vcou

РПЦ в СССР: доходы, махинации, религиозность населения. 1950 год

РПЦ в СССРКак жилось служителям культа РПЦ в СССР? Ответить на этот вопрос в целом довольно сложно, потому что тут все зависит от конкретного периода. В данном случае рассмотрим 1950 год. Этот период отмечается, во-первых, скорее индифферентным отношением власти к церкви; во-вторых, потому что есть источник, который показывает, как действительно жилось служителям культа в этот год.

Этот источник — отчетно-информационный доклад за 1950 год по Архангельской области[1]. Отчет в центр от местного совета по делам религии. Несомненно, это представляет большой интерес, чтобы понять, какой тогда была церковь для государства и для общества.

Посещаемость храмов

Вначале о числе культовых сооружений:

«В области количество действующих церквей не изменилось, имеется церквей и молитвенных домов 32, в т.ч. церквей в типовых зданиях - 30, молитвенных домов - 2.
Из-за отсутствия священников не функционируют 4 церкви и один молитвенный дом».

Стоит отметить, что в этот год проживало в Архангельской области примерно столько же людей, сколько и теперь. По переписи 1959 года[2] даже больше, чем сейчас (тогда 1,2 млн, сейчас — 1,1).

 

По поводу посещаемости культовых сооружений во время праздников:

«В религиозные праздники "Пасха", "Вознесенье" и "Троицу" было в церквях, особенно в г. Архангельске, значительное число верующих, так в Пасху в г. Архангельске было более 2500 верующих, в том числе

молодежи до 15 %, при этом юноши и девушки приходили в церкви не молиться, а интересовались, "что делается в церкви". Постояв в церкви немного времени, уходили в клуб на танцы. Праздники "Пасха", "Троица" сельским населением были использованы как повод устройства семейных вечеров со спиртными напитками. Празднество продолжалось 2-3 дня».

И тут мы можем оценить рост числа верующих по сравнению с тем, что было почти 70 лет назад. В 2016 году в Архангельской области Пасху отметило 20 тысяч человек[3], и это учитывая, что население — 1,1 млн человек.

Но это данные по праздникам. А что в обычные дни? Ситуация совершенно иная:

«В непраздничные дни в указанных церквах бывает верующих не более 100».

Еще примечателен состав верующих:

«Посещают церковь преимущественно женщины престарелого и среднего возраста, есть крайне небольшая часть молодежи. Мужчины, преимущественно старшего возраста, посещают церковь немного, примерно до 2% всех молящихся».

Автор доклада подчеркивает, что в годы войны и в первые годы после нее ситуация была несколько иной, поскольку в церквях бывали даже военные, но на 1950 год это уже неактуально:

«При этом следует отметить, если ранее были отдельные случаи посещения церквей городов офицерами Советской Армии, студентами институтов и техникумов, то в настоящее время, как уже было сказано, церковь в городах посещают преимущественно женщины престарелого и среднего возраста, следовательно изменился состав верующих».

И последний важный фактор, который влиял на посещаемость храмов:
«Однако на посещаемость церквей городов влияют отдельные моменты, затрагивающие материальную заинтересованность верующих, так, например, 26 декабря 1950 г. в магазинах г. Архангельска продавали белую муку, в этот день в Ильинском соборе на литургии было всего 2 человека. "Бог-то бог, да сам не будь плох", говорят отдельные верующие».

Почему закрывали церкви?

Почему закрывались церкви в советские годы? Многие думают, что власти так хотели — чтоб было меньше верующих. Однако причина истинная такова:
«Церкви и один молитвенный дом мною сняты с регистрации за отсутствием священников более 9 месяцев. Указанные церкви мною сняты с регистрации до получения постановления Совета от 16 ноября 1950 года».

То есть церкви не просто пустовали, а пустовали определенный период. И в этот период у РПЦ была возможность занять данную церковь. Причем о ситуации в самой церкви, очевидно, прекрасно знали. Но дело в том, что конкретные церкви (речь идет о 4 церквях) просто были невыгодны, то есть приносили больше убытков, чем прибыли.

Также уполномоченный по делам русской православной церкви по Архангельской области подчеркивает:

«Следует отметить, что епископ ни разу не поднимал передо мною вопроса о назначении священников на свободные приходы. От верующих снятых церквей с регистрации не поступало ко мне заявлений об открытии церквей».

«Гонения»

«Гонения» в те годы были такие:

«Была на приеме казначей Заостровской церкви Исакогорского района г. Архангельска с жалобой на председателя колхоза "Красный огородник" Истомина о том, что он ей не разрешает быть казначеем, как колхознице его колхоза. По моей просьбе председатель Исакогорского райисполкома т. Соболев разъяснил т. Истомину о его неправильных действиях».

Как можно понять, подобные моменты зачастую были личной инициативой мелких чиновников, что в итоге исправляли партийные деятели.

По поводу контроля над попами в Архангельской области тех времен:

«Надо отметить, что местные советские и партийные органы плохо изучают состояние религиозности в районах, считают это делом бесполезным. Когда обращаешься к председателю райисполкома с вопросом, как ведут себя верующие, то получаешь ответ: "отвяжись со своими попами..." Председатель Сольвычегодского райисполкома т. Ильин ответил: "Буду я заниматься церквями, у меня и без них хватит дел"».

А также отмечалось: «Районные советские и партийные организации не знают, что делают священники и не придают некоторым действиям политической оценки».

Тогда антирелигиозная пропаганда была достаточно слаба. Потому что в основном занимались популяризацией науки под эгидой общества «Знание»[4]. Да и действительно были дела куда важнее этого. Ведь не стоит забывать, что мировая война на тот момент прошла всего 5 лет назад.

Надо отметить, что местные партийные органы занимались восстановлением страны в широком смысле, а также реализовывали другие — глобальные — проекты по развитию экономики. Вероятно, при такой ситуации, особенно если учесть, что население к религии в основном было равнодушно, борьба с религией не считалась чем-то важным. Все-таки это был уже не 1917 год.

Православные в СССР

Да и верующие в 50-м году не были такими же, как в Российской империи, то есть они могли за любой проступок раскритиковать священника. Характерный пример:
«При одном посещении епископ Леонтий жаловался мне на церковный совет и религиозную комиссию Соломбальской церкви, так как последние не желают, чтобы настоятелем был вновь прибывший священник из г. В. Устюга - Попов Ст. "Попов Ст. уже стар, не может ходить и исполнять церковные обряды на дому по просьбе верующих. Кроме того, он часто служит пьяным».

Конечно, это не единичный случай в области:

«Священник Онежской церкви Руденко вызвал недовольство части верующих прихода самовольным расходованием церковных средств, не считаясь с мнением церковного совета и ревизионной комиссии».

Верующие в советские годы не были фанатиками в большинстве своем, поэтому, даже веруя, как делали их предки, они по многим вопросам были скептиками. Из этого получались интересные примеры:
«Отдельные служители культа не пользуются авторитетом среди верующих, например, б. староста Введенской церкеви Княжестровского сельсовета Холмогорского района Павловская П.Ив. при одном посещении сказала: "Только будучи церковным старостой я убедилась, что священники обмащики, им ничего верить нельзя"».

О падении влияния религии на сознание масс свидетельствует тот факт, что число венчаний в церкви сокращалось:
«Венчание в церквах совершаются крайне редко, например, всего по области в 1948 году было 158 венчаний, а в 1949 году - 102, за три квартала 1950 года всего 37, в то время как зарегистирировано браков в ЗАГСе по районам и городам, где имеются действующие церкви: в 1948 г. - 5742, в 1949 году - 6529, а за 3 квартала 1950 г. - 5010 (сведения из ЗАГСа за 1950 год в целом поступят в конце января 1951 года)».

Кадровый состав РПЦ

Представляет интерес состав духовенства, где в основном были люди, которые родились до революции:
«Из сведений о православном духовенстве, состоящем на регистрации по состоянию на 1 января 1951 года, видно, что значительное количество духовенства имеет престарелый возраст, так, старше 55 лет - 31 человек, от 41 до 55 лет - 4 человека и до 40 лет - 2 человека, особо следует отметить, что священников старше 65 лет 16 человек».

Притока новых кадров практически не было по той причине, что самые выгодные места занимали старшие. Да и число их было ограничено, так как жить по новым принципам было нелегко. Многие бывшие священники попросту покинули свою «работу» и стали обычными советскими гражданами. Но этот вариант, понятно, был актуален не для всех.

Церковные доходы и махинации

Важно отметить, что то состояние, в котором находилась РПЦ — ее реальные возможности, потому что тогда государство не спонсировало церковь напрямую, особенно в регионах. И в то же время не было активности в плане закрытия церквей, то есть попы могли существовать достаточно спокойно. Они могли брать церковь в аренду при условии, что есть община верующих — поп, 20 прихожан. Однако в то же время попы должны были платить все налоги, в том числе зарплату своим работникам, а также они должны ремонтировать культовые сооружения, что, конечно, сильно не нравилось служителям культа.

В те годы было достаточно выгодно быть попом в местах массового скопления, особенно в нескольких церквях Москвы и Ленинграда, но в остальном все было не так выгодно, особенно в регионах.

В Архангельске, что следует от отчета, произошло интересное событие:
«Протодиакон Ильинского собора г. Архангельска Хотеновский Александр Васильевич, получив подъемные деньги в сумме около 3000 руб., сбежал в гор. Петрозаводск».

Стоит отметить, что средняя зарплата в те годы составляла 700 рублей (после денежной реформы 1947 года), поэтому сумма не самая большая, но, судя по всему, в области особого желания работать не было, потому что спрос на поповские услуги был достаточно слабый.

Проблем с деньгами хватало (куда уж без этого):

«Церковный совет и ревизионная комиссия предъявляют обвинения к настоятелю Соломбальской церкви Попову и бухгалтеру Кобылину на недостачу денег в сумме более 20 тыс. руб. Со стороны епископа было назначено две ревизии, но точной суммы не выявлено, ввиду запутанности бухгалтерии. Церковный совет уволил бухгалтера Кобылина, а епископ Леонтий ответил на жалобу церковным органам: "Если они имеют данные о присвоении средств, подавайте заявление на виновных в суд"».

20 тысяч рублей в те годы — приличная сумма. Тогда система действительно была запутанной, потому что за деньги отвечали старосты, которые зачастую передали деньги попам. В годы Хрущева эта ситуация была пересмотрена в том плане, чтобы церковную казну не мог поп украсть. Подобное, естественно, называлось «гонениями», потому что попы хотели активнее осваивать весь бюджет церкви, где служат.

Этот Попов вообще в Архагенльской области отличился, так как на него жаловались даже коллеги:

«Была на приеме бывшая церковным старостой в Княжестровской церкви Холмогорского района Павловская П.И. с жалобой на быв. настоятеля церкви Попова И.Т., что она не может с 1948 года за исполнение обязанностей старосты получить 100 рублей. Для разрешения этого вопроса я ее направил к благочинному Вотчинскому».

Продолжение истории:

«Два года обещал мне заплатить 100 руб. Ходила я за деньгами к Попову и благочинному Николаю Вотчинскому. Всюду мне говорили, что сейчас нет денег, подожди, заплатим, в то же время я видела, как священник Попов на церковные деньги пьянствует, зачастую валяется на улице. Однажды верующей соседке, показывая на пьяного священника Попова, я сказала: "вот ты несешь в церковь последние копейки, а он на твои деньги пьянствует. Соседка с этого дня престала ходить в церковь. Я тоже уже более года ничего не имею с церковью"».

То есть отдельные современные «схемы» попы могли реализовывать и в те годы, хотя, конечно, размах не тот.

Многие попы открыто признавались, что покидают приходы по той причине, что не хватает денег, то есть никто не хочет их содержать. А вариант «служить» и работать — не вариант:

Со стороны отдельных священников поступают заявления об уходе их приходов из-за малой доходности прихода и малой посещаемости церкви, так священник Богословской церкви Ошевенского сельсовета Приозерного района Фадеев А. подал заявление такого содержания: "Настоящим прошу Вас тов. Уполномоченный зарегистрировать в должности священника в церковь Прилуки Онежского района.

Мотивы к сему следующие:
1. Крайне слаб экономический приход. Народ неревностен к религии и индеферентен.
2. Жалование 300 руб.в месяц выплачивается с трудом и неаккуратно.
3. Посещаемость храма в праздники низкая, примерно 10-15 человек. Морально и материально продолжать здесь служить нежелательно.
К сему священник Арсений Фадеев. 6.XI-50 г."//

В теории кажется, что служитель культа должен искренне «окормлять» паству, а не покидать ее, ведь те 10-15 человек, как им кажется, нуждаются в «духовном просвещении». Однако ради выгоды «святой» поп попросту уходит из одной точки в другую.

По этому поводу также есть и другое свидетельство:

«На небольшую посещаемость церкви и малую доходность прихода недоволен священник Ладыгинского сельсовета Каргопольского района Посадсков А. Ст. Он заявил: "Верующие в церковь перестали ходить. В воскресные и праздничные дни бывает 2-3 человека, а в отдельные дни ни одного человека. Назначенную зарплату не получаю, приходится ходить по домам верующих собирать подаяния.". - Посадсков собирается уходить за штат».

В связи с данным вопросом интерес вызывает то, сколько все же зарабатывали тогда священники, если учесть, что средней зарплатой была 700 рублей:

«Большинство священников сельской местности, несмотря на небольшие доходы, остаются в приходах. Зарплату получают они небольшую от 200 до 500 руб. в месяц. В городах священники получают зарплату от 2000 до 2500 руб. в месяц. Кроме того получают за совершение религиозных обрядов на дому верующих до 400 руб. Из церквей городов священники из приходов никуда не уходят, т.к. они материально обеспечены».

Как видно, зарабатывали даже в 1950 году попы очень даже неплохо, но единственная их проблема — достаточно слабый спрос, плюс лишние расходы и, конечно, налоги, в том числе налог на сбыт культовой продукции.

Доходы торговых точек в целом:

Доходы всех церквей в 1950 году уменьшились в сравнении с 1949 годом на 250 тыс.руб. В 1950 году они составили по области 2 670 700 руб., при этом доходы 10 приходов города составляют 2 080 000 руб. или 78% доходов церквей, на селе составляют 22%.

В 1950 году низкие доходы церквей на селе: Ошевенский Приозерного района - 6350 руб., с. Каменка Онежского района - 7000 руб., с. Луда Беломорского района - 9000 руб.
Наивысшие доходы церквей на селе: Устьевской Красноборского района - 120000 руб., Кивокурской Черевковского района 48000 руб. и т.д.
Наивысшие доходы церквей городов в 1950 году: Ильинский собор г. Архангельска - 770 тыс.руб., Соломбальской церкви - 400 тыс.руб., г. Котлас - 290 т.р., г. Вельск - 140 тыс.руб.

Можно сделать однозначный вывод, что для узкой церковной группы даже в Архангельской области явно было прибыльно заниматься «духовными делами». Но условный пирог был меньше нынешнего раз в 100.

Источники

Источники

  1. Архангельская епархия в 1950 году. URL: www.lochchilov.com/index/arkhangelskaja_eparkhija_v_1950_godu/0-172
  2. Всесоюзная перепись населения 1959 г. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg1.php
  3. Данные о посетивших пасхальные богослужения в 2016 году. URL: https://www.sova-center.ru/religion/discussions/how-many/2016/05/d34454/
  4. История - Общество «Знание». URL: https://znanie.spb.ru/history/