Обсуждения «Программы-200 храмов»

img 4843512Попы, равно как и клерикальные чиновники, достаточно сильно негодуют на тему того, что все еще не реализована «Программа-200», причем они в самом начале даже считали, что 200 – это мало, нужно 600 как минимум.

Понятно, что их не интересует тот факт, что большую часть храмов собираются застраивать на озелененных и охраняемых территориях или на детских площадках. Наоборот, такие места идеальны, поскольку местные жители часто даже при желании их не «обойдут».

Притом что, если уж говорить откровенно, нет никаких факторов, которые бы подтверждали рациональность самой программы, т.е. нет нужды в самих храмах, поскольку даже в самые значимые праздники РПЦ в храмах появляется не более 2% населения.

Фактически храмы строят не потому, что есть реальный спрос, а потому, что власти решили таким образом пропагандировать религию, т.е. они, видимо, считают, что если понастроят повсюду храмов, введут религию в светские учреждения, то роль тут же возрастет. Это подтверждается тем фактом, что правительство Москвы курирует программу-200 и тратит бюджетные средства на информационное сопровождение программы.

Однако, несмотря на такую поддержку и рекламу, местные жители редко не протестуют против самой программы в целом, поскольку фактически она задевает их интересы. Уже сегодня известные десятки мест, где церковь отказались строить, хотя заранее планировали это сделать. Цинизм заключается именно в том, что строить почти негде, а поэтому нужно строить там, где строить по закону запрещено.

На слушаниях в общественной палате РФ 20 марта высказывались по этому поводу. Понятно, что это вызвано в целом тем, что программа идет достаточно медленно, а вовсе не в «ударном темпе», о котором говорили с самого начала.

На слушаньях сразу же началась иррациональная поповская демагогия. Понятно, что выступал Чаплин, как уполномоченный от РПЦ:

"Храмы нужны людям не меньше, чем школы и детские сады"

Важно отметить, что школы и детские сады – это социальная инфраструктура, которая гарантирована государством. В определенном смысле – это совершенно необходимые учреждения, которые вызваны, в том числе развитием общества.

Храмы же вовсе не обязательны. Это личное дело каждого человека, тем более что церковь отделена от государства. Человек без образования – невежда, а человек, который не ходит в церковь – это совершенно нормальный человек, поскольку церковь по своей сути лишь отнимает время, а порой и деньги, и не более того. Фактически в церкви человек не узнает ничего нового или полезного, а если будет регулярно посещать сиё здание, то будет в буквальном смысле слушать лишь повторы на, вероятно, непонятном языке (старославянском).

Утверждать о «необходимости» церквей так же абсурдно, как утверждать о необходимости салонов бабок-гадалок и экстрасенсов. Т.е. это возможно в том мере, в какой позволяет отдельная организация. Ничто не мешает попам строить свои торговые точки за свой счет, однако в этом плане нельзя игнорировать законы, и если есть территория, где нельзя строить, то и не надо претендовать на эти участки.

Тем более что логика у попов интересная. Они желают строить «храмы шаговой доступности», как будто их сторонники настолько ленивы, что просто ни в коем случае не сумеют потратить 10-30 минут на то, чтобы доехать или дойти до ближайшего храма.

Слова Чаплина вызвали достаточно резкую реакцию в зале, поскольку невежественный человек сравнивает торговую точку, где продают свечки с 1500% (и более) наценкой с общеобразовательными учреждениями. Негодование, вероятно, вызвано тем, что его слова кажутся адекватными для политиков. Ведь для них это простой вопрос. Они со своими семьями отдыхают на курортах, а те зоны отдыха, которые собираются застраивать церквями, для них вообще не имеют никакой значимости.

Впрочем, Чаплин отметил и «здравую мысль» у протестующих, поскольку те недовольным именно местом строительства храма. Чаплин не сказал ничего конкретного, но отметил, что это не значит, что:

"нужно требовать выселения храмовых общин на свалки, на участки при оживленных трассах, на места, где уже стоят гаражи, жилые постройки или какие-то объекты быта".

Т.е., в сущности, он сказал: «Мы вас услышали, но сделаем по-своему». Он также явно солгал, называя протестующих против строительства храмов – «группой»:

" небольшая группа лиц перемещается из одного района в другой и пытается действовать жесткими методами политической манипуляции"

Фактически он таким образом намекает, что строительству храму мешает пара десятков человек, которые вообще неизвестно откуда, и которые не имеют прямого отношения к району, где собираются строить храм.

Однако на это можно возразить эмпирическими фактами. Можно взять любое видео со слушаний или даже протестов против строительства храмов и посмотреть, что же происходит на самом деле. Всегда протестующие жители – разные люди, а вот «защитники храмов» - одинаковые. В частности, известный т.н. «православный эксперт» Фролов и его соратники появляется практически на каждом слушанье или митинге, и иногда даже пытаются выдавать себя за «местных жителей». Также есть аналогичное «Движение сорок сороков».

Важно сказать, что тут сразу же возникает неравенство, поскольку в строительстве храмов заинтересовано государство, проект курирует чиновник из «Единой России» (Ресин), часто власти стараются строить храм вообще без обсуждений, не спрашивая ничьего мнения. Просто «Устанавливают крест» или начинают застройку. К слову, часто местные жители как раз таки разрушали подобные «фундаменты», поскольку фактически их устанавливали незаконно.

И еще, когда Чаплин говорит о диалоге или о компромиссе, то это явное лукавство, поскольку «Программа-200» - программа безальтернативная. Т.е. она, запущенная с 2010 года, не может быть отменена, такой вариант никто даже не рассматривает. На данный момент «свернулись» десятки проектов, но разговоры идут только лишь о переносе постройки, а вовсе не о ликвидации совершенно ненужной программы.

Так что эмоциональный фактор, который кажется со стороны, возможно, даже и резким, на практике весьма обоснован. Ведь достаточно лишь представить себя на месте тех жителей, которым собираются застраивать парк или детскую площадку каким-то сомнительным сооружением. Храм (или т.н. «храмовый комплекс») не только загораживает проход, мешает отдыху, но и издает громкие звуки, которые, кстати, закон не в праве ограничивать, поскольку речь идет о религиозном объединении.

К слову, церковникам все это выгодно, поскольку земельного налога нет, земля, на которой расположен храм и близлежащая территория переходит в собственность РПЦ (рядом могут построить ларек или нечто аналогичное), а участки прямо-таки аппетитные. Поэтому борьба за землю будет разворачиваться с новой силой. Не исключено даже, что примут какой-нибудь закон, который бы позволял «религиозным объединениям» (а по факту именно РПЦ) находиться на территориях, которые по закону запрещено застраивать.