fdhfdh6545uj65446i6iПатриарх в очередной раз высказался насчет т. н. христианских ценностей. Понятно, что и снова он не уточнил, что это такое, поскольку, видимо, проще, когда сторонник православного культа создает в своем воображении идеальную картинку и считает, что именно это и есть христианские ценности. Ведь ясно, что у «умеренного» сторонника одни ценности, у деятелей вроде Энтео – другие, у какой-нибудь старушки тоже своеобразные представления на этот счет.

Единственная же ценность для патриарха и подобных – покупательная способность прихожан, которые покупают различные вещи в церковных лавках для отправления культа. Сфера выгодная, раз только на свечках и иконах церковники зарабатывают несколько миллиардов рублей ежегодно.

Патриарх решил привязать несуществующие ценности к миропорядку:

"Невозможно перетягивать постоянно канат и добиваться преимуществ за счет умаления других стран, народов, групп людей. Логика жизни в этом глобализирующемся мире актуализирует важность христианского послания, потому что ничего другого мы не можем положить в основу совместной жизни миллиардов людей, таких различных по культуре и по многим другим показателям"

Стоит сказать, что христианство – глобальная идеология. Тот национализм light патриарха, конечно, неприемлем для христианского апологета, скажем, IV века. Просто патриарх прекрасно понимает, что православие в виде РПЦ МП никто всерьез без государственного вливания, пропаганды и репрессий воспринимать не будет. Поэтому если в западных странах и есть православные, то они, как правило, имеют отношение к греческой церкви, а не российской.

Поэтому патриарх знает, что все его благополучие в целом зависит от режима. Ну а бюрократы думают, что, мол, патриарх в случае чего их спасет, поскольку население не будет обращать внимание ни на какие лишения и несправедливости. Иначе бы просто не занимались рекламой торговых точек, а забирали все деньги себе.

Ну а то, что говорит патриарх, это, конечно, не совсем правда. Глобализация – явление ограниченное. Есть и обратные процессы. Например, возьмем Мексику, где до тотальной глобализации было индустриальное общество, и страна считалась самой процветающей и безопасной в Латинской Америке. Где прошел процесс секуляризации и т. д. Что же было после глобализации, т. е. после транша МВФ и всеобщей приватизации? Деиндустриализации, рост преступности, массовая безработица и проч. Ну а что с религией? Секуляризация приостановилась, попы (католические) получили деньги и от олигархов, и от наркокартелей, и от государства. Чем-то все напоминало ситуацию 90-х в РФ в плане «возрождения духовности». Так что ради «духовности» патриарх, наоборот, должен приветствовать глобализацию в таком виде. Тем более что без аналогичных процессов в России он вряд ли бы достиг нынешнего уровня.

Логика патриарха просто нелепа. Ведь, с одной стороны, он говорит о разных народах, говорит об уважении к их культе, но с другой, предлагает им всем принять «христианское послание». Т. е. на идентичность в современном мире имеют право только христиане.

Патриарх говорит против светского общества:

«стали реальностью гонения на христианскую веру, межнациональные и межрелигиозные конфликты, агрессивный секуляризм, оскорбительные выходки по отношению к религиозным святыням, пропаганда нравственного релятивизма и культа потребления»

Тут все намешано в кучу. Как связаны «гонения» где-нибудь в арабских странах и, скажем, секуляризация в Норвегии? Про межнациональные и межрелигиозные конфликты смешно читать. Они, мол, «стали реальностью». Интересно, а когда они не были реальностью в христианский период? Патриарх рассчитывает на глупость своих слушателей, которые считают, что все ужасы, которые происходят в современности, - это именно характерно для XXI века, ну а раньше было отличное общество, построенное на христианских (т. е. неизвестных никому) ценностях и веротерпимости! Это то, чего добиваются церковники все время. У них всегда «приближается конец света».

Агрессивный секуляризм – интересный термин. Агрессивность критиков религии заключается в том, что они просто что-то говорят. Если речь идет о мусульманском нападении, то, скорее всего, будет новость о какой-нибудь резне или теракте. Когда же «нападают» атеисты, то речь идет о том, что просто атеисты «посмели» высказать свою точку зрения по тому или иному вопросу. Церковники боятся, что почва выбивается из под ног. Многие наивно полагают, что этот процесс ни на что не влияет, что, мол, секуляризация ни к чему не приведет, и что влияние религии все равно будет всеобщим. Однако опыт Нидерландов говорит об обратном. Религиозная картина там следующая: агностиков – 31%, итсистов – 27%, атеистов – 25%, а теистов вместе взятых лишь 17%.

И никаких гонений не потребовалось. Достаточно было урезать финансирование религиозных организаций и позволить на равных участвовать в процессе всем. В итоге, в ситуации равных возможностей, теисты не победили. Хотя, стоит добавить, что им никто не мешал осуществлять свою деятельность. И конечно, они в первое время только и делали, что «оскорблялись», но вот суды уже не действовали по их указке, т. к. это всего лишь служители культа, они не должны иметь больше прав, чем все остальные граждане. Не нравится что-то? Можно не смотреть. Обижает критика? Можно ответить либо выдвигать свои требования и претензии к обществу.

Можно, конечно, поверить патриарху, что это «разлагающееся общество». Однако есть статистика. Например, статистика по убийствам ООН и др. сравнительные списки. Ни Россия, ни любая другая страна, где «возрождается» духовность, не может похвастаться своим показателями. Ну а хуже всего дело обстоит в наиболее духовных странах, что само собой разумеется. Так что не совсем понятно, для чего нужно «возрождение духовности».

И последнее «открытие» патриарха:

"Современные экстремизм и терроризм, использующие в том числе и религиозную риторику, нередко подпитываются нетерпимостью и провокационностью со стороны секулярного мира"

Патриарх сказал так, как будет использование религиозной риторики – большая редкость. Однако на самом деле большая редкость для экстремизма и терроризма это использование риторики, где бы не было упоминания религии.

Ну а нетерпимостью они, очевидно, подпитываются в большей мере в условиях существования. Как говорил Эрих Фромм:

«Дружелюбие или враждебность и разрушительность, жажда власти и стремление к подчинению, отчужденность, тенденция к самовозвеличению, скупость, тяга к чувственным наслаждениям или страх перед ними все эти и многие другие стремления и страхи, которые можно обнаружить в человеке, развиваются как реакции на определенные условия жизни. Ни одна из таких склонностей не является изначально присущей человеку»

Еще недавно в Ираке те деятели, которые сегодня поджигают людей и отрезают головы, учились в школах и даже высших учебных заведениях, работали и т. д. Но вот после «освобождения» их условия жизни изменились, и они резко стали религиозными фанатиками, что не было им присуще при авторитарном, но светском режиме Хусейна. Тогда ислам, конечно, не был искоренен, но он был для большинства именно умеренным исламом, а исламисты-радикалы хотя и были, но их довольно быстро уничтожали спецслужбы. Сформировать организацию вроде ИГИЛ они бы в то время точно не смогли.

Так что в действительности, конечно, и «оскорбляться» будут люди только при определенной ситуации. Вчера их не оскорбляли ни выставки, ни концерты, ни музеи, а теперь вдруг стали оскорблять. Неужели извечная и непоколебимая «христианская мораль» изменилась буквально за пару лет? Понятно, что нет. Изменилось что-то иное, а именно отношение бюрократии к «греховным» событиям.

   

АПА1