Реформы патриарха Никона

fhj4440fdjВ XVII веке было сложно найти еретиков на Руси. Дело в том, что по закону их просто убивали либо заточали в земляной тюрьме. А когда есть проблема, то разве стоит отчаиваться? Проблема в данном случае заключалась в том, что было сложно найти, кого бы уничтожить за ересь.

Русские попы никогда особым единством не отличались, и конфликты у них могли возникнуть на пустом месте. В общем, со временем попы решили, что нужно все сделать по образцу греческого обряда, поскольку, мол, на Руси отстают от «божественных установок».

И действительно, оказалось, что все-таки некоторая разница есть. Однако греки особо-то не возражали. Но среди церковников нашлись те, кто захотел провести «реформы». Дело в том, что они на самом деле не особенно хотели «преобразовать церковь», истинная причина заключается в том, что если церковь пойдет на реформы, то все ее сторонники резко поднимутся вверх по иерархической лестнице, а противники будут ликвидированы. Это была, в том числе борьба за приходы и за прочую собственность.

Поначалу все ограничивалось спорами, но споры в церкви особо-то не любят. И действительно, будь их воля, они бы сразу уничтожили своих противников, но беда для попов заключалась в том, что не было формального повода.

Все началось тогда, когда патриархом стал Никон. Он начал реформирование церкви. Суть реформ можно описать кратко, чтобы понять, в чем действительно был конфликт:

  • Мелкое редактирование библии. В частности, к имени Ісус добавили одну букву, т. е. стало Іисус. Ну и прочие подобные мелочи, которые вряд ли что-то радикально изменили.
  • Двуперстное крестное знамение заменили трехперстным.
  • Крестный ход должен проводиться против солнца, а не посолонь.
  • Слово «аллилуйя» во время пения в честь «святой троицы» стали произносить три раза, а не два.
  • Слегка изменен вид просфоры.

Вот и вся суть реформы. Именно за эти «ценности» реально сражались многие люди. Старообрядцы же придерживались мнения, что стоглавый собор – истина в последней инстанции.

Долго спорить по этому поводу не пришлось, поскольку церковный собор 1666 года постановил, что всех, кто не следует новым правилам, ждет анафема, ну а затем и казнь. Стали уничтожать иконы, которым до этого молились, т. е. иконы, где изображались неверные крестные знамения. Уничтожали и «священную литературу», и другие реликвии церкви, которые теперь считались «греховными». Интересно, что уничтожали памятники, уничтожали еретиков, но, например, всех «святых» сохранили. А ведь по логике все «святые» Русской церкви до этого периода должны быть объявлены еретиками.

Сами старообрядцы во многом все-таки пошли дальше механического следования догме. В действительности само движение очень походило на антиклерикальное, поскольку простой народ погибал за идеалы, с которыми даже не был знаком, лишь бы против господствующей церкви. В каком-то смысле старообрядчество даже напоминало реформистское движение на западе, поскольку было очень много различных ответвлений, и везде призывали «вернуться» к христианскому благочестию, как делали любые реформистские движения того времени (например, движение Томаса Мюнцера в Германии и т. д.).

Неудивительно поэтому, что за старообрядчество были представители различных сословий, которые ожидали реальные перемен, в частности купцы, даже некоторые князья. В общем, часть элиты, которая считала, что старообрядцы могут победить официальную церковь.

Однако «все и сразу» - невозможно. Поэтому после церковного собора начались массовые убийства. Старец Серапион писал:

«богомерзкий чернец Вавилко сожжён за свою глупость» (Извет старца Серапиона царю Алексею Михайловичу на вязниковских пустынников).

Сожгли проповедника – сторонника двуперстного крестного знамения. Это ведь очень важно, сколько пальцев использует человек во время крестного знамения.

Церковники в скором времени даже придумали - «двуперстная ересь». Мол, сам дьявол заинтересован в том, чтобы люди крестились не тремя, а двумя пальцами. Два пальца – прямая дорога в ад. Ну а непонимающих можно только пожалеть, а затем и сжечь. Таково православное просвещение. Историк Татищев писал по этому поводу:

«Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали» (Татищев В. Разговор двух приятелей о пользе науки и училищах).

В дальнейшем часто сжигали представителей старообрядчества. Богатых представителей могли иногда отправить в ссылку, но вот наиболее активных сторонников непременно сжигали. И это очень просто, ведь представителям официоза не приходилось вступать в споры. Они вчера могли креститься двумя пальцами, но сегодня за такой грех они готовы отправить человека на костер.

Особый интерес представляет конфликт с Соловецким монастырем. Там отказались принять новые догмы, и поэтому монастырь осаждали правительственные войска 8 лет. В итоге подавили восстание, монахи приняли новые правила ролевой игры.

Убийства продолжались долгое время. Царица Софья издала по просьбе церковников 12 статей. Вот, к примеру, первая:

«Которые расколщики святой церкви противятся, и хулу возлагают, и в церковь и к церковному пению и к отцам духовным на исповедь не ходят, и святых таин не причащаются, и в дома свои священников со святынею и с церковной потребой не пускают, и меж христианы непристойными своими словами чинят соблазн и мятеж, и стоят в том своем воровстве упорно: и тех воров пытать, от кого они тому научены, и сколь давно, и на кого станут говорить и тех оговорных людей имать и расспрашивать и давать им меж себя очные ставки, а с очных ставок пытать; и которые с пыток учнут в том стоять упорно ж, а покорения святой церкви не принесут, и таких, за такую ересь, по трикратному у казни допросу, буде не покорятся, жечь в срубе и пепел развеять».

Петр Великий отменил эти дикие статьи. Однако жизнь раскольников все равно была тяжелой, поскольку за раскол теперь могли отправить в ссылку. Петр со временем издал указ: «за оный раскол всякие платежи вдвое». Т. е. обеспечил старообрядцам полулегальное существование (но только тем, у кого имелись деньги).

В дальнейшем все зависело от конкретного периода. При Павле I старообрядцам было легче, чем при Николае I, но в целом полной веротерпимости все равно не было, и поэтому у них было в лучшем случае что-то вроде «государства в государстве».