hk666dfghfdhГлава синодального отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Волоколамский Иларион сказал, что сегодня на западе имеет место «диктатура меньшинства», ее суть заключается в том, что доброму христианскому люду (якобы большинству) навязывают секуляризм.

В первую очередь, конечно, следует помнить, что секулярное государство означает только то, что никакое вероисповедание не выделяется среди прочих, нет государственной религии. Тут никакой дискриминации, наоборот, это прогрессивная мера, которая защищает от дискриминации те религиозные течения, которые не относятся к «господствующим».

Ведь если бы Европа и сегодня выделяла некий религиозный культ, то остальным бы пришлось довольно плохо, ибо всем известно, как христианские апологеты любят навязывать свои «моральные ценности» обществу.

С православной точки зрения:

"Сегодня многие страны Европы проводят политику дехристианизации и движутся к новому миропорядку, в котором христианство должно быть полностью изгнано из публичного пространства. Произошла радикальная перемена в сознании людей, связанная с тем, что изменилась шкала духовно-нравственных ценностей".

Иларион запутался. Ведь в действительности во многих странах Европы (хотя и явно не во всех) практические отсутствует клерикализм. И именно отсутствие клерикализма российский поп считает «политикой дехристианизации».

Это может говорить только о том, что христианство при равных возможностях сложно выживает. Христианству нужно покровительство со стороны государства, нужны карательно-репрессивные меры, нужны суды, где будут обвинять «неверных» и прочее. Да и если говорить серьезно, то частичный отказ от клерикализма в Европе произошел после завершения II мировой войны, т. е. это не «сегодня», а 70 лет назад.

Как видно, Иларион не задумывается над тем, почему «произошла радикальная перемена в сознании людей». Связано ли это с тем, что ранее религия навязывать обществу агрессивно, государство снабжало религиозные организации деньгами, а врагов преследовало? В довоенной Европе очень любили применять законы вроде тех, что только недавно стали появляться в России, т. е. об оскорблении религиозных чувств и т. д.

Далее поп отметил, что христиане на западе – «новое меньшинство»:

"Когда под предлогом свободы слова и самовыражения подвергаются оскорблениям и осмеянию чувства верующих и религиозные святыни".

Тут все зависит от конкретной страны. Вряд ли сегодня христиан можно считать меньшинством. Их стало заметно меньше, но все же это миллионы человек, которые зачастую приспособляются к новым условиям жизни, как и во все времена. Фанатиков, которые требуют вернуть костры инквизиции, очень мало, в основном это праворадикальные маргинальные группы.

А свобода слова действительно разрешает, скажем, критиковать религию. Почему нет? Она не является священной для всех, только для определенной группы людей. Эти люди, в свою очередь, всегда критикуют и другие религиозные направления, и атеистов. Это считается нормой, никто даже не заикается, что религиозные мракобесы могут оскорблять чувства своих противников. «Обличительной» (оскорбительной) литературы о «сектах» полно в церковных лавках, и ничего. Зато если появляется антиклерикальная книга, которая пользуется спросом, то тут же начинаются вопли об «оскорблении» и «потере нравов».

Конечно, ведь задеваются интересы бизнеса. Дело тут не в чувствах.

Также поп не мог не вспомнить об ужасном пороке многих европейских стран:

"Власти ряда стран Европы и Америки, несмотря на многочисленные протесты, продолжают вести политику, сознательно направленную на уничтожение самого понятия семьи. Они не только законодательно приравнивают однополые союзы к браку, но и уголовно преследуют тех, кто в силу своих христианских убеждений отказывается такие союзы регистрировать".

И как же они уничтожают понятие? Это понятие динамическое. Оно означало в средние века одно, в индустриальном обществе – другое. Это может не нравится каким-то группам, но ведь это ничего не меняет по сути.

Все эти верующие люди, которые так негодуют по поводу того, что государство не вешает на столбах «проклятых извращенцев», могут создавать семью, могут обучать своих детей в «духовных» учреждениях и прочее. Не совсем ясно, чем им мешает сам факт, что некие союзы разрешены законом. Неужели они боятся, что из-за самого разрешения могут случайно вступить на путь греха?

А вот уголовное преследование – это прямо настоящие гонения. Суть подобных преследований заключается в том, что увольняют человека, который в силу христианских, или мусульманских, или иудейских, убеждений не готов регистрировать, например, тот же союз, который считает «мерзким». Конечно, таких людей нужно увольнять, потому что они не выполняют свою работу, игнорируют законодательство, нарушают права тех граждан. Самый простой выход в такой ситуации – сменить работу.

Митрополит Иларион вспоминает о конспирологии:

"Хорошо организованным миноритарным группам с успехом навязывать свою волю большинству под предлогом соблюдения прав человека".

Так ведь это не предлог, а действительно соблюдение прав человека. Никто ведь эти союзы не наделяет особыми правами, они просто равные с юридической точки зрения. А если в европейских странах вдруг решат действовать «как христиане», то очевидно, что практически о любых правах и свободах можно будет просто забыть.

Конечно, нынешняя форма светского государства не является идеальной. Однако это некий компромисс, который должен удовлетворять все группы общества в той или иной мере (в плане религии). И все понимают, что многие группы по сути являются антагонистическими, но светское государство работает. Поэтому в основном все столкновения происходят в форме цивилизованного диалога между противниками, а не закидывания камнями «еретиков» (но исключения, конечно, бывают).

Поскольку действительно проблем и спорных моментов очень много, этим могут воспользоваться демагоги, те же попы, однако какую альтернативу эти люди могут предложить? Жить по «домострою», шариату?

   

АПА1