Депутат Нилов о деле Краснова, законах и чувствах верующих

665irfdjЧлен ЛДПР Ярослав Нилов, один из основных сторонников принятия закона «О защите чувств верующих», недавно заявил о том, что в действительности практика исполнения данного закона не вполне то, на что рассчитывали парламентарии.

В первую очередь он рассказал о том, как относится к делу Краснова (когда судят человека за комментарии в интернете):

«Мы всегда выступали за декриминализацию разных статей Уголовного кодекса, за проекты любых амнистий. В тюрьме, по нашему мнению, должны сидеть только люди, совершившие действительно серьезные преступления. Второе. Для того, чтобы делать любые выводы, давать оценки, надо обладать всей полнотой данных, материалами дела и так далее. Третье. Насколько я могу судить, защита выбрала линию формирования общественного мнения, что ставропольского блогера Виктора Краснова судят именно за слова «Бога нет». Хотя, может быть, были еще какие-то другие слова. При этом я категорически против, чтобы человека судили за слова “Бога нет”».

Вот интересно, если выступали всегда за декриминализацию (хотя ее и не было), то почему тогда нужно было лоббировать принятие закона «О защите чувств верующих»? Это ведь явно репрессивный закон, и для чего он нужен, понять сложно. Есть понятие хулиганство, и если какой-либо человек совершит именно противоправные действия против верующих (да и против кого угодно), то его можно судить и по другой статье.

Если же речь идет о Краснове, то тут действительно есть несколько интересных моментов. Во-первых, практически все СМИ указывают, что «судят атеиста», хотя Краснов не обязательно и атеист. Более того, почему практически все СМИ так любят говорить, что его судят за фразу «Бога нет»? В исходном тексте, который взят за основу, есть много фраз. Почему, например, не за фразу:

"Сборник еврейских сказок под названием "Библия" - полная [мат]".

В данный момент отдельные комментарии просто удалены, а там содержались явные намеки на то, что автор любит акцентировать внимание на «еврейском вопросе» вперемежку с матом. Краснов также говорил:

«Когда проводили обыск, то изъяли музыку Вагнера и марши Третьего рейха. А вот «Майн Кампф» стояла на полке, они ее даже не заметили».

Поэтому еще нужно разобраться, за что конкретно его судят. Но явно не просто за фразу «Бога нет».

Если же обратить внимание на записи в группе «Подслушано Ставрополь», где в дискуссиях принимает участие этот человек, то можно заметить, что его цель часто – просто оскорбление. И не чувств верующих, а вообще. Оппонентов он называет «тупыми», «ватниками» и «быдлом», хотя в его записях даже подозрения на конструктивную дискуссию нет, человек именно пришел устроить «срач», провоцировать людей на конфликт. Причем периодически он буквально говорит своим оппонентам, мол, «найдите меня, ничтожества», даже более того – «подавайте в суд». Такие призывы с его стороны тоже были.

Характерный пример:

«это точно ! Веруны сдесь мне уже писали, что мол давай встретимся МЫ тебе покажем чья Вера сильнее !))) До сих пор иногда пишут с обещаниями найти и показать ! )))) Аууу? Узнаете себя читая эту переписку, а веруны ?)))».

В общем, странная деятельность. С другой стороны, нужно ли за подобное судить человека? Скорее нет, поскольку в действительности это никаким образом никому не угрожает, пострадавших нет, а Краснов все-таки к убийствам не призывал. А вот сообщения с матом и личными оскорблениями можно было бы просто удалить (что частично и так уже сделано), что вполне корректно.

Если уж серьезно подойти к вопросу, то если делу дать ход, то в таком случае придется судить, вероятно, десятки, если не сотни тысяч человек, потому что любителей «срачей» в интернете очень много, и они часто выходят за рамки приличия точно так же, как Краснов (причем Краснов в данном случае далеко не эталон), нарушая прежде всего правила социальной сети «Вконтакте».

Далее Нилов заявил:

«На самом деле эта инициатива появилась не для того, чтобы людей сажали за дискуссии в интернете. В 2012 году мы находились на пороге серьезного духовного кризиса, неспокойного времени, когда в интернете можно было найти информацию, сколько денег платят за осквернение икон, к примеру. Когда даже наши проправительственные СМИ показывали, как голая женщина на Украине спиливает крест, причем крест в память о политических репрессированных. Причем так показывали, что посыл сюжета мог стать руководством к действию».

Формально инициатива прошла благодаря акции Pussy Riot. Мол, именно по отношению к таким деятелям закон и применятся, но практика все время расширяет понятие «оскорбление чувств верующих». Еще интереснее то, где Нилов нашел информацию об осквернении икон за деньги. Да и с чего он взял, что спиливание креста – руководство к действию? Сомнительные доводы в пользу принятия закона.

Еще интересный момент:

«Когда я выступал в Думе по поводу этого законопроекта, я говорил, что желаю, чтобы люди по этой статье даже никогда бы не приводились в полицию, потому что привод в полицию — это уже душевная травма для человека».

А что должны делать правоохранительные органы? Сообщать людям через личные сообщения, что они, мол, чувства верующих оскорбляют? Это же абсурд, для чего тогда вообще нужен этот закон.

Что же все-таки оскорбление чувств верующих? Парламентарий отвечает:

«Согласно законодательству, это — унижение чести и достоинства человека в неприличной форме. И вот тут мы приходим к выводу, что любые публичные дискуссии на тему религии, если они не имеют неприличной формы, не содержат в себе признаков состава преступления. Далее, допустим, что неприличная форма есть — например, мат. Но тогда надо доказать умысел. Нельзя путать бытовое оскорбление и юридическое».

Вот мат у Краснова присутствует, поэтому, возможно, сумели оппоненты сформулировать «оскорбленность». Ведь все-таки оскорбил их Краснов и лично, называя разные нехорошими словами (или даже используя мат). То есть его могли судить просто за оскорбление, даже без связи с религией.

В целом Нилов все же полагает, что судить Краснова за комментарии не стоит:

«В ставропольской истории, на мой взгляд, нет даже повода для возбуждения дела. Виноваты не статьи закона, а правоприменители и участники сообщества, которые пишут друг на друга жалобы».

И в конце депутат добавил:
«Знаете, а для меня, например, как для верующего оскорбление — это когда пьяный священник на дорогой машине сбивает людей. Для меня это более возмутительно, чем если кто-то мне скажет, что Бога нет».

Если в комментариях Нилова иногда и имеет место здравый смысл, то все же в конечном счете говорить об отмене данного закона он не стал. Пока что на данный момент закон практически не применяется, случай Краснова скорее исключение, а не правило, но все же это опасный прецедент.