Патриарх Кирилл о российских законах

jskfhfdc324gПатриарх Кирилл заявил о том, что в российском законодательстве имеется некая «нравственная идея», что выгодно отличает правовую систему России от стран запада. Западное законодательство, по мнению патриарха, направлено на удовлетворение «похоти».

Интересное высказывание:

«По милости Божией в нашем Отечестве, несмотря на борьбу внутри и особенно влияние извне, сохраняется связь законодательства с великой нравственной идеей, заложенной в природу человека. Но ведь одного законодательства мало. Нужно, чтобы люди сознавали, что, живя по закону похоти плоти, они становятся рабами греха, что у них уже нет никакой свободы, и именно в тех странах, где больше всего говорят о свободе, человек все больше закабаляется похотью плоти, поддерживаемой нередко и государственным законодательством».

Возможно, это связано с тем, что недавно приняли закон о защите религиозных текстов. Так, считает патриарх, религия будет и дальше влиять на законодательство светского государства.

Проблема здесь только в том, что патриарх не объяснил (как всегда), что такое «великая нравственная идея». Неужели, это всего лишь потворство религии? Ну а то, что какая-либо идея заложена в «природу человека», является, конечно, глупостью, характерной для лженаук и различных мистических учений.

Ну а темы для разговора с верующими? Закон похоти плоти. Такое нужно еще выдумать. И опять же никаких примеров патриарх не предоставил. Верующие должны просто принять подобное высказывание. И на основании этого у сторонников патриарха будет мнение, что законодательство западных стран не содержит даже законов о противодействии преступности. Вероятно, там только заставляют всех вступать в гомосексуальные браки, насиловать детей, употреблять наркотики и объедаться чипсами, ибо это не православная еда.

В общем, представления безумные. И решить проблему очень просто: достаточно узнать, как обстоят дела на самом деле. Но разве будут себя утруждать сторонники православного культа? Они ведь даже не задумаются о том, что обладатель яхт, дорогих часов и особняков им говорит о некой «духовной идее», об аскетизме, самоограничении и проч.