храмудаКурс власти сегодня, несомненно, более чем конкретный. Это курс на повышение «духовности» и «патриотизма» за счет разворовывания природных ресурсов и остатков советского наследия. Несомненно, в ходе разворовывания нужно придумать некую концепцию, которая бы оправдывала все это. В данном случае рациональной концепции быть, понятное дело, не может.

С ростом духовности снижается уровень образования, социальной защиты и прав граждан. Фактически нарушается конституция и самые обычные законы. Реальная законотворческая деятельность подменяется популизмом депутатов. В частности, принимаются законы, которые «защищают чувства», а также «запрещают пропаганду гомосексуализма», и раздувают громкие скандалы, а на этом фоне замалчиваются реальные проблемы государства, - проблемы, которые затрагивают всех.

В данной статье как раз таки хотелось бы напомнить об одной из таких проблем. А их уж очень много.

Речь пойдет об обыкновенных государственных школах. Как известно, государство по конституции гарантирует право на образование, поэтому, казалось бы, это вопрос государственной важности.

Но что мы видим в действительности? Замалчивание проблемы, уход от нее самыми различными способами. Совсем недавно была даже попытка ввести платное образование в государственных школах. Этот проект провалил, но, до «лучших времен». Очевидно, что полностью эту идею господа чиновники не оставят. Ведь идея того, что образование – это право гражданина, а не привилегия, кажется чиновникам странной. Они ведь чаще всего своих детей отправляют учиться за границу, правда, за счет налогоплательщиков.

Видно, как дело государственной важности подменяется предрассудками и проектами по «поднятию патриотизма». Об этом свидетельствует рост прокремлевских движений («ОНФ» и проч.), а соответственно колоссальные денежные вливания в данные проекты, а также религиозная пропаганда, которую сегодня уже никто не скрывает, несмотря на декларацию «светскости».

Тенденции в действительности просто ужасают. А министр образования Ливанов действует в прямом смысле деструктивно. Он по факту разрушает систему светского и доступного образования в угоду пропаганды патриотизма и религии («ОПК»), а также неолиберальных замыслов господ чиновников. Лауреат нобелевской премии Алферов сказал Ливанову и его кабинету прямо:

«Своими действиями вы разрушаете нашу науку!»

Можно лишь добавить к его словам - «и образование».

Господин Ливанов добился того, что в период его «работы» было упразднено множество школ, система образования странным образом «систематизировалась» и якобы «рационализировались». В дальних от центра регионах страны один учитель может вести сразу по 5-6 предметов. Причем он дезориентирован, а поэтому никак не сможет адекватно преподавать ни свой предмет, ни чужие. Это выглядит именно как намеренное вредительство, уничтожение доступного образования.

С другой стороны, в школах появляться странные предметы вроде «Основ православной культуры», а также на светских уроках химии проводятся религиозные олимпиады. Очевидно, что подобных сомнительных «нововведений» достаточно много, и их число лишь растет. Понятно, что это может негативно сказаться на образовании.

Итак, рассмотрим факты, чтобы было понимание того, как власти действуют в данной сфере наглядно. Отсчет можно начать с 1991 года. В данном случае сравнивать можно школы и церкви, а точнее их количество.

Естественно, в СССР постоянно увеличивалось количество школ и снижалось количество церквей, ввиду того, что образование было гарантировано государством и являлось обязательным, а церковь, как сооружение, отделенное от государства, было личным делом каждого прихожанина. Т.е. порядок был таков: если есть поп и, по крайней мере, 20 прихожан, то государство отдает церковное здание в безвозмездное пользование. Однако попы должны сами содержать это здание и платить налоги. Подробнее об этой системе можно прочитать в статье «большевики и РПЦ».

Понятно, что попы с задачей не справились, а поэтому большинство церквей попросту опустело. Остались только «высшие иерархи», которые еще могли получать деньги с доверчивых прихожан, но с другими попам они делиться выручкой не желали. Поэтому другой части попов (подавляющему большинству) ловить было нечего, и многие церкви потихоньку становилось заброшенным, ну а затем и ликвидировались.

В этом заключается «уникальность» православного культа, который по своей сути весьма громоздкий, и может лишь играть роль некоей государственной идеологии. В противном случае он сразу же разбивается на секты и фактически перестает функционировать в том виде, в каком функционировал. Важно отметить, что православие имеет доминанту только в тех странах, где государство прямо помогает материально. В этом плане православный культ слабее, чем протестантизм и даже католицизм. Идеал для православия – это законы Российской империи или даже современной Греции. Т.е. поддержка репрессивного аппарата, защита от любой критики.

К сожалению, начиная с конца 80-х годов прошлого века, власть вновь начала поощрять мракобесие. Но в последние годы СССР, церковники, понятное дело, вели себя очень осторожно, и, принимая подачки, клялись в верности. После развала СССР подачки были увеличены, был даже открыт механизм «гуманитарных» поставок, на котором, очевидно, удалось кому-то хорошо заработать. У церкви появилось много акций самых разных компаний, а также свой бизнес. А государство, которое формально оставалось светским, по факту во всем потакало церкви и росту иррационализма населения.

В конце 1991 года на территории Российской федерации было 7500 действующих церквей и 68110 школ. Медленно, но верно, данное положение изменялось постоянно. Причем школы явно сокращались, а количество церквей возрастало. Было видно, как школы закрывали из-за того, что у бюджета не было средств на содержание, а в это же время строились церкви, как правило, за счет того же бюджета. Несмотря на тот факт, что церковь – богатая организация. Она бы могла и за свой счет строить церкви.

В 2006 году ситуация изменилась так: школ 60771, а церквей 27000. Важно отметить, что сам по себе авторитет РПЦ особенно не двигался. Никакой необходимости в таком «взращивании» церквей не было. Это именно чиновническая инициатива, которая постоянно сопровождалась конфликтами с местными жителями.

Однако с началом периода, когда министром образования стал Фурсенко, начался какой-то «ударный темп». Т.е. школы стали сокращаться в разы больше, чем даже в 90-е годы. Про Ливанова и говорить не стоит.

В общем, на конец 2013 года показатели такие: школ уже 45031, а церквей 32500. Такими темпами количество церквей может вскоре «догнать и перегнать» школы.

И здесь мы видим приоритеты власти. Фактически власть заинтересована в том, чтобы большая часть жителей была невежественна и контролируемая теми же церковниками или активистами прокремлевских движений, а также пропагандистами кремлевских СМИ. А образование, наука и просвещение должны выдавливаться из сферы «доступного». Это излишество, не обусловленное экономическим развитием России.

Директор института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий сказал:

«Современное российское общество для той экономики и той социально-политической системы, которые оно сегодня имеет, слишком образованно. Мы слишком много знаем. И для предотвращения социальной катастрофы, которая неизбежно наступит в противном случае, нужно в течение примерно 10 ближайших лет разрушить систему образования и довести общество до интеллектуальной деградации. Потому что, если общество не дойдет до массовой интеллектуальной деградации, оно просто может не позволить делать то, что с ним делают»

По динамике сокращения и ликвидации образования и науки, данные слова можно считать верными. Поскольку признаки интеллектуальной деградации, к сожалению, видны и сегодня.

Из истории:

«Замечено, что по мере развития у нас «просвещения и образования» обратно пропорционально уменьшается число людей, с любовью преданных святой вере и церкви. Если такое явление признается характерным и типичным даже для русского крестьянства, то, следовательно, наше просвещение и образование, находясь в непримиримом противоречии с началами религиозной жизни, должно считаться ненормальным, а потому — и неполезным»
(Руководство для сельских пастырей, 1909, № 2).

   

АПА1