fffhfd443yfdhfdhfdjfdЦерковь часто обвиняют в том, что это всего лишь коммерческая организация, а не некий идеальный образ, который себе представляют мечтатели, когда задумываются о «духовности».

Сами попы часто относятся к церкви как к франшизе. Если кратко:

«Франшиза — объект договора франчайзинга, комплекс благ, состоящий из прав пользования брендом и бизнес-моделью франчайзера, а также иных благ, необходимых для создания и ведения бизнеса. В качестве франшизы могут выступать методы ведения бизнеса, товарный знак, технология со взаимными обязательствами и льготами между передающей (франчайзер) и получающей (франчайзи) сторонами, предоставляемые за плату и оформленные в соответствии с законом об охране интеллектуальной собственности».

Собственно, действительно тут логика есть. Корпорация – только верхушка, как объясняют православные попы. Политика патриарха Кирилла многим не нравится именно по причине того, что стали брать больше денег.

Откровения попов в этом смысле интересны. Вот, к примеру, какие отношения между попами основными и мелкими сошками:

«Каждый приход (то есть фактически каждый настоятель) отчисляет в епархию 25 процентов всех заработанных денег. Этот процент может отличаться от епархии к епархии, но это примерно четверть всего, что люди приносят в храм. Однако неофициальным образом епархиальные власти постоянно требуют денег сверх этого отчисления. Настоятелю просто называют конкретную сумму: на монастырь — дай, на епархиальный молодежный съезд — дай, на ремонт кафедрального собора — дай. А визиты архиереев на приход — это вообще как пожар. Даже небольшому приходу он обходится минимум в миллион рублей. Все оплачивается из приходской казны, включая подарки архиерея прихожанам. То есть прихожане дарят их сами себе. Ну и, конечно, архиерею, его свите, даже иподиаконам надо давать конверты».

И о свечном бизнесе тоже не стоит забывать:

«От приходов требуют закупать свечи и предметы церковного обихода у патриархийных производителей, в первую очередь «Софрино». Многие архиереи заставляют даже книги в приходские лавки закупать только через епархию. Причем они еще и объемы устанавливают: например, такой-то приход обязан взять на реализацию с епархиального склада книг на 300 тысяч в месяц. Конечно, далеко не всегда эти рекомендации выполняются. И священникам это невыгодно, и сторонние производители — тоже не очень сторонние, это часто крупные монастыри и даже приходы, да и контроль обеспечить сложно».

Конечно, было бы выгоднее, вероятно, заказать сие добро где-нибудь в Китае. Но тут все-таки речь идет не о выгоде, а о «духовности», причем, что можно понять, альтернативные варианты не рассматриваются. Претендентов на вакантное место много, так что система работать будет, даже если выкинут всех недовольных.

Да и вряд ли можно жалеть этих попов, которые отчисляют деньги центру. Ведь все равно куш они сорвут, просто меньше, чем хотят.

Но в чем, по мнению самих попов, является секрет «ремесла»? Все достаточно просто:

«Многим приходящим в церковь не нужно общение с Богом, им нужна магия. Евангельская проповедь не только не интересна таким людям, но даже иногда вызывает агрессию. Система как раз и подстроена под удовлетворение простейшего спроса на «религиозные услуги». Есть еще небольшая — несколько процентов — прослойка постоянных прихожан. Они не то чтобы довольны этой схемой, но полностью лояльны. Раз так оно есть — значит, так надо».

Собственно, это реальное влияния РПЦ. И сюда, вероятно, следует еще добавить, что это только малая часть доходов верхушки. Ведь и от государства постоянно поступают средства, причем миллиарды рублей ежегодно на самые разные цели.

   

АПА1