eres4dЕресь жидовствующих – уникальное явление для средневековой Руси. Дело в том, что само слово жидовствующие ранее использовалось исключительно для обозначения религии евреев. И то же время стоит отметить, что никакая религия, кроме православия, не считалась «истиной» на высшем уровне, и поэтому если оппоненты даже и не истреблялись, то их деятельность ограничивали.

В средневековой Руси придерживаться другой веры могли в основном только иностранные торговцы. Ведь была, к примеру, московская компания (Muscovy Company) англичан. Очевидно, что эти люди, несмотря на дикие законы, могли и не принимать православие, хотя, что интересно, многие все же предпочитали в итоге сливаться с массой, принимали местный культ, но все же оставались представителями Англии.

Со стороны государства было бы глупо преследовать таких людей, но всем торговцам было запрещено заниматься миссионерской деятельностью. Впрочем, они в основном вступали в контакт со своими коллегами или же с элитой. С простолюдинами они вряд ли как-то пересекались, а если и пересекались, то вряд ли могли друг друга понять. В ту пору не было нормального языка, и, например, говор одной деревни мог быть совершенно не понят в другой, не говоря уже о знании иностранного языка.

Не удивительно поэтому, что наиболее развитыми тогда были именно торговые города вроде Новгорода. Но развитие понималась тогда не так, как сегодня. В среде торговцев было больше образованных людей, которые добивались того, чтобы государство отстаивало именно их интересы, а не интересы бояр, дворян или помещиков. По большому счету именно такой разлад делал из торговой элиты неких «разжигателей розни», которые были против феодальных устоев.

Объяснить их «оппозиционность» можно просто, поскольку фактически они по своему положению были ниже, чем дворяне и даже попы. Понятно, что их, как наиболее образованных и «выгодных» для государства, это злило. Но в ту пору не существовало никаких политических партий, никаких «альтернативных» религиозных течений. И поэтому они организовывали своеобразную «оппозицию». От различного рода тайных обществ до религиозных течений.

Не удивительно поэтому, что именно в Новгороде приходилось так часто «наводить порядок». И «герой» Невский там наводил порядок, и Иван Грозный устраивал погромы. Князьям постоянно приходилось подтверждать свою власть.

Собственно в таких условиях всегда и зарождалась ересь, и ересь жидовствующих – это именно характерный пример такого противостояния. Попов торговцы не любили постольку, поскольку считали их конкурентами. Попы не только получали разного рода привилегии, но и часто занимались торговлей и ростовщичеством. Их ранг был выше.

Понятно, что их истинные причины торговцев не связаны с тем, что они прямо-таки мечтали всех «просветить». На самом деле они просто хотели стать «как дворяне» или даже князья, но фактически к ним относились почти как к отщепенцам, а если они смели возражать, то их жестко подавляли.

Стоит отметить, что ересь жидовствующих на самом деле никакого отношения ни к иудаизму, ни к евреям не имела. Это в большей мере христианское реформаторское движение, которое охватило всю Европу. В торговой среде подобные идеи воспринимались положительно. По большому счету основной тезис движения – это «верное понимание библии». Т. е. еретики считали, что попы – невежды, которые обсуживают интересы князей и дворян, но не следуют «заветам Христа». В качестве доказательств они цитируют места из библии, которые наиболее удобны для конкретной ситуации. Оппоненты, понятно, делали то же самое. Христос мог и защищать работорговцев, и феодалов, и капиталистов. Это обычное дело.

Только тут есть одно но. Дело в том, что официальная церковь вовсе не должна была вступать в полемику с теми, кого она обозначила как «жидовствующих». Поскольку любая ересь каралась сметной казнью. Сам ярлык, естественно, использовался в основном официальной церковью. Причем часто против различных религиозных течений. Сами сторонники этого течения видимо предпочли бы название вроде «истинное христианство» или нечто подобное.

Вероятно, наиболее массовым было течение, которое зародилось в Новгороде, поскольку к нему примкнули не только торговцы и бедняки, но и бояре, и даже князья, т. е. речь шла о полноценном реформаторском антифеодальном движении.

Академик Лихачев считал, что:

«По-видимому, ереси эти не имели какого-либо законченного и упорядоченного учения… Вероятнее всего, это даже была не ересь, сколько движение вольнодумцев. Это было по всей вероятности гуманистическое течение» (Д. С. Лихачёв. Развитие русской литературы X—XVII веков. Эпохи и стили).

Речь идет об эклектике, т. е. христианство и какие-нибудь философские системы, актуальные на тот момент в Европе.

Очевидно, что со временем попы начали замечать «неладное», но справиться с ситуацией не могли сразу же, поскольку, что интересно, ересь поддерживалась в значительной мере местной элитой. Не исключено: элита считала, что за этим течением будущее. Среди сторонников были даже попы, которые, понятно, отправляли другой культ «тайно», получая выгоду и от официальной религии, и от еретического течения.

Со временем в среде элиты стали обсуждать различные вопросы, связанные с религией. Движение начало распространяться в Москве. Например, Федор Курицын – государственный деятель и боярин - тоже был сторонником этого течения. Более того, он даже в разговорах с Иваном III пытался доказать, что монастыри вообще не нужны, их необходимо закрывать, дабы использовать средства более рационально. И если в самом начале его слушали с интересом, то затем, когда движение стало популярным среди элиты, активных сторонников (в т. ч. Курицына) просто заточили в монастыре. Впрочем, судьба Федора неизвестна. Известно только, что его брата (Ивана) казнили за ересь.

Ересь использовалась именно в качестве организации, т. е. вокруг нее собиралась политическая элита, которая планировала взять власть (или получить больше влияния). Именно поэтому в скором времени борьба с течением стала усиливаться. И попы из православной церкви на этот раз выполняли свою прямую задачу – обсуживали интересы государства, гарантируя сохранность нынешнего режима, выступая против преобразований и реформ.

Были две основные партии. Это, во-первых, партия бояр и церковников, которые выступали за расширение привилегий для себя за счет всех остальных, а с другой стороны, партия торговцев и примкнувших к ним разного рода деятелей (редко бояр и иногда даже князей). Примечательно, что еретики на самом деле добились значительных успехов, что в одно время их даже поддержал митрополит Зосима, несмотря на то, что еретики выступали принципиально против монастырей, а также против власти и привилегий официальной церкви. Т. е. в случае их победы, очевидно, церковь бы уже тогда лишилась некоторых привилегий, а не при Петре. К слову, именно Петр реализовывал во многом то, о чем мечтали эти еретики (вроде братьев Курицыных). Поэтому они не ставили перед собой невыполнимых задач. Все было выполнимо, но вот только у противников тогда сил было больше.

Примечательно, что отдельные церковники (в частности, Волоцкий) предусмотрели возможность победы еретического антифеодального движения. И поэтому он заранее писал, что если их представитель победит, то:

«таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь есть, но мучитель».

Т. е. не «всякая власть от бога», а несколько иной подход. Все это обусловлено тем, что церкви тогда принадлежала почти треть всей земли, т. е. потерять попы могли многое. Но, впрочем, это было неизбежно, что подтвердила история.

Ясно, что в самом начале отдельных еретиков не преследовали потому, что они были из высшего общества, но в итоге их стало слишком много, и их влияние могло стоить дорого не только церковникам, но и для высшей знати другого клана. Поэтому в итоге Ивана III убедили в том, что уничтожение еретиков, в том числе знатных людей, - это необходимость.

Когда он дал добро – началось самое интересное. Во-первых, сразу же после того, как их прокляли, архиепископ Геннадий Новгородский:

«повелел посадить их на коней, на вьючные сёдла, спиной к голове коня, чтобы смотрели они на запад, в уготованный для них огонь, одежду же их повелел надеть задом наперёд, а на головы повелел надеть им заострённые берестяные шлемы, будто бесовские; еловцыя на шлемах были из мочала, венцы — из соломы вперемешку с сеном, на шлеме была надпись чернилами: «Вот сатанинское войско». И приказал архиепископ водить их по городу, и всем встречным приказал плевать в них и говорить: Это враги Божии и хулители христиан. После же повелел сжечь шлемы, бывшие у них на головах. Так поступил этот добрый пастырь, чтобы устрашить нечестивых и безбожных еретиков — и не только их устрашить, но и всем показать зрелище, исполненное ужаса и страха, чтобы видевшие его укрепились в правой вере» (Геннадий, архиепископ Новгородский, блаженный).

Хорошая мера, если желаете «возлюбить ближнего своего». Однако это только первый шаг, затем последовал собор 1504 года, после чего еретиков начали истреблять:

«Конец влияния жидовствующих совпал с церковным собором 1504 года, постановившим предать „жидовствующих“ расправе. Практически все значимые проповедники из числа „жидовствующих“ сложили головы на плахе; казни предварялись пыточными дознаниями и вырыванием языков. В Новгороде сожгли архимандрита Кассиана и Некраса Рукавого, остальных отправили в заточение по тюрьмам и монастырям. Всех еретиков предали церковному проклятию „со всеми их поборниками и соумышленниками“» (Пушкарев Л., Пушкарева Н. Жидовствующие).

Затем Иосиф Волоцкий набросился на митрополита Зосиму, который, так сказать, служил и нашим и вашим. Волоцкий сообщил, что:

«После посечения и растерзания этих стремившихся ко аду псов, сыновей погибели, вскормленных ядом жидовства, ещё оставался великий поборник дьявола, головня содомского огня, змей многотысячеголовый, пища для геенского огня, новый Арий, худший, чем Манес, первенец сатаны, гнуснейший злодей Зосима — он, как уже было ранее сказано, был посажен на святой престол. <...> Гнусный идолопоклонственный волк, облачившийся в пастырскую одежду, напоял ядом жидовства встречавшихся ему простолюдинов, других же этот змей погибельный осквернял содомским развратом. Объедаясь и упиваясь, он жил как свинья и всячески бесчестил непорочную христианскую веру, внося в неё повреждения и соблазны» (Сказание о новой ереси новгородских еретиков. Волоцкий).

Это было бездоказательное заявление, а поэтому Зосиму никто даже не отлучил от церкви.

Завершилась история, видимо, тогда, когда ключевых сторонников «ереси» ликвидировали. Казнили их так:

«В специально построенную клетку заключили Ивана-Волка Курицына, Дмитрия Коноплёва и Ивана Максимова и сожгли их вместе с клеткой на льду Москвы-реки» (Русское православие: вехи истории / Науч. ред. д.и.н., проф., А. И. Клибанов).

Ничего такого необычного в этой ереси на самом деле не было. Подобные группы появлялись во многих странах в ту пору. И, как известно, когда уже развивался протестантизм в западных странах, во многих случаях закрывались монастыри, проводилась секуляризация церковных земель. Уничтожая противников, церковники только чуть отодвинули момент секуляризации церковных земель, не более того.

   

АПА1