Духовность после крещения Руси

g554fdhЧто же было сразу после крещения Руси в плане «духовности»? Конечно же, поиск инакомыслящих, борьба с пережитками язычества, уничтожение тех, кто понимал христианство иначе.

Примечательно, что во время господства язычества христианство могло существовать спокойно, причем даже «еретики» себя чувствовали достаточно хорошо, но не пользовались большой популярностью среди язычников (т.е. большей части населения).

Крещение Руси – насилие во всех смыслах, поскольку первой особенностью начального христианства на Руси было то, что мало кто знал, о чем идет речь. Людям проповедовали, как правило, византийские попы на древнегреческом языке. Естественно, что культ даже близко не был известен.

Причем, что интересно, часто культ не знали даже сами попы (в особенности местные), до Петра Великого многие попы в плане религии понимали не больше, чем крестьяне, что подтверждают те же самые православные соборы (например, Стоглав).

По большому счету христианство воспринималось исключительно как нечто «сдерживающее» массы. Но в то же время как идеология, которая объединяла, – пусть и насильственно, – многих людей, которые ранее могли в лучшем случае быть связаны торговыми отношениями.

Естественно, что в ту пору на месте христианства могло оказаться любое подобное учение. Людей могли заставить молиться хоть святому колобку, и это не принципиально, поскольку сотни лет люди не совсем понимали, во что верят. Поэтому пережитки язычества сохранялись на протяжении всего периода. Более того, даже отдельные церковные праздники специально подстраивали под языческие, многие «святые» походили на языческих богов и даже представляли те или иные силы природы. Были святые, которые «отвечали» за гром, дождь, любовь, покорность и т. д. и т. п.

И чтобы сохранить такое положение, что было в интересах власть имущих, а также попов, нужно было бороться со всем, что противоречит «духовности». В частности, подобная тактика способствовала тому, что на Руси слабо развивалась как наука, так и искусство, торговля была развита.

Почему знания были запрещены, понять можно, поскольку пресекались даже мелкие проявления свободомыслия, не говоря уже об опасном «врачевании». Да, интересно, но народное врачевание воспринималось в начальный период после крещения именно как пережиток язычества.

Согласно Архангельскому изводу Оленинской редакции церковного устава князя Владимира, врачевание травами было запрещено законом, и относиться к этому стоило как к преступлению. В частности, карать по «закону» могли не только тех, кто «врачует», но и тех, кто обращается к врачевателю, а также людей, которые укрывают этих людей у себя.

По княжескому уставу полагалось сжигать чародеев (характерный пример - сожжение «лихих баб» в 1204 году). Примечательно, что лечение травами относилось к чародейству. А поэтому любого «народного целителя» должны были убить именно так.

Хотя, понятно, что никакой особой угрозы эти целители на самом деле не представляли. Как правило, к ним обращались крестьяне в случае недуга. Сегодня сложно сказать, было ли эффективно данное лечение (скорее нет, чем да), но по факту альтернатива была еще хуже, поскольку в качестве альтернативы выступала церковь. Что же эффективнее? Святая вода или какие-то травы, которые, возможно, от мелких недугов помогут избавиться.

По всей видимости, в церкви опасались, что люди будут «лечить недуг» не в церкви, а у врачевателей, которые «сатане поклоняются». Ну, конечно, в ту пору сатана воспринимался как нечто материальное, т. е. некий зловещий персонаж, который прямо-таки расхаживает по деревням и агитирует среди людей, дабы они отказались от истинного учения Христа. Ведь конец света так близок (до Петра Iчуть ли не основная тема), и в скором времени придет антихрист. А все ключевые события, конечно, будут происходить именно на Руси, что логично. Поэтому, собственно, многие были ликвидированы именно за «связь» с сатаной, что считалось обыкновенным явлением.

Видели угрозу церковники и в творчестве, которое зародилось при язычестве. Например, Нестор летописец называл гусли и трубы «дьявольскими лестьми».

Вызывали ненависть у летописца и отдельные славянские племена, которые до сих пор:

«схожахуся на игрище, на плясанье и бесовская игрища»

Т.н. святой Кирилл Туровский называл все музыкальные инструменты «сопелями сотонинскими» (А. С. Фаминцын. Скоморохи на Руси. СПб., 1899).

Очевидно, что в церкви хотели контролировать всех, дабы не было никакого «соблазна». В то же время элита частенько баловалась тем или иным «запрещенным плодом», но элиту не трогали. Было достаточно того, чтобы элита просто не демонстрировала свои вкусы широко. Разделение на религию элиты и религию простолюдинов существовало долгие годы, и в некотором смысле существует и сегодня.

Поэтому скоморохи на Руси – уникальный случай. Они, понятно, все делали тайно, т. к. боялись того, что их просто убьют, но все-таки в своих выступлениях они частенько затрагивали тему «власть и церковь», т. е. высмеивали это дело. В каком-то смысле эти люди представляли культуру, что была в ту пору (после крещения Руси). Попы с ними боролись. Например, в «Домострое» указано, что богомерзкие дела, за которые следует карать – это:

«песни бесовские, плясание, скакание, гудение, трубы, бубны, сопели…» («Домострой». По рукописи имп. публ. биб-ки. Под ред. В. Яковлева. СПб., изд. Д. Е. Кожанчикова, 1867).

В будущем подобные запреты только дополнялись. Пока государство гарантировало абсолютные права, церковь с радостью запрещала все, что только могла запретить. А это список уж слишком большой. Для примера можно вспомнить игру в шахматы. Еще в кормчей книге 1262 года отмечалось, что игра в шахматы – бесовское деяние. Любой игрок мог быть отлучен от церкви. А в ту пору отлучение от церкви – смерть.

Затем же, когда у церкви не было уже такой значительной власти, т. е. незадолго до крушения Российской империи, попы активно выступали, например, против футбола (слова Преп. Варсонофия Оптинского):

«Не играйте в эту игру и не ходите смотреть на неё, потому что эта игра введена диаволом и последствия её будут очень плохие»

Это характерно для церкви. Вероятно, многие заметили, что если что-то новое появляется, то часто церковь против этого выступает. Например, церковники выступали против достижений XIXвека. Епископ Леонид (Краснопевков) говорил:

«Железные дороги прямо действуют на мозг. Дороги и телеграфы заставляют голову слишком быстро работать»(Никулин М. В. Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850-х — конец 1870-х гг.).

Но самый главный враг церкви – это книги. Православные попы следили за тем, чтобы число людей, которые умели читать, было ограничено, т.е. читали в основном только попы и отдельные представители элиты. Причем книги были в основном церковные, т. е. светской литературы не было долгие годы во многом именно из-за церковной цензуры.         

Интересный пример – монах Авраамий, которого в XIII веке осудили за «чтение запрещенных книг». Попы хотели за это его «пригвоздить к стене и поджечь».

К сожалению, не совсем понятно, о каких книгах идет речь. Вероятно, о богословской литературе, которую было запрещено читать человеку его уровня.

Случай Авраамия удивителен в том смысле, что его оправдали. Видимо, это произошло постольку, поскольку он был ценным кадром. Враги надеялись на смертную казнь:

«попы, игумены, и священники, если бы могли, съели бы его живьём», «бесчинно попы, а также игумены ревели на него, как волы; князья и бояре не нашли за ним никакой вины, проверивши всё и убедившись, что нет никакой неправды, но все лгут на него» (Памятники литературы древней Руси: XIII век. — М.: Художественная литература, 1981).

Ненавидели его видимо по этой причине:

"Монахи ужасно неприличны, неучтивы, и не умеют ничего ответить, если спросить что-нибудь из библии или отцов об их вере, уставе, образе жизни: они ничего не смыслят в библии: они простодушно говорят, что они не в состоянии отвечать на эти вопросы, потому что содержат себя в простоте и неведении; не умеют ни читать, ни писать" (Рущинский - Религиозный быт русских XVI и XVII вв., стр. 171)

Понятно, что в среде, которая в любой момент может приговорить человека к смерти за «связь с дьяволом» опасно быть белой вороной. Но в то же время это означает, что если они требовали смерти для своего, то участь любого простолюдина была предрешена. Поскольку разрешенных книг было мало. Ту же библию разрешалось читать только главным церковникам, а простые попы должны были просто повторять определенные «стихи», которые просто заучивались наизусть, т. е. содержание библии – это тайна. И в ту пору попы, вероятно, часто просто импровизировали.

В целом это не удивительно, поскольку даже сегодня сохранено такое понятие, как «божественные тайны», что якобы попы обладают «секретным знанием», в отличие от простолюдинов. Но ясно, что речь идет не о «тайнах», а об отсутствии элементарных знаний.