Экстремизм в библии

ХоругвеносцыКнига, которая является источником некоторых «миролюбивых религий», в действительности содержит в себе призывы к убийствам, расправам и т.д., что вызывает, конечно, оправданную реакцию общественности, поскольку эти высказывания могут в действительности побудить кого-то к действиям.

На этот раз адвокат Аркадий Чаплыгин попросил проверить библию на экстремизм, поскольку сам ее читал и удивляется, когда данная книга свободно распространяется чуть ли не в каждом книжной магазине города (помимо церковных лавок). Адвокат прямо называет:

«цитаты, призывающие к убийствам, развязыванию агрессивной войны, геноциду и умышленному уничтожению чужого имущества – уголовно наказуемым в России деяниям».

В сущности, его в данном случае опровергнуть сложно, поскольку библия в действительности содержит экстремистские материалы, которые уже не одну сотню лет «вдохновляют» особо рьяных приверженцев на активные действия.

Понятно, что «добра» такого в библии достаточно. Несколько примеров из ветхого завета, которые привел Чаплыгин:

«Итак, убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; А всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Чис. 2:17–19)».

«Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь Бог твой дает тебе для жительства, что появились в нем нечестивые люди из среды тебя и соблазнили жителей города их, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали»: то разыщи, исследуй и хорошо расспроси; и если это точная правда, что случилась мерзость сия среди тебя, порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча» (Втор. 13:12–15).

В новом завете, по мнению Чаплыгина, есть прямой завет, который отрицает «семейные ценности»:

«Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Евангелие от Луки 14:26)

Понятно, что это далеко не все, однако этого достаточно для того, чтобы хотя бы проверить книгу на экстремизм. Во всяком случае, этого было бы вполне достаточно для того, чтобы осуществить проверку любой другой книги. Тем более что эти отрывки – самая малость того, что содержится в библии.

Впрочем, данный вопрос уже рассматривался, а церковники добивались того, чтобы библию не проверяли правоохранительные органы. Однако проблема не исчезает и не решается, поскольку мы все видим, как религия способна и в современности «заряжать духовностью» отдельных граждан.

Примечательно, что в данном вопросе Чаплыгин выступает за историческую справедливость, поскольку указывает, что не без помощи РПЦ цензурируется светское пространство:

«Под знаменем борьбы за непорочность детских душ уже начали цензурировать сказки, на которых выросло мое поколение. Это похоже на массовую эпидемию, передающуюся через депутатский мандат: каждый его обладатель становится одержимым манией запретительства…»

Цензура от РПЦ имеет место. В таком случае, если для детей «опасно» знать о том, что писали классики (хотя никаких призывов там не было), то почему же им не опасно читать книги, где призывают к убийствам?

Неужели вольнодумство опаснее убийств во имя религии? Вероятно, с точки зрения РПЦ, это так. Однако важно помнить, что точка зрения РПЦ – это точка зрения якобы «некоммерческой организации» и не более того. Государство по конституции у нас светское, а соответственно нормы и правила церкви не должны касаться всех граждан РФ.

И здесь налицо противоречие. Мюнхгаузен не может говорить следующее:

«Я читал … вашу книжку… Что за чушь вы там насочиняли!». Барон отвечает: «Я читал вашу — она не лучше». Пастор: «Какую?» Барон: «Библию»

А вот безумное невежество, призывы к расправам, следование странным догмам – это пожалуйста.

Реакция, конечно, известна заранее, но Чаплыгин молодец в том смысле, что поднимает эту тему. Она может заставить некоторых верующих хотя бы задуматься над этим вопросом.

А в РПЦ уже ответили на заявление адвоката (к слову, это важно, что Чаплыгин это не просто «злостный антихристианин», а адвокат):

"Похоже, что г-н Чаплыгин не отдает себе отчета в том, что, если бы не Библия, которую он призывает признать экстремистской литературой и запретить, у него, как и всех нас, скорее всего, вообще не было бы ни университетского образования, ни права обратиться в суд с каким-либо вопросом. Зачем пилить сук, на котором сидишь?"

Господин Легойда, автор сего изречения, видимо рассчитывает на невежество тех, кто его читает, поскольку в действительности достаточно прочно укоренился миф о том, что якобы библия является «основой нравственности и морали», хотя законы, которые там содержатся, гораздо примитивнее даже законов Хаммурапи или древних Египетских законов. Можно было бы только сожалеть о том обществе, где библия бы являлась абсолютным источником законодательства и образования. Чего, кстати, и не было.

Дело в том, что сама библия не содержит в себе ни знаний, ни законов, а поэтому она является лишь «догмой», и не более того. Это было актуально не только сегодня, но и 1500 лет назад. Библию в большей мере использовали в качестве оправдания того или иного общественного уклада, использовали именно как авторитет, но не как основу общества. Поскольку, например, библия в большей мере актуальна для рабовладельческого общества (с его законами и нормами), а под другие общественно-экономические формации ее приходилось «подстраивать». История христианства в этом плане интересна тем, что для большинства характерно незнание христианства и тем более содержание библии (в разное время библия находилась под запретом, ее могли читать только «избранные»).

А касательно истории, важно отметить, что гражданское правосудие зародилось еще в конце VI века до н.э. в древней Греции. Ни о каком христианстве тогда, ясно дело, никто и не слышал. А «Законы двенадцати таблиц» появились в Риме в Vвеке до н.э. т.е. тоже задолго до христианства.

Кстати, можно сравнить «Законы Двенадцати таблиц» и библейские «наставления». Будет ясно, что за многие столетия до библии уже существовали законы в разы совершеннее «божественных наставлений».

Легойда, как представитель РПЦ, заявил далее:

«Подобные призывы звучат, как правило, со стороны тех, кто хотел бы скорректировать содержащиеся в них постулаты сообразно своим представлениям»

Однако, что важно помнить, библия так и составлялась. Большую часть источников просто выкидывали, объявляли «незаконными» или «еретическими». А часть, которая понравилась «святым отцам», или политикам тех лет, оставалась. И, кстати, корректировалась.

Не удивительно поэтому, что со временем возникает желание откорректировать библию, чем не брезгуют в других странах. Например, в США (начиная с «Библии Джефферсона») это достаточно распространенное явление. Таким образом пытаются «подогнать» библию под современность. И это не особо вяжется с ее «божественной природой». Поэтому сегодня проще говорить о «метафоричности» данной книги, чем соглашаться на то, чтобы ее «обрезать» или «привести в человеческий вид».