hhh554ufЧаплин заявил, что церковь должна добиваться определяющей роли в стране, где до сих пор формально есть свобода вероисповедания. Сегодня многие цели достигнуты (введение уроков ОПК, освобождение от части налогов, финансирование со стороны государства и т. д.), однако этого мало и экспансия будет продолжаться.

Всегда важно помнить, что Чаплин выражает не свое личное мнение, а позицию церкви, поскольку он является главой синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, и поэтому практически все его комментарии в СМИ, очевидно, обсуждаются в церкви.

Позиция такая:

"Нам не нужно выступать как агрессорам, пытаться проповедовать клерикализм, то есть систему, в которой духовенство управляло бы государством. Но мы вместе, духовенство и миряне, имеем полное право на то, чтобы наш голос, голос большинства, был определяющим для принятия любых решений, касающихся настоящего и будущего".

Собственно говоря, церковники не просто так искажают смысл понятия «клерикализм». Ведь в действительности оно шире, чем просто попытка духовенства управлять государством. Чаплин, несомненно, выдвигает клерикальную программу.

Он указывает, что люди должны принимать решения не потому, что они граждане светского государства, а потому, что они верят в древнееврейские сказки. Т. е. они должны обсуживать интересы церкви. И их якобы большинство.

На самом деле никакое они не большинство, и все их «успехи» - административные меры со стороны государства. Надо напомнить, что даже во время церковных праздников редко в церквях появляется более 2% населения. Не помогает даже присутствие Путина и прочих чиновников в храмах. Все это дело пытаются навязать агрессивно, однако результаты не самые впечатляющие.

По всей вероятности, церковники говорят чиновникам: проблема в том, что пока еще недостаточно у церкви рычагов влияния на общество – нужно расширять. И вот тогда все будет хорошо. Естественно, это сомнительно. И на деле скорее выльется в столкновения с обществом, вроде того, что было во время «Программы-200».

Чаплин также отмечает:

"В контексте отношений с государством нам нужно переходить от роли униженных просителей к роли представителей общественной силы, являющейся большинством нашего народа. Никто не смеет сказать нам "нет", никто не смеет сказать нам, что диалог с нами вести не будут".

Нельзя сказать, что сегодня они «униженные просители». Государство идет на встречу церковникам, хотя и не должно этого делать. А вот сказать им «нет» может каждый, потому что церковь отделена от государства. Это вопросы религии, а в рамках религии как раз, скорее всего, должны быть актуальнее темы, связанные с онтологией, а не с обществом, политикой и законами. Кажется, что РПЦ до богословия уже совершенно никакого дела нет, нужно брать собственность, вторгаться в светские учреждения и освящать атомную станцию.

Цель тут ясна: нужно стать реальной политической силой, дабы продвигать свои интересы. А то чего это чиновники «пилят», сколько нужно, а церковникам достаются всякие «крошки»? Они бы тоже хотели, как Сердюков и ко министерства возглавлять. Например, министерство культуры, а может еще придумать министерство духовности, или возрождения духовности.

Еще Чаплин сказал, что церковь должна настаивать:

"на равном участии государства и церкви в принятии тех решений, которые затрагивают существенные церковные интересы, или связанные с нравственным, духовным измерением жизни".

Понятно, что если РПЦ получит эти рычаги, то просто будет больше получать денег от налогоплательщиков. Сложно сказать, какое это имеет отношение к нравственности. Но самое важно то, что подобное противоречит законодательству, но об этом давно забыли.

   

АПА1