История христианства: особенности культа

fdfdfdh55jfgНекоторые верующие полагают, что христианский культ является чем-то «неизменным», «извечным». Его цель – проповедь некой «божественной морали» и т. д. Поскольку культ берет за основу «слово божье», то понятно, что истина в последней инстанции доступа только последователям.

Однако тут возникает вопрос. Действительно ли христианский культ именно так «идеально» и появился, раз речь идет о чем-то неизменном? В действительности, конечно, история христианства ничем особо не примечательна.

Во-первых, стоит всегда помнить, что христианство в самом начальном виде – сотни различных сект. Причем, что важно заметить, секты в рамках иудаизма, напоминающие в целом христианство, появились задолго до предполагаемого «непорочного зачатия», т. е. это, с одной стороны, секты вроде ессеев, а с другой – сторонники философов вроде Филона Александрийского и отдельных представителей неоплатонизма.

Кризис в римской империи, восстания рабов в действительности играли в пользу нового религиозного культа, который не делал различий между представителем того или иного народа. Более того, зачастую новый культ копировал элементы язычества.

Христианская секта потенциально представляла большую опасность для римской власти, поскольку объединяла различные народы и рабов. А главы сект, как правило, прямо говорили о том, что языческий культ Рима – ложь, что «власть антихриста» скоро падет и будет суд.

Сектанты могли уничтожать языческие храмы, убивать противников и проч. Не стоит думать, что эти деятели были менее безумны, чем сторонники ИГ. Лидеры сект легко могли направить этих людей на что угодно.

Со временем, конечно, секты росли. В наиболее многочисленные объединения уже входили представители элиты, философы и проч. Появилась, наконец, иерархия. Это и отдельные проповедники, и люди, которые отвечают за деньги (епископы).

Эффективность христианства стала очевидной для римской власти, и поэтому со временем происходят явные послабления. С церковниками заключаются договора, а представители элиты, в том числе бывшие служители языческого культа и философы, с радостью присоединяются к христианскому культу и, в конце концов, уже разрабатывают «извечные» догмы, пишут апологетические книги.

Попытки сломить это движение уже ни к чему не приводили, а христиане, на стороне которых уже была большая часть элиты, в том числе военная, выдвигали требования, причем, хотя они и были сильны, все же требования поначалу были достаточно мягкие. Ведь первое – это право на свободу религии, что и было сделано в начале IV века.

Соглашения с церковью в 313 году свидетельствуют о том, что власти решили: «Не можешь уничтожить — возглавь». Тогда христианство еще не сделали государственной религией, однако соглашение освобождало церковь и клир от налогов и общественных повинностей. А уже в 321 году император Константин настоял на принятии закона, согласно которому церковь может владеть недвижимостью и зарабатывать на этом как вздумается, т. е. во многом игнорировать законы империи.

Уже тогда массово отстаивались торговые точки христиан, причем часто вместо языческих храмов. И все это реализовывал язычник Константин, который понимал практическую пользу христианского культа.

В скором времени христианство стало уже единственной государственной религией. Главной задачей правительства стало создание «ортодоксии», т. е. единых для всех христиан догм. Нужен был «символ веры».

Константин давал понять, что нужна «стабильность», и поэтому различные «ереси» не допускаются. Побеждает тот, у кого больше сторонников. На соборе в 325 году решали, какие тексты истинные, а какие - ложные. На первом крупном соборе христиан язычник-император сказал прямо главам церкви:

«Вы — епископы внутренних дел церкви, я — поставленный от Бога епископ внешних дел».

Его указания были важнее всяких споров церковников. Поэтому легко можно было назвать большую часть текстов древних христиан просто «ересью». И это связано с тем, что христиане часто выступали против власти, а ведь главное для Константина, для «стабильности» - признание, что «любая власть от бога».

В качестве официальной религии было важно избавиться от всех остальных, в частности и от язычников, и от философов, и особенно от сектантов, которые смели «не так» трактовать религиозный культ.

Далее же просто всех обязали «правильно» отправлять христианский культ. Кто этого не делает – объявляется врагом власти. Для этой цели количество храмов увеличили. В ту пору следили, чтобы люди посещали храмы. И не особенно важно, знают ли они вообще хоть что-нибудь об этом нелепом культе. Это государственная религия.

Религия, как говорил Энгельс:

«Является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,— отражением, в котором земные силы принимают форму неземных».

Просто христианство эффективнее того язычества, что было в Римской империи. А оно служило тем же целям. Император объявлялся родственником того или иного бога и проч. С принятием христианства император становился родственником какого-нибудь пророка.

Т. е. основная задача государственной религии – обосновать «неизменность» и «истинность» нынешнего социального строя. А поскольку в этом деле помогают не только проповеди, поддержка государства, но и штыки, это работает достаточно эффективно.

Хотя казалось, что в 325 году уже появилась «ортодоксия», все же известные догмы формировались еще очень долгое время. В частности, уже после собора 325 года стали появляться «еретики» в рамках официоза. Чего стоит, например, конфликт монофизитов и несториан.

Суть конфликта – природа Иисуса Христа. Кто-то утверждал, что он – единый бог, кто-то, что он богочеловек, кто-то, что он создан высшим богом и проч. и проч. Несмотря на анафемы и «скандальные» соборы, которые заканчивались массовыми побоищами.

Вообще, первые соборы были забавными, особенно когда речь заходила о спорах:

«Великий праведник Афанасий, епископ Александрийский, совершил немало убийств за время своего правления. Восемьдесят семь прелатов, собравшись на Антиохийском соборе, постановили: запятнавшего сан Афанасия отлучить от церкви, которую он обесчестил. Но святой муж не растерялся и в свою очередь предал анафеме всех епископов, выступивших против него. Причисленный к лику святых Либерий, тридцать седьмой папа, дважды отлучал от церкви Афанасия. Однако это нисколько не помешало причислить того же Афанасия к лику святых» (Таксиль. «Священный вертеп»).

Но за всеми этими глупыми предлогами (вроде природы Иисуса Христа), естественно, скрывались корыстные цели. Ведь именно те люди, которые выдвигали новые догмы, претендовали на высшие места в церковной иерархии.

Еще несколько интересных моментов по поводу догматов. Изображение Иисуса Христа пользовалось относительной популярностью среди различных сект. Однако немногие знают, что в человеческом облике Христа обязали изображать только после V Вселенского собора (553 г.). Ранее его изображали как агнца.

По поводу икон тоже интересный момент. Дело в том, что первые христиане вообще следовали завету, т. е. отказывались от изображения богов, святых и проч. В библии написано:
«Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель...».

«вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами, изображения какого-либо [гада], ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, которая в водах ниже земли; и дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды [и] все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им, так как Господь, Бог твой, уделил их всем народам под всем небом».

Поэтому, конечно, многие «традиции» были переняты христианами от язычников, ибо именно язычники составляли массовку данного культа. Поэтому иконы в одних регионах были популярны, а других считались идолопоклонничеством.

Тут стоит вспомнить об иконоборчестве. Это когда христианские лидеры стали выделять данную тему особо. И в итоге на очередном соборе признали, что поклонение иконам – язычеством. С этим мирились, когда был переходный этап, но теперь, когда христианство господствует уже несколько сотен лет, нужно поставить точку.

Так что иконы уничтожались с особой жестокостью. Убивали тех, кто их хранил у себя. Из истории:
«Многих начальников и воинов по клевете, что они покланяются иконам, предал разным казням и жесточайшим мучениям. Он обязывал присягою всех в своём царстве не покланяться иконам и заставил даже Константина, лжеименного патриарха, взойти на амвон, и возвысив честные и животворящие древа клясться, что он не принадлежит к почитателям святых икон. Он убедил его из монахов перевенчаться, есть мясо и присутствовать за царским столом при песнях и плясках» (Хронография Феофана (766 год).

Константин V под это дело истребил многих монахов:

«…многих монахов умертвил ударами бичей, и даже мечем, и бесчисленное множество ослепил; у некоторых обмазывали бороду спуском воска и масла, подпускал огонь и таким образом обжигал лица их и головы; иных после многих мучений отсылал в изгнание».

Важно лишь заметить, что ранее, т. е. всего несколько десятилетий до этого, эти же люди могли почитать иконы. Просто вот решил император, что нужно уничтожить. Церковники с радостью поддержали это решение:

«…иконы ввергались — одни в болото, другие — в море, третьи — в огонь, а иные были рассекаемы и, раздробляемы секирами. А те иконы, которые находились на церковных стенах, — одни сострагивались железом, другие замазываемы были краскою».

Вот и «извечная истина». Зато потом, когда стало понятно, что религиозный культ в действительности не просто «сбавил обороты», но и потерял значительное влияние, почитание икон вновь стало обязательным. Это решили на VII Вселенском соборе в 787 г.

После чего стали уничтожать тех, кто особо активно уничтожал иконы (поскольку их уничтожали почти все, то это чисто демонстративная акция). Или тех, кто считал, что поклонения иконам, несмотря на решение собора, все равно считается идолопоклонством. Те же самые попы, которые вчера осуждали поклонение иконам, теперь говорили, что без этого нельзя «спастись».

Ну и к этому стоит еще добавить, что различные обряды, даже крещение, тоже являются достаточно поздними вставками. Это только сегодня кажется, что причащение, исповедь, церковный брак и особенно церковная иерархия появились сразу.

Так что в действительности любая религия динамична. Если она не может подстроиться под государство и экономику, то в таком случае ее функции становятся излишними. Религия «полезна» до тех пор, пока нет необходимости в создании и развитии светских институтов. А если их разрушить, то религия тоже вернется, только в измененном виде.

Роль религии в современности:

«…следует принимать во внимание положение христианства в современный период: ему угрожает «индифферентность» (равнодушие), которое зачастую практически полностью обессмысливает его. Процесс просвещения и успехи естественных наук очень глубоко коснулись христианской религии; «магические» элементы христианства и христианская вера в библейские истории как в реальные факты были поколеблены самым серьезным образом. Но это все же не означает конца христианской религии. Отступив в своих важнейших притязаниях, она сохранила по крайней мере часть своих социальных функций, приобретенных в течение веков, и тем самым достаточно сильно нейтрализовалась. Внешняя оболочка христианского учения, прежде всего его социальный авторитет и некоторые другие содержательные элементы, остались в прежнем виде и используются случайным образом как «культурное достояние», например, патриотизм или традиционное искусство» (Теодор Адорно. Исследование авторитарной личности).