РПЦ выступила против Кураева

129693 1 222 bigКураев в последние недели в своем живом журнале радовал общественность разоблачениями. Он доказал, что в семинариях РПЦ достаточно распространены «нетрадиционные отношения». Причем в данном случае речь идет не об ориентации, а скорее, о насильственном принуждении.

В его блоге были опубликованы анонимные письма, некоторые истории. В частности, мнение самого Кураева и его сторонников, чей опыт тоже можно считать источником в данном вопросе.

Дабы исчезнул субъективизм, стоит отметить, что из-за жалоб был уволен проректор казанской семинарии Кирилл Илюхин, который отличился тем, что запечатлел свои «утехи» с учениками семинарии (фотографии есть в интернете).

Казалось бы, что все очевидно. Фактически Кураев, когда написал об этом, руководствовался лишь фактами. Однако реакция со стороны церкви не оценила по достоинству его поступок, и он был исключен из состава профессоров Московской духовной академии.

Исключили его за «эпатаж в блогах». И явно это было прямо связано со скандалом в семинарии.

Важно отметить, что в действительности все сложнее, чем кажется на первый взгляд. Ведь Кураев, по сути, перехватил «инфоповод». Понятное дело, что если бы не он написал, то написали бы журналисты, что могло бы сильнее ударить по церкви.

Так что, возможно, Кураев тем самым даже хотел сделать этот скандал не таким скандальным, и сразу же обозначил, что для церкви это «аномалия», а не норма. Но его коллеги все восприняли не так.

Поэтому в дальнейшем Кураев стал радикальнее, ввиду того, что его поступок не был оценен по достоинству. Так что он продолжил публиковать то, что обсуждают приватно. Т.е. конфликт с каждым днем становился все более открытым, и со временем многие попы публично осудили поступки Кураева. В то время как официальная позиция РПЦ еще не была сформулирована.

Но теперь Кураев официально нанес ущерб репутации РПЦ, и от этого никуда не деться. Публикации о суициде семинаристов, пытках побегах и письмах оставили неизгладимый след. На основании этих публикаций многие люди составили свое мнение о закрытых учреждениях РПЦ, поскольку болезни подвержены они все. И тут речь не только о семинариях, но и о монастырях, епархиях, даже отдельных приходах. Все эти места практически «вне права».

Кураев наивно полагает, что такой «срыв покров» поможет РПЦ «очиститься», но он ошибается, ввиду того, что это совершенно обычная практика для РПЦ или любого закрытого учреждения. Как писал Ломоносов о монашестве:

«монашество... есть не что иное, как черным платьем прикрытое блудодеяние и содомство... не говоря о детоубийствах... При всякой пирушке по городам и по деревням попы — первые пьяницы: с обеда по кабакам ходят, а иногда до крови дерутся».

Подтвердила это и сама РПЦ. От имени московского патриарха Кураева призывают «покаяться» и отказаться от «интриг». Важно напомнить, что публикации Кураева не высосаны из пальца – это объективная информация. Просто «неудобная» для РПЦ. В чем, кстати, тоже уникальность РПЦ, поскольку никому даже не надо ничего выдумывать, дабы дискредитировать эту «некоммерческую организацию». Она все делает сама, ну а потом только и может, как возмущаться тем фактом, что ее деятельность выносят на общественное обсуждение.

От имени московского патриарха высказался Чаплин. Он также добавил, что если «грех мужеложства» и имеет место в рядах РПЦ, то такое нельзя ни в коем случае обсуждать на публике. Для этого, мол, есть церковный суд! А по словам того же Кураева, данный суд неоднократно оправдывал тех, кого осуждали в подобных «грехах».

И завершил свои слова Чаплин тем, что назвал блог Кураева:

«отравленным и нечистым источником»

Вряд ли это оскорбление, учитывая тот факт, что это исходило из уст Чаплина.

Но в любом случае понятно, что в дальнейшем РПЦ постарается пресечь деятельность Кураева. Хотя, если его отлучат от церкви, то он может выложить еще больше компромата, поскольку в церкви он еще с 80-х годов, и знает многие вещи, о которых, очевидно, пока сообщать не собирается.

Кураев также подчеркнул, что:

«Меня ужасает, что коллеги Чаплина не могут даже предположить, что священнослужитель церкви может действовать просто по совести, по христианскому убеждению»