5h5hj55jdВне всяких сомнений, в первую очередь к религии стараются приобщить детей, поскольку им проще навязать определенные догмы как истину, чем взрослому человеку с уже сформировавшимся мировоззрением.

Дело в том, что, несмотря на пропаганду, все-таки в религиозные догмы верует мало человек. Например, в загробную жизнь верит 31% россиян (согласно опросу ФОМ), а конкретно в ад и рай лишь 7%.

Не говоря уже о том, что среди тех, кто называет себя православным, многие не верят в бога, не считают, что православие – это вообще что-то религиозное. Такие люди полагают, что православие относится к национальной идентичности и культуре. Некоторые считают, что формально называть себя православным – значит быть как все.

Таких людей много, но толку от них для РПЦ нет, потому что следовать догмам или призывам со стороны попов они не будут. Заставить их «верить правильно» очень сложно, да и, как правило, просто бессмысленно. Остаются дети. Нужно с ранних лет приобщать к «духовности». Именно поэтому появляются «Основы православной культуры» в школе.

Сегодня добиться полной духовности довольно сложно, проще было в прошлом. Вот это как раз интересный момент, как ранее распространялась православная вера. Кажется, что было все просто: ведь население, как правило, без образования, с ранних лет навязывалась религия. Однако все было сложно, постоянно приходилось прибегать к репрессивным мерам, дабы сохранить «духовные основы» общества.

Все это дело регулировалось законами. В частности, в уложении наказаний уголовных и исправительных был раздел «о преступлениях против веры», вот некоторые статьи:

Статья 67: «Если жених или невеста принадлежат к Православному исповеданию, в сем случае… везде требуется, чтобы рожденные в сем браке дети крещены и воспитаны будут в правилах Православного исповедания; подписка сия берется священником перед совершением брака по форме, при сем приложенной; по совершении брака подписка представляется епархиальному Архиерею».

Если родители принимают другую веру, то статья 188 гласила: «…До возвращения их в православие принимаются правительством для охранения их малолетних детей от совращения указанные в законах меры. В имениях их, населенные православными, на все сие время назначается опека, и им воспрещается иметь в оных жительство».

Статья 120: «Родители, которые быв по закону обязаны воспитывать детей своих в вере православной, будут крестить их или приводить их к прочим таинствам и воспитывать по обрядам другого христианского исповедания, присуждаются за сие:
к заключению в тюрьме на время от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев;
Дети отдаются на воспитание родственникам православного исповедания, или, за неимением оных, назначенным для сего от правительства опекунам, также православной веры».

Следили за этим строго. Если дети долгое время не посещают церковь, то в таком случае родителей могут обвинить (или могут заподозрить в том, что воспитывают они своих детей не как православных).

Как же подобное применялось на практике? Характерный пример:

«Когда до Самары дошли слухи о том, что по селениям Николаевского и Бузулукского уездов разъезжают по ночам становые приставы и урядники, насильно отбирают от молокан детей, мальчиков и девочек, заранее намеченных отцами–миссионерами, и куда–то их увозят, — то долгое время никто не хотел верить подобным слухам и рассказам, — так они казались невероятными… Однако, это недоверие вскоре должно было исчезнуть, так как в Самару прибыли родители тех детей, которые были взяты полицией и куда–то увезены. Смущенные, подавленные, растерянные — они не знали, что делать, что предпринять. Смутно сознавая, что с ними сделали что–то глубоко беззаконное, они ходили к губернатору, архиерею, жандармскому полковнику, миссионерам, но нигде не могли добиться толку. Губернские чиновники уверяли их, что губернатор в этом деле ни при чем, что это дело архиерея. У архиерея же им ответили, что владыка не имеет никакого отношения к этой истории, что это дело полиции и т. д.
Только с большим трудом им удалось узнать, где находятся отобранные от них дети. Оказалось, что они размещены по разным мужским и женским монастырям Самарской епархии. Долгое время никто не мог или же никто не желал объяснить несчастным родителям, надолго ли заключены в монастыри их дети и будут ли они когда–нибудь возвращены им. Но вот являются православные миссионеры и говорят убитым горем отцам и матерям: «Ваши дети до тех пор будут в монастырях, пока вы, их родители, не покаятесь, пока вы не отречетесь от молоканской ереси и не присоединитесь снова к лону православной церкви… Вы губите своих детей, так как не крестите их и воспитываете в молоканском духе, а в монастырях их окрестят по православному обряду и будут воспитывать согласно учению святой церкви» (
Пругавин А. С. Вне закона. Штуттгард, 1903, с. 87–88).

Подобное положение в полной силе сохранялось до 1905 года (в некоторых местах лишь формально). Затем еретикам все же позволили воспитывать детей не в православной вере, однако выход из православия все равно считался преступлением.

Думать после этого, что православие «принималось народом», как-то не особенно логично, поскольку выбора у народа вообще не было. И об этой проблеме сегодня думают многие служители православного культа. То положение, которое было в Российской империи, для них считается эталоном. Вряд ли им удастся достигнуть подобного, однако приблизиться к этому они смогут на данный момент, ресурсы и влияние позволяют.

Более того, некоторые попы прямо признаются в том, что крестить нужно именно детей. Настоятель храма святой Ксении Герман так и сказал:

«Я считаю, что если бы детей крестили только по достижении ими совершеннолетия, то никто бы во взрослом возрасте в церковь их не затянул. Мы должны с младенчества знакомить своих чад с нормами морали, взрослых уже не перевоспитаешь».

Это позиция РПЦ. Сегодня лоббируется идея ввести ОПК во всех классах школы. Причем, что интересно, разговоры ведутся такие, что, мол, нужно ввести только ОПК, а не весь курс ОРКСЭ, где есть выбор модуля.

   

АПА1