Православная церковь против Николая II

v44yfdfcbnvСейчас бывший царь Николай II считается православным святым. Правда, святость его не связана с тем, что он творил чудеса или общался с различными персонажами древнееврейского фольклора, он святой для РПЦ потому, что был убит, иногда и этого достаточно для святости (но главное, что персонаж известный, крепостной святым, скорее всего, не станет).

Естественно, в РПЦ представляют ситуацию так, как будто Николай был культовым персонажем для православной церкви всегда. Однако на деле все сложнее. Был момент, когда Николай отрекся от престола, и именно тогда последовала реакция церкви.

Надо отметить, что до отречения Николая поддерживали. Несколько характерных цитат того времени:

«Веруем, что боговенчанный наш царь есть отображение на земле божественного провидения... Царство самодержавное на земле есть снимок едино-властительства божия»[1].

«Образ царя земного в нашем государстве взят с образа царя небесного, так что кто противится власти царской и власти начальников, от него поставленных, тот противится божию установлению»[2].

«Царское самодержавие должно сохраниться в полной неприкосновенности и неограниченности»[3].

«Мы своим неповиновением царской власти, своим непочтением к ней, восстаем против учреждения божественного, прогневляем бога и нарушаем его святую волю»[4].

«Кто осмелится говорить об ограничении его (самодержавия), тот наш враг и изменник»[5].

Конечно, при этом нужно учитывать, что одно выступление любого попа против Николая – конец карьеры в лучшем случае. В худшем – уголовное преследование. Церковники всегда занимались тем, что обслуживали власть, проповедуя о том, что всякая власть от бога.

Перелом произошел сразу после того, как бы свергнут Николай. Ведь вся «божественность» и «неизменность» режима исчезает. Он сразу перестал быть ставленником бога, а монархия потеряла все преимущества, поскольку новая власть уже выступала за республику. Попы с Временным правительством договорились быстро, и сразу же стали критиковать Николая и монархию в целом. Именно так попы говорили после отречения:

«Наилучшей формой правления Русского государства епархиальное собрание признало демократическую республику с широкой областной автономией. В сознании народных масс и конституционный монарх служит символом идеи старого абсолютизма власти. Вот почему лозунг - демократическая республика - является уже требованием момента»[6].

Теперь отдельно хочется процитировать основных церковников того периода, некоторые из которых теперь тоже, как и Николай, «святые». Вот что говорил епископ Омский и Павлодарский Сильвестр:

«...Наступило наше страдное время в правление императора Николая II. Всеми чувствовалось, что уже отжил свою пору бывший доселе государственный строй и порядки. При нынешних условиях жизни самодержавному царю невозможно было успешно управлять столь великим государством. Нужно было, чтобы сам народ, в лице избранных им представителей, принял участие в управлении. Но царь не сделал этого. Царский престол окружали враги народа тайные и явные. Происходило страшное нечестие. Началась великая европейская война, и открыто обнаружились многие государственные недостатки, а от них военные неудачи. Народные избранники слезно умоляли царя удалить вредных людей и сделать необходимые исправления. Но царь не внял голосу народному. И последовал государственный переворот. Неустранимый ход жизни вынудил императора Николая II отказаться от престола, что он исполнил за себя и за наследного сына 2 марта сего 1917 г. Так совершился суд Божий над бывшим нашим царем Николаем II, как в древности над Саулом» (здесь и далее цит. по: Михаил Бабкин. Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году)[7].

Забавно, один «святой» обличает другого «святого», и святость у них одинаковая. Далее епископ Переславский Иннокентий (Фигуровский):

«Как мы все искренно радовались и торжествовали, когда низвергнут был Богом с престола безвольный, подпавший под власть хлыстов, император, и волею Божией, а не волею народа - как ложно утверждают неверующие люди - во главе нашего Отечества поставлены были лучшие люди, известные всему миру своей неподкупной честностью и благородством».

Еще за несколько месяцев до этого епископ постоянно восхвалял царизм и Николая II, называя данный режим «богоданным», но все меняется, даже «вечные принципы морали».

Другой церковник - епископ Александровский Михаил (Космодемьянский) объяснял верующим, почему все-таки пал режим Николая:

«Я не стану подробно останавливаться на таком, например, поразительном совпадении, что выступлению династии Романовых на арену жизни Русского государства предшествовал Гришка Отрепьев, тело которого было потом сожжено и прах его выстрелили из пушки; а свержению той же династии способствовал своим позорным фаворитством не менее позорный другой Гришка - Распутин, тело которого тоже сожжено. Согласитесь, однако, что это не простое только случайное совпадение».

Как видно, поп не только негативно отзывается о Николае, но он бы не особо опечалился, если бы того сожгли, а затем прах выстрелили из пушки. И далее он же критикует самодержавие, богом установленное:

«Но я остановлю ваше внимание на более глубоком сопоставлении. Разве, например, не глубокий смысл кроется в том сопоставлении, что восстание русской народной жизни из-под векового гнета самодержавного режима, придушившего всякую самость, свободу и творческую природу многомиллионного нашего народа, началось вместе с пробуждением природы от зимней долгой, беспробудной спячки, замертвившей все живое и покрывавшей белым мертвым саваном все - и отжившее, и еще крепкое, и даже цветущее - с пробуждением к новой жизни, цветению, сиянию и красоте ее.

Вчера еще сами создатели новой, свободной народно-правовой русской жизни, устои, столпы этой жизни: Родзянко, Львов, Керенский, Милюков и иже с ними сами не знали, не смели думать, мечтать и гадать, что русская жизнь, русский народ может совершить такой небывалый в истории человечества скачок, а уже ныне этот скачок стал совершившимся фактом. Вчера была самодержавная монархия, а нынче уже и конституционная мало кого устраивает.

Еще вчера только река была покрыта ледяным покровом, а уже нынче она вылилась из берегов, и ни в какие каналы и канавы ее не выведешь: неудержимым потоком заливает она поля и луга.

И в природе русской, и в жизни русской - государственной, политической, общественной, национальной, вероисповедной, правовой идет полное, всестороннее воскресение человека навстречу ныне празднуемому нами Воскресению Христову, дарующему нам свободу духа и с нею живот вечный. Это ли не поразительное провиденциальное совпадение? Христос воскресе!

Воскрес Христос - и пали рабские дьявольские цепи. Пал самодержавный строй, Деспотический режим - и рушились путы, которыми окована была вся жизнь человека от Утробы матери и до могильной гробовой доски.

И я, кажется, не преувеличу, если скажу, что никакая сторона народной правовой Русской жизни не была так опутана этими путами, как опутана и крепко-накрепко, на узел, завязана была сторона религиозной жизни народа и ее отраслей - церковной и клировой. Цезарепапизм, то есть господство в церкви царской власти, или полное зависимое подчинение церкви государству, сказывался на всех сторонах церкви и охватывал круг всей ее жизни и деятельности».

Хочется сказать, что данная речь вовсе не позиция одного церковника – это работа, которую проводили епископы с верующими по приказу центра. То есть это позиция православной церкви после Февральской революции.

Как можно заметить, церковь чуть ли не жертву из себя строит, хотя очевидно, что самодержавие было ей выгодно. Царская власть обеспечивала духовенство деньгами, защищала монополию православия и т. д. Просто глупо было держаться за это в момент, когда самодержавие уже разрушено, воевать церковь с новым правительством не могла по той простой причине, что в основном ее авторитет держался на штыках. С колоколен попов сбрасывали не большевики, а крестьяне в ходе многочисленных восстаний (в том числе, задолго до революции 1917 года).

А теперь епископ Двинский Пантелеймон о самодержавии:

«Враги православия стараются убедить, будто старые порядки и старая власть были благоприятны для церкви и для духовенства. Но это не верно, они никогда не были благоприятны. Старое правительство в упоении своей властью не считалось ни с постановлениями святых отцов, ни с епископской благодатью, а грубо господствовало над высшим духовенством, обращая церковь в служанку для своего возвеличения и тщеславия. С этой целью старая власть не допускала, чтобы епископы православной Церкви собирались бы для свободного управления делами Церкви. Со стороны могло казаться, что у епископов полнота власти, что они все могут, а на самом деле им представлялась одна только видимость участия в церковном управлении. Все же дела церковные решались светскими чиновниками, иногда маловерующими или даже просто еретиками, которые глумились над архиереями. ...Грех против церкви это есть самый главный грех старой власти и, пожалуй, он больше всего и привел прежнее правительство к погибели, а теперь продолжает быть причиной многих настоящих и грядущих бедствий».

С временным правительством попы договорились, причем там были ультиматумы. Например, Собрание определений и постановлений временному правительству:

1. Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском Государстве пе́рвенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей, как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское Государство.

4. Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью.

7. Глава Российского Государства, Министр Исповеданий и Министр Народного Просвещения и Товарищи их должны быть православными.

8. Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь.

12. Добровольный выход из православия допускается не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак...

13. Государственное законодательство относительно условий заключения брака лиц православного исповедания устанавливается сообразно с нормами церковного права.

19. Во всех светских государственных школах ...преподавание Закона Божия... обязательно как в низших и средних, так и в высших учебных заведениях: содержание законоучительских должностей в государственных школах принимается за счет казны.

22. Имущество, принадлежащее Православной Церкви, не подлежит конфискации или отобранию... государственными налогами.

24. Православная церковь получает из средств Государственного Казначейства... ежегодные ассигнования в пределах ее потребностей[8].

Так что если бы временное правительство, которое приняло все требования церкви, сохранилось, то церковники бы не бедствовали, поскольку члены ВП полагали, что попы действительно авторитетные лица и помогут им закрепиться у власти.

Епископ Екатеринодарский Иоанн (Левицкий) о режиме православного святого Николая II:

«Духовенство давно сознавало тяжелое порабощение народа и церкви сильными мира сего. Сознавало это и скорбело и, сколько могло, возвышало иногда свой голос. Но голос его, как слабый, заглушался более сильными голосами и почти не достигал желанной цели. Теперь народ-богатырь сбросил с себя оковы рабства, и Церковь вздохнула свободнее. Как узник, освобожденный из темницы, чувствует себя на верху счастья, так и Церковь в лице верных чад своих не может не радоваться своему освобождению от тех стеснений, которые давили самоопределяющуюся ее жизнедеятельность». 

«Всякая власть от бога» не всегда работает. Разговоры о том, что самодержавие в России «извечно», что его невозможно отправить на свалку истории, быстро сменились обличительными выступлениями. Это лицемерие вообще никого не смущало, поп вчера еще буквально мог говорить, что сам Христос Николая II на престол посадил, а затем стал вещать: Николай – узурпатор.

Епископ Вольский Досифей (Протопопов) высказался:

«Все слои русского народа давным-давно всей душой и всем сердцем были на стороне Государственной Думы, которая вступила в героическую борьбу с безответственными темными силами старого правительства, с его бесправием, угнетением и коварной изменой русскому народу и русскому делу. Душа русского человека исстрадалась за время правления старой бюрократической власти, крепко цеплявшейся за свои права, преимущества и личные выгоды, но в конце концов приведшей нашу страну на край гибели. Целое море русской крови пролито благодаря темным силам старого правительства, действовавшего с наглостью и коварством. Да будет священна кровь народных мучеников!

Только новый государственный строй, соответствующий духу и желаниям народа, выведет нашу Родину из смертной опасности. Только Новое Правительство, в полном единении с самим народом, создаст победу над врагами тайными и явными и тем обеспечит счастье и благоденствие свободной России».

Все по указке. Что сказали в центре, то попы и говорят, не имея своей точки зрения на такие принципиальные вопросы.

И напоследок благородный князь Ухтомский, владыка Андрей:

«О вреде цезарепапизма написаны целые горы бумаги. Его разрушающее влияние на Церковь, как общество, не подлежит никакому сомнению; все, кто мог еще колебаться в решении этого вопроса, ныне наблюдая церковную жизнь, могут удостовериться, что цезарепапизм поставил церковную жизнь в ее общественном проявлении - на край гибели.

Цезарепапизм тем был опасен в церковной жизни, что он вмешивался в область, лежащую совершенно вне его компетенции. Если государственная власть решала, что нужно "помочь" Церкви, то она помогала только иерархии и тем отдаляла ее от верующих мирян; наделяя церковную иерархию нецерковными атрибутами, государственная власть вкорне подсекала церковную жизнь: пастыри перестали знать свою паству, а паства перестала любить своих пастырей. Государственная власть в самые важные минуты церковной жизни считала нужным вломиться в церковную жизнь и, нисколько ее не понимая, только все в этой жизни портила, в конце концов расшатав все ее устои. Все, даже искренне думающие о своей принадлежности к Церкви перестали понимать ее природу, и политическую благонамеренность стали смешивать с верностью св. Церкви. Вместо церковной проповеди наши пастыри начали вводить в употребление только митинговые речи. Служение Божией правде было подменено служением правде царской; а потом и смирение пред неправдой царской было объявлено добродетелью».

После всего этого сложно поверить в россказни церковников и отдельных чиновников о том, что якобы Николая II разоблачали только в «советских агитках». На самом деле к нему негативно относились и представители низшего, и высшего сословия; и черное, и белое духовенство; и левые, и правые.

Святым Николай стал задним числом, когда волнения поутихли, когда церковники отказались от прошлых заявлений и вспомнили о России, которую «они потеряли».

После всего этого не совсем понятно, как церковники справляются с этим противоречием. Неужели все вышеперечисленные – еретики? Но тут сложность заключается в том, что часть из них – святые, причем все-таки служители культа.

Но поскольку вера – отказ от понимания, то никаких противоречий и быть не должно. Святой Николай и святые эти попы. Главное не то, что они говорили или думали, а то, что их образ можно использовать в своих интересах.

Источники

Источники

1. Кормчий, 1903, № 24

2. Вера и разум, 1905, № 2

3. Вера и церковь, 1906, № 3

4. Проповеди, 1908, май

5. Церковные ведомости, 1911, № 5

6. ВЫДЕРЖКИ ИЗ РЕЗОЛЮЦИЙ СЪЕЗДОВ ДУХОВЕНСТВА И МИРЯН 1917 ГОДА. URL: http://www.religiopolis.org/documents/709-vyderzhki-iz-rezoljutsij-sezdov-duhovenstva-i-mirjan-1917-goda.html

7. Михаил Бабкин. Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. URL: http://krotov.info/acts/20/1917_19/babkin_03.htm

(за подборку цитат спасибо http://remi-meisner.livejournal.com)

8. Е. Клевцова. Русская Православная Церковь. ХХ век, 2008, с. 91.