Михаил Булгаков и религия

hhkfdffd555hfdКак относился Михаил Булгаков к религии? Если посмотреть различные публикации на эту тему, то можно заметить тенденциозность. Чаще всего Булгакова называют богохульником, еретиком или даже сатанистом.

Примечательно, что такой версии придерживается Александр Невзоров. Вот что он говорил о литературе:

«Возвращаясь к вопросу русской культуры, надо прекрасно понимать, что русская культура – это не только религиозный фанатик Достоевский с его откровенно пропагандистскими книжками. Надо понимать, что это ещё и Герцин – атеист, Тургенев – атеист, Белинский, Писарев, проклятый церковью Толстой, Куприн, полукатолик Чаадаев, сатанист Булгаков, вообще не понятно кто, но скорее всего атеист Лермонтов, масон Радищев».

Был ли в действительности Булгаков сатанистом? Конечно, на этот вопрос невозможно ответить, если не изучить биографию писателя, в частности «Жизнеописание Михаила Булгакова» Чудаковой и биографию из серии ЖЗЛ, которую написал Алексей Варламов.

Увы, люди часто ограничиваются поверхностным ознакомлением с некоторыми произведениями автора, если не вульгарными пересказами. И на основе этого уже делают выводы.

Однако вернемся к истории. Родился Булгаков в религиозной семье. Его деды были служителями православного культа, отец – доктор богословия, профессор Киевской духовной академии.

Пока был жив отец, совершенно очевидно, все семеро детей были глубоко религиозны. Однако после смерти (умер Афанасий Булгаков в 1907 году) наметился отход от религии у некоторых детей. Булгаков не стал атеистом, однако перестал посещать церковь и выполнять отдельные религиозные обряды. Его сестра в 1911 г. записывала в дневнике: "в этом году Миша ни разу не говел (не постился)!".

Во время учебы Михаил Афанасьевич был умеренным, в отличие от многих однокашников. Тогда студенты часто выступали на митингах, различных акциях протеста, участвовали в деятельности кружков. Булгаков игнорировал это, он был сторонником царской власти, хотя и не особо фанатичным, т. е. в «Черную сотню» и др. подобные организации не вступал.

В период войны он работал врачом, тогда же подсел на морфий. После долгого периода реабилитации Булгаков примкнул к Добровольческой армии. Именно тогда появилась его первая статья в белогвардейском издании. Выдержка:

«Но придется много драться, много пролить крови, потому что пока за зловещей фигурой Троцкого еще топчутся с оружием в руках одураченные им безумцы, жизни не будет, а будет смертная борьба».

Он заболел тифом и покинул поля сражений. Интересно, что тогда Булгаков уже решил приспособиться к реалиям. Он стал активно сотрудничать с разными советскими газетами и изданиями. Дело доходило до того, что он был автором банальных лозунгов.

Когда же он прибыл в Москву, то уже становилось ясно, что противником режима он более не является, а принимает как данность. Он не сторонник, но просто понимает, что это реальность, против которой не пойдешь. Булгаков всегда был консерватором.

Как же Булгаков относился к религии? Церковь он не посещал, зато венчался по церковному обряду и регулярно поздравлял своих родных с именинами (возможно, по привычке). К этому можно только добавить, что он резко негативно относился к антирелигиозной пропаганде, это факт, который зафиксирован во многих его произведениях.

В то же время Булгаков был в известной мере антиклерикалом. В «Белой гвардии» бог обращается к Жилину:

«Ума не приложу, что мне с ними делать, то есть таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы», но «Жалко, Жилин, вот в чем штука-то».

А в первой редакции «Мастера и Маргариты» был колоритный персонаж отец Аркадий, который распродавал в церкви с аукциона различные культовые предметы. Так что, конечно, назвать Булгакова воцерковленным никак нельзя, но в то же время от веры в бога он не отказался.

Если обратиться к «Мастеру и Маргарите», то это во многом именно автобиографический роман. Булгаков его писал более 10 лет, а правки были сделаны даже за несколько дней до смерти. Его жена отмечала в дневнике:

«Умирая, он говорил, может быть, это и правильно... Что я мог бы написать после «Мастера»?..»

Однако в известной мере «Мастер» так и не был завершен, ибо правок автор хотел сделать еще достаточно много. Но даже то, что есть, уже кое-что говорит о мировоззрении автора.

В частности, история с Пилатом и Иешуа Га-Ноцри. Это не просто выдумка автора, а реакция на атеистическую пьесу Сергея Чевкина «Иешуа Ганоцри. Беспристрастное открытие истины». Тогда Чевкина тоже критиковали за то, что он слишком «живо» показал персонажа. Хотя критиковали и не так, как «Мастера» или поэта Ивана Бедного. Ведь все-таки пьеса пользовалась успехом, а мнение литературных критиков разделилось.

Булгаков серьезно изучал данную тему, читал и Древса, и апокрифы, и различных теологов (причем теологов в большей мере), антропологов по этой теме. Труды материалистов он игнорировал. И в итоге выдал эдакую гностическую версию, в которую, судя по всему, верил сам. Он считал, что бог есть, был и Иисус, однако его «не так поняли», и поэтому уже апостолы (не говоря уже о попах) извратили истинное учение Христа.

В архиве Булгакова есть выписка, которая, похоже, соответствует его взглядам на Христа:

«Наконец, ведь девяносто девять сотых христиан до сего времени понятия не имеют об истинном, идеальном христианстве, источником которого считаете Христа. Ведь отлично же знаете, что все христиане в Европе и Америке скорее поклонники Ваала и Молоха, чем моноцветка Христа; что в Париже, Лондоне, Вене, Нью-Йорке, Петербурге и в настоящее время живут, как жили раньше язычники в Вавилоне, Ниневии, Риме и даже Содоме… Какие результаты дали святость, свет, богочеловечность, искупление Христа, если его поклонники остаются язычниками до сих пор?»

Это выдержка из письма еврейского публициста Аркадия Ковнера, который принял христианство после того, как был сослан в Сибирь по обвинению в мошенничестве.

И у Булгакова создателем новой религии выступает не Иешуа (Иисус), а его ученик Левий Матвей, который "неправильно записывает" проповеди, и он, мол, ответственен за то, что христианство такое «извращенное».

В общем, Иисус Христос для Булгакова – божий пророк и философ, которого «неверно поняли». Кстати, даже сатана (Воланд) в «Мастере и Маргарите» очень интересный персонаж. Князь тьмы доказывает существование бога, карает лжецов, взяточников и других «грешников».

Булгаков понимал, что этот роман при жизни никто издавать не будет, он даже не пытался обращаться в издательства по этому поводу, т. е. не совершил ошибки своего героя – Мастера. Максимум – чтение романа среди друзей.

Также стоит привести воспоминания жены Булгакова буквально за несколько дней до смерти:

«Он попросил Я. Л. (Яков Леонтьевич – друг Булгакова) нагнуться и что-то прошептал. Только после смерти я узнала, что Миша сказал: «Люся захочет, конечно, хоронить меня с отпеванием. Не надо. Ей это повредит. Пусть будет гражданская панихида»

В дальнейшем жена замечала:

«И потом многие меня упрекали — как я могла так хоронить верующего человека... Но это была его воля».

Не совсем понятно, как после этого можно говорить, что Михаил Булгаков был сатанистом? В чем проявлялся сатанизм? Мировоззрение Булгакова в действительности сложное, но это ближе к идеализму, гностицизму, иррационализму и антисциентизму. Причем к Иисусу отношение, конечно, положительное, о чем говорит и сам «идеальный образ». Ну и самое важное – явная неприязнь к материализму, атеизму и особенно к антирелигиозной пропаганде. Булгаков явно считал таких людей «ограниченными» и радовался, когда пьесу Демьяна Бедного «Богатыри» сняли с репертуара театров. А еще больше, когда ликвидировали РАПП, т. е. главных критиков Булгакова.

Тогда он еще больше проникся уважением к Сталину и даже написал явно подхалимскую пьесу в его честь. Он много раз хотел с ним встретиться, но этого так и не произошло. Очевидно также, что Булгаков мог работать в театре (автор пьес, актер и режиссер) только из-за благосклонности Сталина, который, судя по всему, надавил на руководство МХАТа, дабы Булгакова приняли на работу (ибо Булгакова взяли на работу сразу после телефонного разговора со Сталиным). Сталин любит пьесу «Дни Турбиных», был на ней более 20 раз. Однако к другим произведениям Булгакова относился негативно.