам? Нравственность - это вопрос мировоззрения. И государство, по идее, не должно лезть в такие дебри. Иначе опять же получится явное противоречие конституционным нормам.

Фактически Глазьев предлагает сделать из церкви нечто вроде государственного министерства по «нравственности». Однако на каком основании церковь будет оценивать нравственность государства? Очевидно, что в итоге наиболее нравственными будут те, кто дает больше денег церкви. Разве подобная оценка сможет стать хоть на йоту адекватной? Церковные награды получают финансовые мошенники, иногда даже бандиты, лишь за то, что помогают деньгами церкви. Однако эти награды не получают ученые или действительно достойные люди, которые совершили хороший поступок (поскольку единственный достойный поступок – дать попам денег или продвинуть их во власть). Так что сложно понять, как люди с такой «моралью» будут оценивать государство.

Чиновники привыкли заранее делать из церкви нечто «моральное». Однако в чем действительно заключается эта самая «мораль», они практически никогда не говорят. Любой человек, который бы реально жил по законам ветхого завета, скорее всего, уже находился бы в тюрьме, поскольку, очевидно, сегодня не особо принято убивать язычников, закидывать камнями «блудниц», торговать людьми или убивать всех, кто работает по субботам. А ведь церковники «вооружены» именно подобной «моралью».

К этому можно только добавить «мораль» т. н. святых, которые любили истязать свое тело, бессмысленно стоять на одной точке несколько лет (у камня, дерева или еще где), или же прикидываться сумасшедшими (бегать голыми, прикидываться животными). Среди святых таких полно.

Ах да, еще очень морально отказываться от любого сопротивления. Т. е. если человека угнетают, то это норма – воля божья. Если человек болеет – он должен терпеть (как учил Серафим Саровский), а не лечиться, как какой-нибудь еретик. Ну и конечно, любой нравственный человек должен полностью подчиняться церкви. Он должен регулярно посещать храм и покупать свечки, иначе он не попадет в рай. Главное – не сомневаться в религиозных догмах, не думать об этом с точки зрения разума, поскольку тут все исходит «от сердца», как любят говорить различные богословы и, кстати, мошенники, которые продают не свечки, а, скажем, какие-нибудь волчьи клыки.

Если это мораль, то в таком случае, вероятно, лучше от нее отказаться полностью, чем хоть немного следовать. Вряд ли человек, который искренне считает все это реальной «ценностью» станет достойным членом общества. Далеко ходить не надо – можно посмотреть на православных активистов (и на их аналоги в любых других странах мира). Это, как правило, злобные, нетерпимые и невежественные фанатики, для которых главная ценность – различные запреты. У дикарей были нелепые табу, вот и тут нечто подобное. Их останавливает только законодательство (хотя и не всегда). Стоит процитировать Леонида Симонович-Никшича, лидера православных хоругвеносцев, который получал официальные награды от РПЦ:

«Мы пока не можем, к сожалению, сжигать в открытую еретиков, но будем сжигать книги и кассеты с современной альбигойской ересью! Огонь очистит наше Отечество»

А ведь это и есть та самая мораль «истинной веры». Этот человек знает слово божье лучше, чем большинство тех, кто относит себя к православию.