vcou

Почему православная церковь была за Временное правительство и отказалась от поддержки «богоизбранного царя»?

vcby5e1917 год для православной церкви — сложный период. Казалось бы, при царе жилось неплохо, если учесть, что церковь — структура, которая финансировалась государством. Однако в 1917 году церковь стала активно поддерживать Временное правительство и осудила самодержавие. Рассмотрим, почему это произошло и какая выгода была у церкви.

До революции

Период до Февральской революции мы рассматривать подробно не будем. Сошлемся на тот факт, что церковь полностью поддерживала царскую власть, считая ее «богом данной». Конечно, в церквях старались представить ситуацию так, что это власть, которую невозможно сменить.

Несколько цитат:

«Веруем, что боговенчанный наш царь есть отображение на земле божественного провидения... Царство самодержавное на земле есть снимок едино-властительства божия»[1].

«Образ царя земного в нашем государстве взят с образа царя небесного, так что кто противится власти царской и власти начальников, от него поставленных, тот противится божию установлению»[2].

К этому добавим, что служители культа открыто признавали, что их цель — сохранение старого режима:
«Исторически сложившаяся печальная известность православного духовенства как тушителей всякого общественного движения, имеет для себя достаточное основание в составлении такого взгляда на духовенство»[3].

Церковь в буквальном смысле являлась сторожем самодержавия. И если солдаты, используя оружие, гасили недовольство, то церковь этим занималась в области идеологии. Ведь в те годы для подавляющего большинства населения церковь была основным социальным институтом. Она заменяла собой все привычные современные идеологические инструменты власти, включая СМИ.

Февраль 1917

Церковь до последних дней стояла за самодержавие. В церквях были молитвы за самодержавие и царскую семью. Однако когда стояло ясно, что самодержавие уже в скором времени исчезнет, в церкви начали перестраиваться.

Дело в том, что церковь как авторитетнейший на тот момент социальный институт располагала разного рода информацией и контактировала с теми людьми, которые свергали царя. Для будущих членов Временного правительства было важно, чтобы церковь поддержала их, так как они в будущем планировали стать постоянной властью.

Церковники, вероятно, поставили одно условие: поддержка начнется сразу же после отречения Николая II, не раньше. Это и произошло. После отречения церковь тут же начала выступать за Временное правительство. И если какие-то попы по инерции восхваляли самодержавие, то против них тут же выступало церковное начальство.

Несколько типичных цитат того периода:

«Совершившийся переворот был делом великой милости Божией к нашему отечеству».

«Если поведение бывшего царя не было результатом психической ненормальности, то неизбежно прийти к заключению, что никто и никогда так не дискредитировал принципа самодержавия, как именно Николай II».

И главное — постановление епархиального собрания:
«Наилучшей формой правления Русского государства епархиальное собрание признало демократическую республику с широкой областной автономией. В сознании народных масс и конституционный монарх служит символом идеи старого абсолютизма власти. Вот почему лозунг - демократическая республика - является уже требованием момента»[4].

Политическая позиция

Отдельно можно рассмотреть активную политическую позицию церкви, которую излагает доктор исторических наук Михаил Бабкин[6]. К этой теме всегда важно возвращаться по той причине, что в наши дни церковники представляют ситуацию иначе. В частности, Николай становится «святым», а Временное правительство — кучкой авантюристов.

Митрополит Тихон (Шевкунов) вот как рассказал о ситуации в 1917 году:

«События 1917 года убедительно говорят о том, что русское креативное общество, тогда оно называлось прогрессивным, оказалось вопиюще инфантильным, слепым, тупым и абсолютно бездарным в смысле управления страной, самодовольным и феерически безответственным»[7].

Михаил Бабкин отмечает, что после отречения Николая II еще были надежды на возрождение монархии, то есть не все было решено окончательно, так как члены царской семьи не отрекались от возможности быть преемником царя. Но церковь тут была принципиальной:

«С 4 марта, несмотря на отсутствие юридического отречения от престола дома Романовых, Синод начал рассылать во все епархии телеграммы с распоряжением прекратить упоминать в богослужениях имена членов «царствовавшего дома». В прошедшем времени! Вместо этого предписывалось молиться о «благоверном Временном правительстве». Слова «император», «императрица», «наследник престола» стали запретными. Если же кто-то из священников продолжал возносить молитвы о Романовых, Синод применял в отношении нарушителя меры дисциплинарного взыскания: клириков запрещали в служении или, если они служили по военному ведомству, отправляли на фронт, в действующую армию».

И после этого призывают «каяться» народ, но не церковь. Об отношениях церкви и новой власти почти сразу после отречения царя:

«Была достигнута взаимная договоренность. Синод обещал легитимировать Временное правительство, привести народ к присяге на верность ему, издать ряд актов, необходимых, по мнению новой власти, для успокоения умов. Взамен Временное правительство устами нового обер-прокурора Святейшего синода Владимира Львова пообещало предоставить Церкви свободу самоуправления и самоустроения. В общем, вы — нам, мы — вам. А в вопросе отношения к монархии Синод даже превосходил по радикальности Временное правительство».

Православная церковь была прагматичной организацией в этом плане, в чем не стоит сомневаться. Однако лицемерием кажутся высказывания в современности и различные билборды с надписями вроде «прости нас, государь».

Интерес церкви

Почему церковь открестилась так легко от «богоизбранного» монарха? Причина такова: со времен Петра Великого церковь стала чем-то вроде министерства. Имущество церкви в основном принадлежало государству и могло государством использоваться как угодно.

До Петра I церковь была во многом «государством в государстве», где были свои ростовщики, свои холопы, свои крепостные. Очевидно, что церковь хотела вернуть такое положение себе в том или ином виде.

А под это дело служители культа решили взять себе в собственность все объекты, которые принадлежали государству. Да еще и избрать патриарха, которого также не было со времен Петра, ибо царь являлся главой церкви.

После краха царизма церковники обсудили дела насущные. Самый главный момент в этой истории — определения священного собора православной российской церкви о правовом положении православной российской церкви от 2 декабря 1917 года[5].

Несмотря на тот факт, что это декабрь 1917 года, пункты разрабатывали с февраля 1917 года, то есть в основном были направлены Временному правительству, и оно бы их приняло почти несомненно. Однако новая власть, установившаяся после Октябрьской социалистической революции, была против реализации пунктов в интересах церкви.

Некоторые пункты представляют интерес:

«1. Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей, как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство».

«4. Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковной властью».

«7. Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными».

«11. Свобода исповедания и проповедания православной веры, равно и свобода православного богослужения ограждаются государственной властью. Посему под страхом уголовного наказания воспрещаются: 1) публичное поношение и поругание учения православной веры, предметов религиозного почитания и священно-церковно-служителей ее; 2) осквернение мест богослужения и религиозного почитания; 3) насилие и угрозы для отвлечения из Православия».

«18. Утверждаемые Православной Церковью низшие, средние и высшие школы, как специально богословские, таки общеобразовательные, пользуются в государстве всеми правами правительственных учебных заведений на общем основании».

«19. Во всех светских государственных и частных школах воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной Церкви;  преподавание Закона Божия для православных учащихся обязательно как в низших и средних, так и в высших учебных заведениях, содержание законоучительских должностей в государственных школах принимает на счет казны».

Собственно все перечислять смысла нет. Ясно тут одно: церковь хотела получить материальную выгоду от Февральской революции и отказа от царизма. Тогда попы полагали, что будет намного лучше, чем было при царе. Примечательно то, что значительная часть пунктов, приведенных выше, актуальна и для наших дней. Вот только тогда их реализация казалась более реалистичной, потому что февралисты верили в то, что церковь способна влиять на умы большинства, в том числе закрепить власть «на веки вечные».

Источники

Источники

  1. Кормчий, 1903, № 24
  2. Вера и разум, 1905, № 2
  3. Православный путеводитель, 1905, № 7
  4. Варов А. Самодержавие в XXI веке – путь к прогрессу или в тупик? 2018.
  5. Русская православная церковь и коммунистическая государство. 1917-1941. М.: 1996. С. 13-15.
  6. Как Церковь свергла царскую власть: историк, открывший правду, боится удара топором. URL: https://www.mk.ru/social/2017/12/07/kak-cerkov-svergla-carskuyu-vlast-istorik-otkryvshiy-pravdu-boitsya-udara-toporom.html
  7. Епископ Тихон: Успехи в государственном строительстве никогда не оправдают крови невинных жертв. URL: www.ekaterinburg-eparhia.ru/news/2018/02/14/17435/