kj554hgfgfjТак называемый сектовед Дворкин заявил о том, что нужно активнее бороться с сектами, поскольку они, видите ли, активизировались. Для них, мол, кризис – питательная среда. И ведь проблема этих людей, по мнению Дворкина, не в том, что они идут в организацию, где промывают мозги, а в том, что они идут в «неправильную» организацию, где промывают мозги.

По мнению подобных деятелей, люди должны становиться адептами «традиционной религии», а если уж сказать точнее – православия (так как большинство таких «исследователей» именно православные).

Более того, само «сектоведение» появилось в Российской империи, где секты преследовались по закону и где подобное «учение» всегда было на стороне православного культа. В общем, сектоведение к науке никакого отношения не имеет. Это способ борьбы с конкурентами РПЦ (но для современного общества эти люди не говорят так прямо, что РПЦ, они говорят «традиционные религии»).

Итак, как эффективно бороться с сектами:

"Следует тщательнее исследовать саму проблему сектантства, собирать информацию, проводить расследования для того, чтобы вести соответствующую статистику, которой на сегодняшний день у нас нет. Необходимо, как это происходило и во Франции, и в Германии, и в Бельгии, создать расследовательскую комиссию при Думе или при Совете Федерации, которая действительно глубоко и серьезно изучила бы этот вопрос".

На самом деле проблема привлекает исследователей. Другой вопрос в том, что многие религиоведы не являются апологетами православного культа, и именно по этой причине Дворкин игнорирует их исследования или считает их недостаточными. Естественно, ведь их проблема в том, что они пытаются изучать явление, а не осуждать. Но предложение Дворкина конкретно. Он хочет получить поддержку государства на проведение подобных «исследований» именно в интересах РПЦ.

Дворкин полагает:

"Следует ввести систему конкордата - сотрудничества с традиционными религиями, которые играют позитивную роль в стране и которые оказали решающее влияние на формирование идентичности населяющих Россию народов. Все это следует сделать, чтобы можно было принять работающий противосектантский закон, что далеко не так просто".

Что такое конкордат:

«Конкордат (от средневекового лат. concordatum — соглашение, от лат. concordo — нахожусь в согласии) — по канонической терминологии договор между папой римским как главой Римско-католической церкви и каким-либо государством, регулирующий правовое положение Римско-католической церкви в данном государстве и его отношения со Святым Престолом; договоры с другими странами называются конвенциями. Чёткая градация терминов была утрачена в XIX веке в связи с изменением политической карты Европы и Азии».

И тут возникают вопросы. Во-первых, должно ли светское государство, где официально провозглашена свобода вероисповедания, выделять так называемые традиционные религии? Во-вторых, нужно ли для этого возрождать средневековые формы сотрудничества церкви и государства. Естественно, это мечта РПЦ, но навряд ли такое возможно в современном обществе.

Также вряд ли можно обойти вниманием тезис, что якобы традиционные религии играют позитивную роль и стране. Чем это доказывается? Да ничем. Такой вот замечательный «исследователь», который надеется на то, что ему просто поверят на слово.

А вот другой тезис легко опровергнуть. Дворкин считает, что религия оказала решающее влиянием на формирование идентичности населяющих Россию народов. Итак, берем данные за 1992 год:

«В статье "Православная церковь в России: недавнее прошлое и возможное будущее" игумен Иннокентий, ссылаясь на данные ВЦИОМ, отмечал, что в 1992 г. 47% населения назвали себя православными. Из них лишь около 10% более или менее регулярно посещают богослужение в храме (автор как практикующий священнослужитель полагает, что эта цифра завышена). Если говорить не только об этих православных, но и стремящихся в жизни соответствовать нормам христианской морали, то их число и 10 лет спустя составляет от 2 до 3% населения. Для большинства речь идет не о религиозности, а о национальной самоидентификации: для этих людей считать себя православными есть признак их "русскости"» (Гараджа. Социология религии)

Ничего с этих пор не поменялось. Храмы во время праздников посещает всего 1-2% от населения РФ. Согласно исследованию ФОМ, в ад или рай верит только 7%. И все это перемешивается с суевериям и проч. предрассудками. Что, в общем-то, говорит о том, что религиозное сознание в идеальном для церковников виде характерно для незначительной части россиян, что должны понимать любые исследователи, которые занимаются данной темой.

И еще большой вопрос, кого все-таки больше: сектантов или сторонников РПЦ, которые регулярно отправляют культ и следуют основным религиозным догмам. И если все-таки взять во внимание тех людей, на которых религия действительно оказала влияние, то можно вспомнить замечательное влияние ислама, которое в начале 90-х показало себя во всей красе. Ну и фанатичных православных деятелей, которые избивают местных жителей – противников строительства храмов в парках - или сжигают изображения «врагов православия». В общем, та еще идентичность.

Тактика Дворкина сводится к тому, чтобы подобных индивидов (православных фанатиков) стало больше, сектантов – меньше. И тут он говорит не как исследователь (исследователем он не является, поскольку сектоведение – не наука), а именно как сторонник церкви.

Главный борец с сектами еще добавил:

"Поддержка сектантства - это способ разделения страны на враждующие фракции, способ наращивания напряженности, способ обретения рычагов влияния и внешнеполитического давления. Простой пример: в какой-то стране принимается законодательство, запрещающее те или иные секты. Госдеп США тут же вмешивается и начинает требовать соблюдения религиозной свободы так, как она понимается в Америке".

Если все-таки речь идет о России, надо помнить, что поддержка сектантов в большинстве своем – это следование букве закона, потому что закон, в общем-то, чаще всего на стороне сектантов, которые просто отправляют культ и не добиваются чего-то большего, чем равных прав (на данный момент, естественно). И тут дело не в США, дело в свободе вероисповедания, о чем забывают сторонники Дворкина.

Неужели надо запретить отправлять культ людям только потому, что так хотят православные? И главный момент тут такой: чем православный культ менее безумен, чем практически любой сектантский? В плане идейного содержания разницы почти никакой нет.

Но есть важный момент – социальный фактор. Дело в том, что официальная (традиционная) религия сотрудничает с государством, выступает в интересах государства, а сектанты как бы «в стороне», а иногда и противопоставляют себя власти, отрицают социальные институты и нормы морали, права; иногда выступают против медицинских учреждений, армии и т. д.

Также нельзя забывать и о принципиальных отличиях. Православный может не верить в бога, игнорировать любые постулаты церкви, тогда как человек из малочисленной секты обязан знать основные положения культа, обязан подтверждать делами свою «веру». Именно из-за фанатизма сектантов, как правило, в обществе не жалуют. Впрочем, активных православных фанатиков тоже. И несомненно, что деятельность сектантов нужно регулировать (как и деятельность фанатиков – представителей традиционных религий), однако если представителям РПЦ что-то разрешают, а сектантам - запрещают, то тут уж не совсем понятно, на каком основании.

   

АПА1