Глобальная роль светского общества

1e8e74235937f6963f14ed34686Характерный признак любого развитого светского общества – это снижение жестокости и насилия статистически, если сравнивать с предыдущими периодами. Светское общество, несомненно, гораздо более цивилизованное общество, нежели религиозное. И сегодня в действительность есть с чем сравнивать, поскольку, к сожалению, до сих пор существуют религиозные общества, как пережиток.

Известный американский социологический центр (Pew Research Center) исследовал роль секуляризма и религиозной нетерпимости в мире. Несомненно, в отсчете значилось, что важный источник насилия во многих современных странах – это религиозная нетерпимость.

Многие процессы закономерны, а феномен «Светскости» имеет место уже несколько сотен лет. Как известно, большинство «Буржуазных революций» выдвигали среди требований – светское государство. Это было реализовано в США, Франции (правда, с переменным успехом), а затем уже и в остальных странах. Сегодня подавляющее большинство современных стран - светские. Однако, что важно, не везде еще последовательно реализовано отделение церкви от государства (например, в России и почти всех странах СНГ, да и не только).

Стивен Пинкер (профессор психологии в Гарварде) утверждает, что:

«Возможно, сегодня мы живем в самое мирное время за всю историю существования нашего вида»

Притом, что, конечно, конфликты не изжиты, но их сегодня не так много. 11 сентября раздуто СМИ на десятилетия вперед, но фактически все-таки ранее масштабных «духовных» проявлений было больше, подчас они могли продолжатся десятилетиями и даже столетиями (войны между христианами и мусульманами или христианами одной конфессии с другой и т.д.).

По мнению психолога, снижение жестокости обусловлено повышением общего уровня образования, а также развития отношений между государством и человеком. Эти факторы, однако, не всегда могут влиять на человека «неистовой/слепой веры». Как отмечал известный атеист Сэм Харрис:

«Вера является причиной насилия в двух случаях. Во-первых, люди часто убивают других людей потому, что они верят, что творец вселенной хочет от них этого. Во-вторых, куда более крупные людские массы вступают в конфликт друг с другом из-за того, что они выстраивают свою моральную общность на основании религиозной принадлежности: мусульмане поддерживают мусульман, протестанты протестантов, а католики католиков»

О чем свидетельствуют конфликты в Ирландии, Индии, ЦАР и в других странах сегодня. Вообще, бывают и более экзотические случаи. Например, в Шри-Ланке буддистские монахи часто атакуют как мусульман, так и христиан (меньшинства).

По данным Pew Research Center каждая пятая страна в мире только за 2013 год подвергалась актам религиозно-мотивированного терроризма.

Особенно, конечно, выделяются преимущественно мусульманские страны, где после «Арабской весны» стало значительно больше конфликтов на религиозной почве. Но в любом случае ясно, что сегодня религия является отрицательным фактором (фактором нестабильности), который не дает некоторым странам развиваться вместе с человечеством. С другой стороны, конечно, не стоит забывать, что во многом это обусловлено экономически, и отсталость стран порой даже выгодна «центру» мировой экономики.

Итоги: когда правительство поощряет какую-либо религию, причем поощряет всерьез, то это может развязать руки фундаменталистам и льется кровь. Ведь даже буддисты или индуисты, если они доминируют и пользуются поддержкой правительства, будут с радостью уничтожать своих конкурентов. Где же религия последовательно (именно последовательно, а не «формально») отделена от государства – религиозные экстремисты является узкой группкой, которая не представляет глобальной опасности, и при хорошей работе органов правопорядка может быть ликвидирована или обезврежена.

Поэтому светское государство сегодня – это насущное требование времени. Это действительная ценность, к которой шло человечество очень долго, и именно в таком ключе, что очевидно, возможно развитие в целом. Радует, что светских стран становится не меньше, но больше. Следующим шагом будет, вероятно, последовательность. Ведь ничто не стоит на месте, а исторический хлам, который был актуален в средние века, и пережитки которого есть и сегодня, все-таки объективно, но испаряются.

Большая часть положений уже не используется даже фанатиками, а те мелкие части, за которые еще можно «ухватиться», потихоньку теряют актуальность, и могут действительно заинтересовать лишь мелкую часть населения (искренне заинтересовать). Деформация налицо. Поэтому то, что мы сегодня наблюдаем – это дань предрассудкам, - это чистая формальность. Вопрос заключается в том, насколько долго это может продолжаться в плане перспективы и исторического развития.