vcou

Были ли хрущевские гонения на церковь?

xc4vО «хрущевских гонениях» слышал каждый, кто интересовался историей Русской православной церкви. Очевидно, что об этом чаще всего говорит сама церковь, потому что любые свои промахи церковь объясняет исключительно некими злыми силами извне.

Рассмотрим, что такое хрущевские гонения с точки зрения церкви и с точки зрения истории. Действительно ли подобное явление существовало. И в целом корректно ли называть политику государства по отношению к православной церкви в годы правления Никиты Хрущева политикой «гонений».

Позиция церкви

Начнем с того, что такое «гонения». Мы не берём в данном случае научное определение этого понятия, а рассматриваем вопрос с точки зрения религии. Итак, на православном сайте «Азбука» указывается историческое определение гонений[1]:

Историю гонений на христиан в первые три века можно разделить на три периода:
1. Правительство римское в течение всего первого века не обращает особого внимания на распространение христианства. Если христиане подвергаются гонениям, то это из-за личных побуждений со стороны императоров, а не из за законов.
2. В начале второго века воздвигаются на христиан гонения из побуждений правительственных. Эти гонения долгое время имеют характер случайный и зависят от произвола правителей, от воззрений и характера правителей.
3. С половины третьего века гонения принимают более напряженный и ожесточенный характер. Христианство преследуется, как враждебная империи секта, с целью совершенного ее искоренения.

Гонения на христиан — это преследования, запрет на право быть сторонником религиозного культа. Гонения, если они происходят на государственном уровне, непременно должны оформляться юридически. Пускай даже не на уровне закона основного, но хотя бы на уровне каких-нибудь указов, декретов.

Так как «хрущевские гонения» это период с 1958 по 1962 гг., то стоит обратить внимание на некоторую законодательную базу в данном вопросе. В советской конституции о религии сказано мало:

«Статья 52. Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа — от церкви»[2].

В принципе с основания советской России, а затем и СССР, подобные нормы были включены в основные законы. Потому что государству было принципиально важно указать, что церковь отделена от государства и от школы. Но в данном законе никаких особых дискриминационных норм нет.


Стоит отметить, что в СССР, безусловно, наказали бы человека, который бы ворвался в храм и начал мешать отправлению религиозных культов. Здесь необходимо понимать, что в СССР, в том числе в годы Хрущева, конечно, помнили слова Ленина:

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться»[3].

Но всё-таки также учтём, что закон законом, то есть там имеются указания, как все должно быть, но не как есть в действительности зачастую. Поэтому о реальной практике мы должны судить отдельно.

Более того, православные, которые верят в хрущевские гонения, каким-то образом подкрепляют свою позицию. Вот их аргументы и рассмотрим. Для начала это:

«Как же совместить это (репутацию Хрущева как разоблачителя репрессий — kritix) с гонением на Церковь, с закрытием половины приходов и трех четвертей монастырей, с арестами священников и даже епископов, с издевательствами и избиением верующих? Те, кто недоумевает, забывают, что Хрущев прошел страшную коммунистическую школу»[4].

Как видим, на официальном сайте РПЦ утверждается, что были закрыты приходы, монастыри, а еще избивали верующих. То есть на фоне разоблачения репрессии попросту начинались новые репрессии, но на этот раз исключительно против верующих, любителей Иисуса Христа, за которыми никаких грехов не было. И не совсем понятно, для чего это вообще было нужно.

Православные авторы всегда примечательны в том смысле, что свои личные представления о жизни считают историческим фактом, никак подобное не обосновывая. Вот пример, как объясняются «гонения» на РПЦ в годы Хрущева:

«Если говорить о субъективных предпосылках, то, очевидно, Хрущевым двигала слепая ненависть к Сталину, неоднократно подвергавшего его унижениям, и как следствие она переносилась на все, связанное с почившим диктатором, в том числе его терпимым отношением к Церкви в военные и послевоенные годы».

Автору очевидно, что творилось в голове у Хрущева. Поэтому он еще разок добавляет: «В сознании Хрущева Церковь оказалась связанной с бывшим грузинским семинаристом». Хотя какая тут связь — сказать трудно. Сталин еще в период семинарии называл себя атеистом, и таковым был до смерти. Сталин открыто высказывался против религии многократно. Впрочем, об этом есть отдельная статья — Сталин и религия. Создал ли Сталин РПЦ МП?

Заметим также, что в своих высказываниях касательно религии Хрущев никогда не упоминал Сталина — ни даже в личных письмах или воспоминаниях. Еще один пример объективности от сайта «Православие.ру»:

«Объективно же хрущовская оттепель, равно как и гонения на Русскую Православную Церковь, в каком-то смысле явилась первым шагом к демонтажу СССР и уничтожению России. Политика Хрущева (передача Крыма Украине, раскрестьянивание русской деревни в начале шестидесятых, борьба с приусадебным хозяйством и т.д.) носила явно антирусский характер».

Подобную нелепость можно цитировать еще долго. Статья объемная. Все же попытаемся тут найти хоть какие-то факты гонений. Сразу же подчеркну, что относить просвещение, в том числе пропаганду науки и антирелигиозную литературу, к гонениям на религию не совсем корректно. Мы выше уже рассмотрели, что такое гонения с точки зрения православной религии.

Итак, о гонениях написано следующее:

«В соответствие с буквой и духом этого документа 16 октября 1958 года выходят два постановления Совета Министров СССР: «О монастырях в СССР» и «О повышени налогов на доходы епархиальных предприятий и монастырей». В первом постановлении практически ставился вопрос о уничтожении монастырских угодий и сокращении числа монастырей. Во втором постановлении Церкви запрещалось продавать свечи по ценам более высоким, чем они приобретались в свечных мастерских. Это означало банкротство для большинства храмов, роспуск платных хоров, сокращение персонала и закрытие свечных мастерских».

Можно ли считать данные вещи «гонениями»? На самом деле это правовая нормализация. Подобное означает то, что церковь с этого периода поставили в равные со всеми условия, то есть в этот период отказались от поблажек церкви со стороны государства, которые были в годы войны и в послевоенный период (льготы, в том числе налоговые).

Следовательно, по логике православных авторов, гонения = исключение привилегий. Если кратко, то суть данных перемен заключалась в том, чтобы по закону выяснить, какие земли имеют право занимать монастыри. Стоит отметить, что власть вовсе не изъяла все земли у монастырей, но часть действительно забрала, потому что у монастырей была избыточная земля, которую можно было использовать с большей эффективностью для государства. Отметим, что это происходило во всех странах мира после того, как религия перестала быть государственной. Тем более что земля монастырская по факту все же была собственностью государства, что тоже важно подчеркнуть.

Мы можем сказать, что это некоторый удар по монастырям, однако в то же время отметим, что никаких преследований или еще чего-то по этому поводу не было. Монастыри оставались, монахи оставались, никого там в ходе процесса не расстреляли.

По поводу же цен: попам запретили накручивать наценку на свечки, которая порой составляла 1500 и более процентов. Стоит сказать, что накрутка оставалась какая-то минимальная, но действительно данное решение властей сделало во многом церковную работу нерентабельной, особенно в регионах.

Это правда, но это не гонения. Грубо говоря, власть запретила обманывать людей. Это была та самая власть, которая заставляла на всех товарах указывать цену при производстве и не могла допустить, чтобы религиозную атрибутику продавали людям с 1500%-й наценкой. Так как для той власти это считалось, безусловно, мошенничеством.

Опять же, можем мы рассматривать подобное как гонения? Нет, потому что мы можем рассматривать продажу культовых товаров с 1500%-й наценкой как мошенничество. Представьте, если бы в советских магазинах вдруг решили продавать макароны с 1500%-й наценкой, что бы было с руководством. Но почему-то в отношении одних — это норма, а в отношении других — гонения, преследования.

Автор приводит интересный пример гонений:

«Комсомольцы стали устраивать дебоши в храмах во время богослужения, попытки сопротивления приводили к столкновениям и закрытию храмов».

Данное положение можно считать ложью, потому что никаких доказательств автор не приводит. Еще один пример «гонений»:

«За 1959 год было закрыто 18 монастырей (6 мужских и 12 женских) и четыре скита из общего числа 56 монастырей и семи скитов».

Стоит отметить, что церкви закрывались систематически после революции 1917 года, потому что просто не было денег на их содержание, а в условиях, когда у церкви отобрали любые преимущества, так и совсем логично, почему они закрывались. Это вопрос спроса, потому что объективно религиозность населения снижалась, потому что менялись поколения, инерция из прошлого исчезала. И еще о гонениях:

«Атеисты следили за активными верующими, предлагали им отречься, в случае их упорства устраивали публичные собрания, организовывали их изгнание с работы».

В очередной раз непонятно, почему нигде в данных случаях нет никаких ссылок. Отметим, что атеистическое движение в СССР конца 50-х и начала 60-х годов радикальным образом отличалось от движения «Союз воинствующих безбожников» в 30-е годы. Потому что движение времен Хрущева носило преимущественно просветительский характер, особого активизма в те годы уже не нужно было, так как верующие составляли меньшинство населения. Это доказывается хотя бы тем, что действительно с хрущевского периода и где-то до конца 80-х посещаемость храмов снижалась[5].

В статье раскрываются интересные моменты:

«В конце 1958 года (октябрь-декабрь) митрополит Николай предпринимает ряд демаршей с тем, чтобы остановить гонение. В беседе с Карповым он протестовал против травли и дискредитации духовенства в прессе и пригрозил, что в подобной обстановке он либо закроет журнал Московской Патриархии, либо превратит его в сугубо информационный бюллетень, что не преминут заметить иностранцы и сделать соответствующие выводы. Митрополит Николай также протестовал против отнятия земли у монастырей и постановления о налогах, подрывающее церковный бюджет».

Можно ли себе представить, что организация, которая подвергается гонениям, может так прямо шантажировать власть? Напомним, что Карпов отвечал за взаимодействие государства и церкви, а также являлся сотрудником спецслужб. Как видим, центральный вопрос — церковный бюджет, причем его подрывает не только равенство перед законом, но еще и критика церкви в прессе. Церковь считала критику — гонениями.

Многие попы включали режим шантажа:

«В это же время епископ Дмитровский Пимен и управляющий делами Московской патриархии протопресвитер Николай Колчицкий пригрозили, что если власти не снизят налоги, то придется информировать иностранцев о бедственном положении, в котором оказалась Русская Православная Церковь».

Заметим, что в церкви считали важным критиковать атеизм в своей литературе, и гонением на атеистов это не считалось. В то же время церковь хотела, чтобы против неё никто не смел ничего высказывать:

«Митрополит Николай, который перешел внутри страны к открытой критике атеистической пропаганды. Если перед зарубежной общественностью митрополит Николай был вынужден скрывать правду о действительном положении Церкви в России, внутри страны перед простыми прихожанами он дерзновенно обличал нелогичность, несостоятельность государственного атеизма».

И вот так «плавно» мы приходим уже к фактам о гонениях:

«За 1960 г. было арестовано несколько десятков священнослужителей, которых судили по уголовным статьям, преимущественно за мнимые финансовые нарушения».

Здесь сразу возникают сомнения. Дело в том, что государство изменило политику в отношении церкви. Такое бывало во многих странах на протяжении истории. Церковь отказалась, не полностью, а частично, соблюдать новые нормы. А отказ от соблюдения норм — финансовые нарушения как раз таки и есть. Выходит, что практически на 100% власть с точки зрения закона действовала верно, но неверно с точки зрения церкви, потому что церковь не поддерживала новые отношения. И чьи же это проблемы? Ситуация напоминает отчасти, хоть и меньше в плане масштабов, развитие отношений государства и церкви в 1917-18 гг., когда церкви сказали, что больше от государства она не получит ни копейки.

Естественно, это многим не понравилось, и естественно, что на этой почве были нарушены новые законы. Но всегда нарушители с точки зрения церкви объявлялись мучениками.

Да, бывает, что государство объективно действует против прав граждан. Но в данном случае речь шла именно о том, чтобы к церкви были те же требования, как и к другим общественным объединениям. Почему остальные объединения должны платить все налоги, отчитываться, а церковь — нет? Что её в этом плане выделяет? Желание не платить налоги или платить меньше остальных? Ну, одного желания тут мало явно.

В гонениях СССР времен Хрущева также обвиняют за то, что государство поддерживало контакты между православными, католиками и протестантами на международном уровне:

«Митрополит (Николай — kritix) был противником экуменизма и вступления во Всемирный Совет Церквей. Как выходец из Белоруссии, он не понаслышке знал, что такое католицизм, прекрасно понимал антихристианский дух латинства и протестантизма. Вместе с архиепископом Серафимом (Соболевым) он подготавливал всеправославное совещание 1948 года, осудившее экуменизм, как «попытку строителтьства новой вавилонской башни». И хотя в своих зарубежных поездках он показывал, что остстаивает интересы Советского государства, тем не менее он неизменно противился государственному нажиму, загонявшему Русскую Православную Церковь во Всемирный Совет Церквей».

То есть ужасное государство отстаивало свои интересы, сдерживало религиозное мракобесие и обязало церковников подчиняться законам страны. Ужас, просто ужас. И государство относилось лучше к тем церковникам, которые были готовы сотрудничать, кто был готов к переменам, в том числе к реформаторской деятельности. И еще государство было против консервативных элементов, которые мечтали, чтоб все было «как при царе». Что в этом удивительного? После Великой Французской революции и большинства буржуазных революций в прошлом процессы были по сути те же самые. Государство в стороне от подобных вопросов не стоит.

Автор ошибочно оценивает мотивы правительства по поводу необходимости участия РПЦ во Всемирном Совете Церквей:

«Членство Русской Православной Церкви в ВСЦ объективно способствовало углублению раскола с Русской Зарубежной Церковью».

На самом деле русская зарубежная церковь отметилась сотрудничеством с нацистами, тем самым дискредитировав себя максимально, насколько это было возможно. Та церковь действительно отличалась нетерпимостью и мракобесием, что как раз является достоинством для сторонника гипотезы о хрущевских гонениях.

Собственно цели СССР были весьма очевидны:

  • Повысить авторитет государства в международном сообществе, выступая за мир для широких слоёв населения. В СССР даже издавались книги католиков, православных и протестов, которые выступали за мир и поддерживали социализм, в чем ничего удивительного не было.
  • Слежка в интересах разведки, так как многие участники иностранной работы РПЦ были связаны с КГБ, что даже сами церковники не скрывают.

Кажется, что такие причины куда более вероятны, чем якобы желание дискредитировать уже и так дискредитированную церковь, которая считалась ретроградной не только в СССР, но и на западе. Там была банда противников мира, демократии и в целом современного общества. Непонятно, кому и зачем был нужен с ними союз.

Дальнейшее рассмотрение данной статьи едва ли разумно, так как далее автор уже начинает обвинять КГБ в том, что отдельных попов то травили, то избивали, то выселяли из квартир и так далее. Причем без доказательств. Это все уже напоминает конспирологию, особенно завершение статьи:

«Церкви грозила гибель, поэтому подлинным проявлением промысла Божия было снятие Хрущева с поста секретаря ЦК КПСС 14 октября 1964 года в день Покрова Божией Матери. К власти пришло более национальное и более реально мыслящее руководство во главе с Л.И. Брежневым».

Если очень кратко, то суть гонения заключалась в том, что церковников заставили жить по общим правилам в плане финансовой и хозяйственной деятельности, то есть отменили поблажки. А на каком основании эти поблажки вообще должны были существовать? Был переходный период, пока они существовали, но очевидно, что переходный период когда-то заканчивает, и именно в хрущевский период он закончился.

Также неудивительно, что в СССР старались устроить все таким образом, чтобы публичные деятели церкви, такие как патриарх, придерживались прогрессивных взглядов. Просто невозможно представить, чтобы при той власти главой церкви был условно какой-нибудь антисемит, сторонник черты оседлости, Николая второго и противник, например, электричества. Собственно подобное даже сейчас сложно представить, хотя такие обскуранты в церкви были и тогда, они есть и сейчас. Просто они — меньшинство.

К истории вопроса

Церковную позицию мы изложили выше, теперь рассмотрим позицию, которая к церкви отношения не имеет. То есть учитываем, во-первых, то, что было сделано в реальности; во-вторых, оценки различных людей, в том числе историков.

Итак, процесс начался с постановления «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения» от 1954 года. В постановлении отмечалось, что в отдельных городах есть перегибы от неких сотрудников компартии, которые хотят административным путём давить на церковь, то есть они слишком активно проверяли дела церкви, чтобы найти повод для её закрытия. В рамках постановления такие меры на официальном уровне осудили[6]. То есть к гонениям это отношения точно не имеет.

Однако параллельно предложили в рамках ЦК КПСС усилить атеистическую пропаганду, научно-материалистическое просвещение населения, потому что эти задачи выполнялись не очень хорошо из-за восстановительных процессов после войны, когда было не до просвещения и атеистической пропаганды. Однако в 1954 году этот вопрос вновь был поднят и большинство согласилось, что действительно нужно воспринимать церковь как пережиток, но в то же время как социальный институт, который существует и является авторитетным для многих людей (но уже не большинства).

Следовательно, власть ставила на то, что если активнее заниматься просветительской деятельностью, то число верующих сократится. Этот процесс воспринимался, скажем, как ликбез. Здесь была борьба с невежеством, и под невежеством власти понимали не только религию, но и различного рода суеверия, мистику и прочее, то есть невозможно сказать, что тут шла борьба только с православием, как пытаются представить ситуацию церковники. Это не так даже близко. К различным оккультным сообществам, сектам власть относилась куда жестче, чем к православному культу.

Все эти вещи никого не заставляли «не верить», а критиковали именно религию как пережиток старины. Партийный деятель Н. М. Васильев в 60-е годы отмечал, что во время периода правления Хрущева:

«Среди рядовых, а часто и руководящих работников партийно-советского аппарата под воздействием печати или других факторов принято считать, что верующие русской православной церкви — это одно, терпимы ещё и другие исповедания, а вот сектанты — это какое-то уродство непонятное, и, несмотря на добросовестное отношение к труду, дисциплину, верующие сектанты в сравнении с другими верующими ставятся в разряд лиц, которые не заслуживают полноценного политического доверия»[7].

И это не мнение какого-то отстраненного человека, а позиция человека, который участвовал лично в данном процессе. То есть у сектантов больше оснований говорить о гонениях. Однако в то же время нельзя не отметить, что среди сектантов были люди, которые занимались членовредительством или, например, запрещали своим детям посещать школы и больницы. Таких лишали родительских прав, что тоже воспринималось сектантами как «гонения».

Что воспринималось тогда как гонения, простой пример: съемочная группа приехала снимать то, как живут протестанты. Эти самые протестанты отняли камеру у снимающих, изъяли кассету. И за это несколько человек сели на год по статье «хулиганство»[8]. Стоит отметить, что хотя, возможно, наказание слишком жесткое, но все же невозможно себе представить, что это невинные жертвы репрессий. Но вернёмся к православной церкви, все же статья именно про РПЦ.

Официальные власти указывали, как нужно проводить просветительскую работу:

«Систематически, со всей настойчивостью, методом убеждения, терпеливого разъяснения и индивидуального подхода к верующим людям».

Никаких «тайных» указаний на то, что необходимо избивать, расстреливать верующих, конечно, не было. Просветительские книги, лекции, фильмы и другое к гонениям относить невозможно.

Что собой представляли «гонения», если брать научную литературу, отказавшись от преувеличений с религиозной стороны:

«Удары направлялись против церковных доходов и монастырских хозяйств. Сначала власть сделала убыточным производство и продажу свечей и забрала у монастырей более 70 % земель, обложив их завышенными ставками налогов»[9].

О чем здесь конкретно идёт речь? О двух законах: «О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений, а также доходов монастырей» и «О монастырях в СССР».

Некоторые выдержки:

  • Доходы служителей религиозных культов всех ве­роисповеданий (в том числе епископов, благочинных, пресвитеров, псаломщиков, муфтиев, казиев и т. п.), по­лученные от совершения религиозных обрядов и служб, от преподавательской деятельности в духовных учебных заведениях, от работы в религиозных центрах и других религиозных органах, а также от сдачи в наем помеще­ний и от других неземледельческих занятий, подлежат обложению подоходным налогом с населения в порядке, предусмотренном статьей 19 Указа Президиума Верхов­ного Совета СССР
  • Работающие в религиозных органах по трудовым договорам, заключенным при участии профсоюзных организаций, уборщицы, сторожа, дворники и кочегары-истопники в связи с тем, что на них распространяется действующее законодательство о труде (постановление Президиума ЦК профсоюза рабочих местной промыш­ленности и коммунального хозяйства от 21 августа 1962 г., протокол № 9), облагаются подоходным налогом в порядке, предусмотренном статьей 5 Указа Президиу­ма Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 г. «О подоходном налоге с населения»
  • Суммы, получаемые монахами от монастырей, а также стипендии и другие заработки слушателей духов­ных учебных заведений, получаемые от этих заведений, подлежат обложению подоходным налогом по ставкам, установленным статьей 5 указа об этом налоге.
  • По доходам от сельского хозяйства как в город­ской, так и в сельской местности служители религиоз­ных культов подлежат обложению подоходным налогом на одинаковых основаниях с гражданами, имеющими до­ходы не от работы по найму, независимо от того, полу­чают они доходы от религиозных органов или нет.

 

И так далее и тому подобное. Если кто-то может тут увидеть, что церковников уравнивают с остальными гражданами в деле платы налогов, то сами церковники тут видят гонения. А вот самое страшное по поводу свечек:

«Сумма затрат на сырье и материалы, на наем и содержание специальных производственных помеще­ний, текущий ремонт оборудования и инвентаря, на пе­ревозку сырья, материалов и готовой продукции опреде­ляется на основании документов, оформленных в уста­новленном порядке, предъявляемых предприятиями. При этом стоимость сырья и материалов определяется по це­нам не выше государственных розничных цен».

Как видим, формально все выглядит не так страшно, как уверяют церковники и их отдельные сторонники. Более того, нужно всегда помнить, что никто церковников не заставлял считать церковь основным видом деятельности, вот только церковник именно РПЦ почему-то считал, что должен получать от церкви зарплату, сопоставимую как минимум с зарплатой простых граждан. Хотя, нередко, зарплата у церковников даже в годы «гонений» была выше.

Исследователь Е. Панич считает, что в период Хрущева: «главная стратегия партийно-политической элиты заключалась не в уничтожении носителей религиозных верований, а в их „перевоспитании"»[10]. Также в работе, посвященной хрущевскому периоду, отмечается явное ослабление даже пропаганды атеистической в сторону лояльного отношения к церкви за деятельность в рамках международной миссии:

«В. Войналович, М. Шкаровский считают, что в конце 1962 г. антирелигиозная волна временно пошла на спад. Причины этого исследователи видят в «модернизации» Московской патриархией в 1962-1963 гг. социально-этических взглядов, расширении внешнеполитической деятельности. Часть богословов и иерархов стала проводить параллели между христианством и коммунизмом, одобряла с религиозных позиций социально-нравственные ценности и идеалы советского общества. О подтверждении улучшения свидетельствует награждение 8 ноября 1962 г. патриарха Алексия к его 85-летию четвертым орденом Трудового Красного Знамени»[11].

Подобные вопросы сторонниками теории о «гонениях» даже не анализируются, потому что если смотреть православную публицистику по теме, то там упор на то, что власть действительно хотела уничтожить РПЦ административными мерами, и называется подобное «гонениями».

Почти на 100% гонения заключались в том, что попы из РПЦ отказывались принимать новые правила в плане налогообложения, и поэтому руководствовались правилами старыми, тем самым нарушая законы. Примечательно, что даже церковное руководство это признавало и обращалось к своим подчиненным, чтобы советские законы соблюдались полностью:

«Управлению делами Московской патриархии стало известно от Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР, что в Совет поступают многочисленные жалобы на нарушение духовенством советского законодательства. Поэтому Управление делами Московской патриархии, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, просит всех епархиальных Преосвященных обратить особое внимание на строгое исполнение Церковью и духовенством Советской законности и не допускать никаких явлений, нарушающих советское законодательство»[12].

Стоит сказать, что данная проблема была актуальна еще в годы, пока не было никаких «хрущевских гонений». Вот что писал Карпов, ответственный за взаимодействие государства и церкви, Сталину:

«Настоящим бичом в жизни церковных общин является массовое распространение хищений и растрат церковных средств, как со стороны духовенства, так и церковных сове­тов. Церковные советы и духовенство бесконтрольно рас­ходуют церковные средства, употребляют их на свои лич­ные надобности. Нередко эти суммы выражаются в десят­ках и даже сотнях тысяч рублей... Патриархией не найдено средств для борьбы с этим злом, а органы суда и прокура­туры затрудняются в решении этих новых для них вопро­сов, не имея ясных указаний... Известная часть духовен­ства ведет себя непристойно. Основные пороки этого духо­венства — пьянство, многоженство, растраты церковных денег...»[13].

Очевидно, что исправление этой ситуации, то есть отказ от того, чтобы предоставлять хоть какие-то льготы для РПЦ, стоит для церкви очень дорого. Так как только в одном 1959 году закрылись сразу же три епархии РПЦ (Сумская, Челябинская и Ульяновская). И опять же все проблемы были связаны не с гонениями административными, а именно с финансовыми проблемами, так как жить по правилам у церкви не получалось в регионах, где денег просто меньше, чем в столице.

Скажем прямо, в церкви в этот период каждый сам за себя стал: если поп имеет большой приход в Москве, то бедствовать он явно не будет, а скорее будет жить намного лучше, чем средний советский человек, но поп из глубинки, вероятно, не сможет жить только за счет церкви. Поэтому у него выбор: либо работать на церковь и параллельно работать, либо отказаться от церкви. Значительное число от церкви впоследствии отказывалось и уходило на обычную работу. Отдельные попы «порывали» с РПЦ именно в этот период, чтобы разоблачать православие. Правда, на таких церковников спрос был не самый большой, то есть известных из таких в СССР было всего несколько человек.

Но что всё-таки считалось самым-самым главным гонением? Очевидно, это мера, которая приписывала священникам твёрдый оклад[14], когда создавались церковные кассы, независимые от священников и которые были обязаны тратить деньги не на содержание попов, а на содержание церквей, закупку культовых принадлежностей.

Какие же зарплаты полагались попам? Официально: настоятелю храма — 1000 рублей, попу простому — 600 рублей. Собственно говоря, для того периода это стандартные зарплаты, то есть поп получал примерно как рабочий. И считал, что это несправедливо[15].

Служители культа жаловались регулярно властям на то, что хотят иметь доступ к церковной кассе, но доступ был закрыт. Они были обеспечены, но хотели большего. Грубо говоря, выгода быть попом не сводилась к нулю, но уже было не так хорошо, как до хрущевских реформ. Потому что засунуть руку в пожертвования было очень важно для обеспечения хорошей жизни.

Чтобы понять, насколько пожертвования были значимы, нужно отметить, что в одной только Рязанской области пожертвования церкви — 1,5 млн рублей в год. Эти деньги по требованию советской власти держали так называемые церковные советы, во главе которых был староста. Эти люди определяли зарплату дворникам, попам и прочим. Они же занимались другими организационными работами, в том числе ремонтом. Стоит сказать, что без такого «жесткого» контроля многие церкви приходили в аварийное состояние, а работники часто могли не получать никаких зарплат. В общем, просто власть периода Хрущева привела все, можно сказать, в порядок.

И можно было бы поверить, что речь идет о гонениях, если бы священнику власть определила зарплату не в 600 рублей, а рублей в 10, что он бы просто не смог жить на такие деньги. Но по факту власть почему-то обеспечила служителям культа оптимальную зарплату и гарантировала это право, тем самым признавая служителя культа как некого работника по оказанию «духовных» услуг населению. Но, конечно, тут были нюансы, что у попа должны были быть прихожане, которые и его, и церковь готовы были содержать. Просто так власть попу никакую зарплату, естественно, не платила.

***

Что же в итоге мы можем сказать? То, что обыкновенно христиане называют гонениями, никак не подходит по определению к периоду власти Никиты Хрущева. Церковь активным образом использовалась в интересах власти, принимая участие во Всемирном совете церквей, причем это дело оплачивалось со стороны высших чиновников.

Скажем так, церковная верхушка в период Хрущева жила очень неплохо. Плохо приходилось тем, кто жил в глубинках, потому что власть не была заинтересована в том, чтобы население получало религиозную пропаганду, и поэтому в общественном пространстве церковь не могла заниматься широком пропагандой, скажем в СМИ. Хотя, конечно, в советские годы были религиозные издания, например «Журнал московской патриархии» и др.

И речи в таких условиях не может идти о том, чтобы религия была ликвидирована силовыми методами, что очевидно. Однако власть явным образом пыталась сократить влияние религии в рамках советского общества.

Для этого использовались следующие меры: прежде всего просвещение на научно-материалистической основе, то есть с раннего возраста людям прививали научную картину мира, причем властям было важно, чтобы даже у условного слесаря было научное мировоззрение, чтобы он имел хотя бы базовый уровень знаний, а не погружался с головой в мистику.

Недаром бывший министр образования Фурсенко говорил: «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя»[16].

Является ли государственная политика «гонениями»? Для религии потеря прибыли в эти годы очевидна, однако именно с точки зрения истории сравнивать гонения с тем, что просто деятельность перестала быть выгодной так же логично, как, условно, назвать гонениями современные порядки по отношению к предыдущим, которые устарели. А утверждения, что государство «забирало земли» смысла в принципе лишено по той причине, что церковь этими землями не владела вообще, а брала в аренду у государства.

И если, допустим, для государственных нужд нужно было использовать землю, например для сельского хозяйства или для строительства отдельных объектов, то, конечно, церковь частично лишалась земли. Однако это было не только при СССР, но вполне и при царизме, когда началась секуляризация церковных земель, например, что почему-то сторонники православия не вспоминают, когда говорят о «хрущевских гонениях», причем это явление, естественно, мировое.

Источники

Источники

1. Гонения на христиан. URL: https://azbyka.ru/goneniya-na-hristian
2. Конституция СССР. URL: http://www.consultant.ru/cons/CGI/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=3009&dst=100138/
3. Речь на I Всероссийском съезде работниц. URL: https://leninism.su/works/76-tom-37/1385-rech-na-i-vserossijskom-sezde-rabotnicz.html
4. Гонения пятидесятых-шестидесятых годов. URL: http://www.pravoslavie.ru/37840.html
5. РОССИЯ: ТЕНДЕНЦИИ РЕЛИГИОЗНОСТИ В ХХ ВЕКЕ. URL: http://yakov.works/history/20/iz_istori/tsehans.html
6. О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения. URL: https://rusoir.ru/03print/03print-02/03print-02-239
7. Никольская Т. К. Русский протестантизм и государственная власть в 1905-1991 годах. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2009.
8. Дементьев А. А. Авен-Езер: Евангельское движение в Приморье 1898-1990 годы. - Владивосток: Русский остров, 2011.
9. Яремчук С. С. Православная церковь на Буковине в 1944-1991 гг.: гос.-церк. отношения: автореф. дис. ... канд. ист. наук: спец. 07. 00. 01. Черкассы, 2006. С. 13.
10. Панич О. И. Практические аспекты реализации политики государственного атеизма по отношению к евангельским христианам-баптистам в 1960-1980-х гг.
11. Историческая Наука о периодизации так называемого "Хрущевского наступления" на Русскую православную церковь. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/istoricheskaya-nauka-o-periodizatsii-tak-nazyvaemogo-hruschevskogo-nastupleniya-na-russkuyu-pravoslavnuyu-tserkov
12. АРХИВ: О соблюдении советского законодательства о культах. Малоизвестный циркуляр Московской патриархии 1959 г. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=107837
13. Врач, исцели самого себя. URL: http://www.ateism.ru/articles/heal_yourself.htm
14. РГАНИ. Ф.5. Оп. 62. Д. 37. Л. 156.
15. Письмо архиепископа Сергия уполномоченному Совета по делам РПЦ П.Горбунова. ГАПО. Ф. Р-1205. Оп.1. Д. 681. Л. 14, 144.
16. Бизнес-журнал, 2013/07, с. 7.