vcvcv763575urwruruhПредседатель отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, как известно, озвучивает позиции церкви в обществе. Соответственно, его комментарии – это не просто точка зрения, а именно мнение церкви в целом. Он просто должен сказать что-то «популярно» для граждан Российской Федерации, за что и получает зарплату.

Недавно он заявил, что церковь к гуманизму не имеет никакого отношения. И что собственно толстовство и православие – разные вещи. Стоит отметить, что многие сторонники православного культа в действительности по ошибке считали, что православие – религия добра, а Чаплин теперь пытается развеять их сомнения.

Дело тут, конечно, не в антирекламе. Чаплин таким образом пытается разжечь фанатизм среди сторонников православия. Поскольку фанатичные граждане с большим желанием начнут отстаивать позиции РПЦ в публичной сфере, а также тратить деньги в торговых точках, что в значительной мере повлияет на достаток самого Чаплина.

Конечно, некоторые люди из-за этого могут отвернуться от церкви, но это ничтожное меньшинство, тем более что эти люди, как правило, только называют себя православными, но не тратят свои деньги в церквях. Так что толку от них никакого для православия.

В сущности, Чаплин не сказал ничего нового, поскольку разумный человек никогда бы не отнес православный культ к чему-то «мирному». Попы только в советский период казались «мирными» по понятным причинам. Но как только государство начало вливать деньги и отстаивать позиции церкви, так сразу волки сняли овечьи шкуры.

Чаплин заявил:

"...Гуманизм - это идеология, ставящая грешного человека в центр вселенной. Это предтеча религии антихриста. Не случайно западные воинствующие атеисты называют себя именно гуманистами"

Собственно, если верить библии, то религия антихриста - служение антихристу, ставящая именно антихриста в центр вселенной. Авторы библии просто не могли себе и представить, что можно в центр вселенной поставить человека.

Воинственность западных атеистов заключается в том, что они просто смеют что-то говорить, упоминать о том, что живут в светском государстве и т. д. Ну а воинственность религиозных деятелей проявляется несколько иначе. Кстати, если человек называет себя гуманистом, то он не обязательно атеист.

Примечательно также, что публикация, где Чаплин осуждает гуманизм, называется "Истинное христианство или культ слезы ребенка?". Тут уж все понятно. Ради благой цели можно и нужно действовать, невзирая на «слезу ребенка». Причем под этим подразумеваются запреты, цензура, репрессии и террор, что характерно для истории православия.

Кто-то посчитает, что это жесткое сравнение, однако Чаплин апеллирует к истории, вспоминая «славных героев» Руси и Российской империи:

" их действия были в наивысшем смысле оправданы именно тогда, когда они ратовали не только за Отечество, но и за правую веру, отстаивая свободу людей хранить ее и жить по ней, особенно перед лицом агрессивного навязывания иноверия или безбожия"

Стоит сказать, что такая информация не основывается вообще ни на чем. И если мы говорим о Руси, то до Петра I просто убивали за отправление неправильного культа.

Многие наивно полагают, что православие было нетерпимо только по отношению к «сектам». Однако это не так – уничтожались и представители мировых религий. Например, славное время Ивана Грозного:

«Как ни был он жесток и неистов, однако ж не преследовал и не ненавидел за веру никого, кроме жидов, которые не хотели креститься и исповедовать Христа: их он либо сжигал живых, либо вешал и бросал в воду» (Петрей П. История о великом княжестве Московском).

И в 1605 году с мусульманам расправлялись тоже:

«…бусурмана Смирного сведал, что он убусурманился, повелел ему дать разные муки, а напоследок же его окаянного велел обдать нефтью и повелел зажечь» (Полное собрание русских летописей. Т. 14. — С. 9)

Стоит сказать, что уничтожали самыми изощренными способами не тех, кто агитировал за иудаизм или ислам, а тех, кто просто верил в догмы этих культов. Этого было достаточно, чтобы уничтожить человека. И по мнению Чаплина, таким образом просто «защищали веру». Странно, что он сказал об агрессивном навязывании иноверия и безбожия. Кто мог агрессивно навязывать безбожие на Руси или в Российской империи? Конечно, безбожники, может, и были, но они явно не могли агрессивно навязывать свои взгляды никому, т. к. первая же попытка окончилась бы для них смертью (до Петра) или каторгой (после Петра – вплоть до 1905 года).

Очевидно, что такое положение - идеал для Чаплина. Не нужно оправдываться ни перед кем. Есть закон, согласно которому православие – истина в последней инстанции. Есть доводы против? В тюрьму. Что может быть проще? Для бизнеса так удобнее. Причем можно вновь заставить людей посещать торговые точки РПЦ. И было бы неплохо, если бы государство платило попам такие же зарплаты, как, например, чиновникам.

Навязывать культ нужно:

"не ради отмщения, а ради того, чтобы сохранилась единственная истинная вера и люди не отпали от нее"

Понятно, что это звучит от Чаплина, т. е. человека явно заинтересованного в продвижении культа. Однако в действительности вера их не особо интересует. Главное – деньги и власть.

Несколько примеров из истории (незадолго до революции 1917 года):

«Русский народ ничего не понимает в своей религии... он смешивает бога со святителем Николаем и последнему готов даже отдать преимущество... Догматы христианства ему совершенно неизвестны» (Миссионерское обозрение, 1902, т. II)

«Русский народ малосведущ в религиозных вопросах» (Пастырский собеседник, 1905, № 30)

«Самым большим заблуждением, ярко бросающимся в глаза пережитком, является мнение, что современное село чтит рясу. Нет, эта стародавность миновала, как и многое другое в укладе нашей жизни, И на селе теперь (за редкими исключениями) научились критике, и здесь умеют «переоценивать ценности», и сельчане часто не чтут не только рясы, но и того, что в рясе» (Христианская жизнь, 1906, № 5).

«Чем больше вчитываешься в эти произведения народного духа, тем яснее становится мучительная мысль, что народ наш только по именам и словам знает христианство, но образ его мыслей — вне самого примитивного понимания элементарных истин евангелия» (Миссионерское обозрение, 1914, № 4).

«На собраниях нас ругают, при встрече с нами плюют, в веселой компании рассказывают про нас смешные и неприличные анекдоты, а в последнее время стали изображать нас в неприличном виде на картинках и открытках... О наших прихожанах, наших чадах духовных, я уже и не говорю. Те смотрят на нас очень и очень часто как на лютых врагов, которые только и думают о том, как бы их побольше «ободрать», доставив им материальный ущерб» (Пастырь и паства, 1915, № 1).

И это после почти тысячелетия «триумфа православия», во времена, когда были актуальны законы, по которым карали за отступление от православия. И самое забавное, что церковники прямо-таки хотят вернуться в это время, так проще жилось. Ну а последствия их особо не волнуют.

Но самое главное заключается в том, что в одну реку дважды вступить не получится, и поэтому, конечно, культ будет меняться. Вероятно, и клерикализм усилится. Однако те же самые формы, что были актуальны в период Российской империи, вряд ли возможны в том же виде. Но стремление церкви может точно так же со временем отвратить большинство населения от себя.

   

АПА1