Лео Таксиль

1801821292В современной России Лео Таксиль известен как Французский публицист и антиклерикал. Его произведения актуальны и сегодня, поскольку Таксиль в ироничной форме разоблачает как «книгу книг» библию (ветхий и новый завет), так и служителей католического культа, замечая весьма тенденциозные особенности их поведения, характерные во многом и для коллег из других ветвей христианства.

Таксиля знают почти все, кто интересовался критикой библии, а также просто атеизмом. Он в интересной манере знакомит каждого с библией в популярной форме. Ведь он не просто разоблачает библию, а он прямо ее цитирует и указывает на абсурдные положения. Т.е. человек может прямо-таки взять библию и сравнить с текстом Таксиля. Вероятно, для некоторых эта публицистика открыла много нового о библии, т.к., к сожалению, даже последователи культа очень редко ее читают.

Важно отметить, что Таксиль никогда не ставил себе целью научно критиковать библию, поскольку он сам ее воспринимал как сборник мифологии, который, к сожалению, представляет опасность в том плане, что в его времена было достаточно много фанатиков, которые все еще жаждали уничтожить инакомыслящих и реставрировать средневековые отношения между государством и церковью.

Именно поэтому его книжки рассчитаны на самые широкие массы. Причем, надо отдать должное Таксилю, повествование полностью отражает всю библейскую хронологию. Т.е. человек ознакомится не только с критикой библии, но и с содержанием оной. Поэтому для ознакомления это всегда актуально как для неверующих, так и для верующих. Поскольку не все имеют представление о том, что такое библия на самом деле.

Впрочем, только этим Таксиль не ограничивался. Есть еще интересные страницы в его биографии, а также факторы, которые помогли ему сформировать такую позицию. Поэтому далее хотелось бы затронуть именно личность Таксиля.

Родился Лео Таксиль (это литературный псевдоним – настоящее имя Мари Жозеф Габриэль Антуан Жоган-Пажес, но в данной статье будет использован псевдоним) во Франции в 1854 году в семье правительственного чиновника. Противоречивое время. Это период второй империи, которая продержалась менее 20 лет, пытаясь, вопреки времени, порой «вернуть все назад», а иногда совмещать это с новыми веяниями в самой странной форме (давление времени).

В общем, не удивительно, что юный Таксиль был отдан на обучение иезуитскому ордену, влияние которого вновь пытались искусственно воссоздать. Уже с малых лет Таксиль был знаком с библией, а также с типичными догмами того времени. Позже он получает более углубленное образование, и даже может считаться богословом. Но, подобно Вольтеру (который тоже получил аналогичное воспитание и образование), ему этого было мало, и он активно занимается самообразованием.

Со временем Таксиль осознает, что все полученные им знания у иезуитов – совершенно бесполезны. Что «священное слово» - это абсурд, что богословские догмы – это простое одурачивание доверчивых людей, а сам орден иезуитов – это шайка подлецов, которые живут за счет государства и разжигают религиозную ненависть, порой порождая заговоры мирового масштаба.

По всей видимости, в определенный момент Таксиль наткнулся на известную работу «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел», где самые прогрессивные философы и ученые прошлого века (Таксиль жил в XIX веке) дали систематичное и популярное описание всех существующих человеческих знаний на тот период. Причем, что самое важное – без теологии, схоластики, а лишь с материалистической точки зрения, что на тот период большая редкость.

В дальнейшем Таксиль уже мог отдельно ознакомиться с некоторыми авторами энциклопедии, среди которых было много атеистов и антиклерикалов (но часто деистов) - это Дидро, Гольбах, Вольтер, Даламбер и др.

Несмотря на некоторую разницу во взглядах, они все понимали абсурдность католического учения, которое фактически низводило страну в то время до дикого состояния, мешало, по мнению философов, развиваться.

Влияние французских философов-энциклопедистов на Таксиля очевидно. Он периодически их цитирует в своих книгах и статьях. Но, что главное, он не повторяет за ними, поскольку время было разное. Философы писали лишь для «высшего класса», причем во многом тайно и анонимно, а Таксиль уже писал для самых широких народных масс.

В начале 70-х годов XIXвека Таксиль становится журналистом республиканской газеты. Причем, что важно, левой газеты. Здесь нужно напомнить о времени, чтобы понять логику происходящего. Во-первых, 70-е годы – это уже третья республика Франции. Это колоссальное противостояние левых и правых – монархистов и республиканцев. Не говоря уже о выступлениях ультралевых, которые в ту пору принимали самые разные формы после падения Парижской коммуны 1871 года.

Важно отметить, что в 1873 году на выборах победил маршал Мак-Магон. А он был ярым сторонником монархии. Поэтому быстро развернулась цензура и клерикализм. Все это вызывало ненависть со стороны самых широких масс, поэтому приходилось то снижать, то повышать накал. В частности, когда Мак-Магон начал «чистку» правительства от республиканцев, то получил самый жесткий отпор, и ему пришлось во многом менять тактику. Очевидно, что он не совсем понимал, что нужно делать. Не понимал логики развития.

А его люди – это монархисты-реакционеры да попы. Т.е. если он отходит от них, то его авторитет тут же падает. Впрочем, несмотря на это, все-таки восстановить монархию в полном объеме у Мак-Магона не получилось. Поэтому в 1875 году было ясно, что остается республика. Однако реакционеры сделали все, чтобы республика была консервативной и клерикальной. Чтобы максимально снизить выборность и основные свободы. Т.е. создать положение, когда с виду республика, но фактически «нечто среднее».

Радикальные монархисты этому компромиссу были не рады, а поэтому вскоре развязали террор. Причем пытались уничтожить не только левых (левыми тогда были не только социалисты, но и либералы, и анархисты, и даже умеренные демократы), но и своих компромиссных союзников. Медленно, но верно, республиканцев «левого центра» становились все больше. Вот именно Таксиль и был человеком из их числа, человеком своего времени, представителем наиболее прогрессивных в ту пору взглядов.

Несомненно, он постоянно присутствовал в республиканских клубах Марселя. Яро выступал против католицизма и монархистов. В этом и есть источник его первых статей. Он и был знаменит прежде всего как антиклерикал. Тогда тема противостояния католической церкви была актуальна. Поскольку попы хотели «вернуть все назад», радикалы хотели светское государство, а Мак-Магон не понимал, как поступать, поскольку боялся повторения революции.

Впрочем, в самом начале журналистской деятельности Таксиля, у попов была государственная поддержка, а их особы «священны». Если, конечно, верить власти…

В действительности деятели культуры, журналисты, республиканцы, да и простые граждане Франции часто выступали против католицизма, как самой реакционной идеологии, которая повергает страну в пропасть, препятствует прогрессу.

Ведь церковь открыто выступала против республиканцев, против прогресса и науки. В ту пору еще не был распространен современный миф о том, что якобы «религия и наука не имеют противоречий». В ту пору открыто ненавидели даже Галилея, поскольку католическая церковь «извинилась» за процесс Галилея только в XXвеке.

Огромный авторитет республиканцам добавляла цензура правительства и клерикалов. Ее ненавидели, пожалуй, больше, чем что-либо. Поскольку время было интересное – люди жаждали получать информацию, а им правительство несло какую-то чушь о боге и монархические предрассудки, как и 1000 лет назад. Этого было, ясное дело, недостаточно, и не могло вызывать ничего, кроме ненависти или отвращения.

Республиканцы же говорили о светском государстве, о школах и музеях. В общем, о светском обществе. И данный фактор, несомненно, был принципиально важен для народа, кто бы что ни говорил. Иначе не было бы популярности. Ведь их постоянно обвиняли в «безбожии», однако народ все же за ними шел, и уходил от церковников и монархистов.

В 1875 году Таксиль покидает Марсель и перебирается в Париж. Где пишет для республиканской газеты с интересным названием - «Антиклерикальная республика». В основном это антиклерикальные и политические памфлеты. К слову, именно тогда он и взял псевдоним «Лео Таксиль». Расшифровывался псевдоним так: Лео – это имя деда по материнской линии, а Таксиль – это индийский раджа, союзник Македонского. Почему он решил выбрать такую фамилию, сказать сложно, однако для анонима подходит.

Таксиль действительно отличился, поскольку он постоянно устраивал конференции, выступал на митингах, в общем, достаточно сильно «пакостил» католическому духовенству, а его идеи охватывали все большие массы. Уникальность его опыта заключается в том, что он знал изнутри, что есть католицизм, а также знал и историю католической церкви. Поэтому постоянно напоминал о «грешках» святых отцов, а те лишь огрызались, поскольку в ту пору еще не знали, кто такой Лео Таксиль.

Поворотным был 1879 год, когда Таксиль опубликовал книгу «Скуфь и скуфейники», известную в России как «Священный вертеп». В книге описаны «священные поступки» римских пап за всю их историю до XIXвека. Сам Таксиль в аннотации написал, что целью было продемонстрировать:

«ложь, предательство, убийство, стяжательство, разврат — вот основные деяния тех, кто провозглашал себя наместниками Бога на земле, проповедовал терпение, кротость и смирение»

Данная книга вызвала шквал гнева со стороны католического духовенства и лично папы римского. О ней были написаны как гневные статьи, так и целые книги. Книгу сжигали, пытались запретить, но все-таки она была достаточно популярна в народе.

Вскоре, однако, личность Таксиля клерикалы установили. Затем сразу же подали в суд. Причем обвинение было за «оскорбление государства, морали и религии». Казалось, что его осудят.

Однако само время не позволяло этого сделать. В 1879 году республика была закреплена окончательно. Правые и католики злопыхали, конечно, но многие уже всерьез говорили о том, чтобы Франция, наконец-таки, стала светской страной, чтобы религия была полностью отделена от государства. Поэтому у Таксиля появился реальный шанс, что его полностью оправдают. Так и было. Его произведение «Священный вертеп» не стало преступным - Таксиль полностью оправдан.

Затем, пользуясь славой и отлучением от церкви, Таксиль пишет целый ряд различных книг. Причем в основном о папстве: «Любовные похождения папы Пия IX», «Сын иезуита», «Семейство Борджиа», «Отравитель Лев XIII и пять миллионов каноников».

Но вскоре этого показалось мало, и Таксиль решил покуситься на «святое».

Действительно, в 1882 году он издает «Забавную библию», а через 2 года «Забавное евангелие»! Это был настоящий взрыв, поскольку теперь разоблачались не только делишки отдельных религиозных мракобесов, но и все «священное писание»! Все это было под эгидой «Антиклерикального союза», так что антиклерикальные публицисты в ту пору фактически заявили, что дело не только в критике католицизма, но и в критике религии в целом.

Уже тогда казалось, что Таксиль сделал максимум, что только мог на антиклерикальном фронте того периода. Однако история на этом не заканчивается, хотя и перечислены уже все известные, да и, в сущности, основные книги Таксиля.

В 1885 году, т.е. через год после публикации «Забавного евангелия», Таксиль заявляет открыто, что отныне он отказывается от своих взглядов, что теперь, мол, он жалеет обо всем и переходит в католицизм. Он пишет, что осознал свое заблуждение, что истина в католицизме. Интересно, конечно, было такое читать после «Забавной библии» и разоблачений папской курии, но все же.

Какова была реакция после такого неожиданного заявления в нейтральных органах печати? Для католиков это был просто выигрыш! Они приняли раскаяние Таксиля за чистую монету! Более того, «Антиклерикальный союз» исключил Таксиля из членов организации, а последний отрекся от своих книг, хотя издавать их из-за этого, понятное дело, не переставали (а наоборот, тиражи только выросли).

В общем, Таксиль признался католикам, что занимался разоблачениями библии и римских пап лишь постольку, поскольку являлся членом масонской ложи. Т.е. его заставляли это делать «слуги дьявола». Это был ключевой момент, поскольку в ту пору масоны действительно воспринимались как «слуги дьявола». Они были объектом нападок и фальсификаций, чем и воспользовался Таксиль. Он пообещал, что сможет «разоблачить масонов» в обмен на то, чтобы с него сняли отлучение и приняли обратно в лоно церкви.

Он пошел дальше, и съездил в Рим, где получил полное отпущение грехов лично от римского папы Льва XIII. Теперь уже ничто не мешало ему вести новую «разоблачительную» деятельность для католической церкви. Причем ему для этого вручили все средства. Фактически даже целую газету «Христианская Франция против масонов».

Там он, понятное дело, писал самый разный бред. Вроде того, что масоны напрямую связаны с дьяволом, что их целью является порабощение мира, что они используют магию, а также плюют на крест и проч.

Однако все это имело успех у католиков, поскольку написанное не отличалось от риторики о масонах в ту пору. К слову, чем-то это напоминало известную фальсификацию «протоколы сионских мудрецов». В таком же стиле.

Наиболее эпическое произведение – это «Дьявол в XIX веке». Где «разоблачение» масонства вступило в новую фазу, обгоняя предыдущих «критиков» в разы. Там все было написано от имени Дианы Воган, якобы бывшей «верховной жрицы» масонской ложи. Там раскрывались «ужасные секреты» по захвату мира и уничтожения католицизма. Кстати, что забавно, этой фальшивкой проникся Русский писатель Орлов, и в своей книге «История сношений человека с дьяволом» фактически скопировал много текста у Таксиля. Важно отметить, что книга была переведена на многие языки мира, поскольку масоны были объектом ненависти для многих благочестивых христиан.

Понятно, что на деле Диана Воган – это лишь очередной псевдоним Таксиля, коих было очень много за всю его деятельность. Поскольку он, «разоблачая» масонов, в то же время писал и для антиклерикальных журналов, но только под другими псевдонимами и очень скрытно.

Дальше Таксиль только развивал эту тему. Вероятно, он ожидал некоей «точки», когда его раскусят. Поскольку он начинал писать о жертвоприношениях, полетах в воздухе, общении с дьяволом и проч.

Однако реакция была другой. Попы и прочие принимал его слова за чистую монету. Фактически выдумки Таксиля можно увидеть и сегодня. Если посмотреть любой лженаучный фильм о «тайном заговоре масонов», то там, вероятно, можно встретить много положений из выдумок Таксиля.

Забавно, что в этот период он неоднократно появлялся в Риме и встречался с папой римским. Видимо, последний был вдохновлен «разоблачениями» Таксиля. Однако чуть позже Таксиль устал от этой деятельности, и в 1896 году организовал крупную анти-масонскую конференцию. Хотя там Таксиль понял, что для последнего выступления в качестве «разоблачителя» ему нужна более широкая аудитория. И поэтому он сказал присутствующим, что представит миру Диану Воган, а также перед всеми разоблачит масонов, докажет миру их сатанинскую сущность.

Было решено, что «разоблачительное» заседание пройдет в зале Географического общества в Париже 19 апреля 1897 года. Таксиль настоял, чтобы в зале присутствовали не только крупные теологи и священники католической церкви, но также журналисты и даже простые люди. Что, мол, это «перевернет весь мир».

На заседании Таксиль вывел Диану Воган, а также доктора Карла Хакса, и поблагодарил «всех католиков». Он сказал, что вся его двенадцатилетняя деятельность была лишь шуткой. Что все написанные им «анти-масонские» произведения – это лишь плоды его фантазий. А «ужасная» Воган – профессиональная машинистка. Впрочем, она его подруга, а под ее именем писал сам Таксиль.

Он поблагодарил католиков за то, что позволили ему вести подобную деятельность, предоставили печать, а также во всем поддерживали эти «разоблачения». Он даже вспомнил забавную легенду, которую сам же придумал. Он утверждал, что масоны встречались в «тайном» подводном городе, к которому нельзя добраться, поскольку вода отравлена ядом и вход охраняют акулы (!) или истории о том, как масоны встречались на Марсе. И посмеялся, что так много людей можно убедить даже в столь абсурдных вещах. Таксиль открыто заявил:

"Папа побуждал всех срывать маску с масонов. Я сорвал маску с католического невежества, фальши и суеверия... Я доказал, что папа и высшие сановники церкви верят в этот абсурд..."

Затем в зале начался переполох, Таксиля из зала выводил наряд полиции, поскольку его хотели, видимо, разорвать на части.

Ведь даже папа римский писал, что деятельность Таксиля:

"нужна для борьбы за католическую веру"

А поэтому разоблачения Таксиля воспринимались «особо», как очень важная деятельность для церкви. А теперь такое…

Причем светские газеты перепечатали слова Таксиля. Это был удар по католицизму. Событие обсуждалось широко и нанесло непоправимый ущерб католической церкви.

Когда папа Лев XIIузнал об этом, то был просто вне себя от гнева! Он предал анафеме Таксиля и велел распространить это сообщение в католических изданиях:

"Мы провозглашаем, что отлучаем от церкви и анафематствуем того злодея, который именуется Львом Таксилем, и изгоняем его от дверей святой божией церкви... Да будет он проклят всюду, где бы он не находился: в доме, в поле, на большой дороге, на лестнице, в пустыне и даже на пороге церкви. Да будет он проклят в жизни и в час смерти. Да будет проклят он во всех делах его, когда он пьет, когда он ест, когда он алкает и жаждет... Да будет проклят он во всех частях своего тела, внутренних и

внешних... Да будет он проклят во всех суставах членов его, чтобы болезни грызли его от макушки головы до подошвы ног..."

Грозно! Человек, наместник бога на земле, не смог разоблачить самый вульгарный обман!

Таксиль сразу же вновь занялся антиклерикальной деятельностью. В частности, он обновил «Священный вертеп», а также «Забавные» библию и евангелие. В новом издании «Забавной библии» он прямо обращается к папе:

"Святейший отец! Говорят, что после 19 апреля сего года вы стали недовольны двадцатым годом своего святого владычества. Неожиданная развязка моей шутливой мистификации, говорят, привела вас в ярость, как какого-нибудь простого смертного. Ну, еще бы! Осознать, что тебя дурачили на протяжении целых двенадцати лет, и кто! - вольнодумец! - это, разумеется, вещь весьма неприятная для непогрешимого представителя   всеведущего и всемогущего бога..."

В дальнейшем Таксиль пишет еще некоторые антиклерикальные книжки, а также занимается публицистикой. Время было уже в большей мере на его стороне. Своих врагов он победил. Католицизм уже воспринимался как дикая и примитивная идеология. К примеру, результаты выборов 1902 года, судя по палате: 43 социалиста, 233 радикала и радикала-социалиста, 62 правительственных республиканца (сторонники министерства Вальдека-Руссо), 127 прогрессистов (мелинистов), 35 центристов, 5 антиправительственных радикалов, 43 националиста, 41 реакционер (монархист), всего 589.

Расклад сил ясен, и уже теперь можно было открыто говорить об отделении церкви от государства. Фактически был сформирован правительственный «левый» кабинет во главе с Луи Комбом, который был последовательным антиклерикалом. Не удивительно, что кабинет демонстративно порвал дипломатические отношения с Ватиканом и отказался от любого сотрудничества с церковниками, настаивая на светском обществе. Католики безуспешно пытались удержать «кормушку» (содержание за счет государства).

Уже в 1905 году антиклерикалы победили. Церковь была отделена от государства, а политики, да и простые граждане, следили за тем, чтобы пережитки были последовательно выведены из общественной практики. Во Франции тех лет – это был жесткий принцип. Фактически за проталкивание церкви в политику государства могли последовать санкции или даже удаление от политики, т.е. была последовательность. Четко указывалось, что светское государство – это ценность.

Несомненно, в данном процессе Лео Таксиль сыграл свою роль, поскольку являлся одним из самых активных сторонников отделения церкви от государства. Человек, который низвел «божественное» до земного. Показал ту суть, что скрывается за неким отражением и субъективным восприятием верующих. Вероятно, он в действительности освободил многих людей от религиозного дурмана. Причем, несмотря на то, что сегодня с его с нами нет, его книжки до сих пор читаются с большим интересом, и похоже, иногда «освобождают» разум человека от дани предрассудку прошлых лет.