8ea3f27f-0500-4c5a-bae6-eeec422ab359Говоря о православии, часто не указывают то, что это, в сущности, государственная религия, поскольку ее существование вне интересов какого-либо государства кажется весьма сомнительным и хрупким.

И в данном случае речь идет только о православии, поскольку и протестантизм, и католицизм, в сущности, могут существовать без поддержки государства, и это доказано на практике, поскольку данные течения развиты даже в исламских странах, где порой сторонников может ждать реальная физическая расправа за «отступничество» от самой миролюбивой религии.

Изначально термин «православие» появился после того, как господа на различных соборах определили, что есть хорошо, а что не очень. Причем определяли интересно: при помощи истребления оппонентов. Т.е. догматы христианства вырабатывались вовсе не из «слов бога», а из-за междоусобиц христиан-фанатиков, которые спорили о том, какова природа Христа. Это бог, или полубог, или получеловек и т.д. и т.п. Вариантов было много.

Были также споры о том, какие книги включать, какие исключать. Думать, что такие споры кончались мирно – просто наивно. Секты распространялись тогда, когда появилось христианство. Даже в библии уже написано о сектах и «лжепророках». Причем написано именно осуждающе, что это люди недостойные жизни (например, волхв Симон).

Поэтому православие – это отработанный политический инструмент, который прошел через соборы, и, в сущности, навязывался «инородцам» с разным успехом. Наиболее характерный пример – это Русь, поскольку именно там получилось вобрать в себя все соборные догмы, поскольку последний важнейший собор христианской церкви проходил в 879 году, а крещение, как известно, состоялось только в 988 году.

Не удивительно поэтому, что в дальнейшем православие использовалось как политический инструмент, причем не только на Руси, но и в самой Византии. Например, после падения Константинополя мусульмане не навязывали грекам ислам, а сделали многое для того, чтобы поддержать православие и веру греков в это. А попы говорили о том, что «вся власть от бога» в пользу новых правителей.

Но остановимся на Руси. Владимир, затем «братание с князьями». А времена орды – это идеал для церкви. Ведь была у них своя епархия даже у врага для обсуждения экономических вопросов. Более того, хан лично выдавал ярлык попам такого содержания:

«Кто будет хулить веру русских или ругаться над нею, тот ничем не извинится, а умрёт злою смертью».

Т.е. никто не считал, что стоит, например, навязывать Русским язычество, а затем ислам. Те люди понимали, что все это готовый и отработанный механизм, который просто необходимо использовать в своих интересах. Поэтому церковь всегда держалась за орду. Даже во времена, когда орда была слаба, и когда шли разговоры о ее разгроме, церковь долгое время пыталась этому противиться. И только после очевидного краха орды – церковники приняли сторону победителей.

Первый «гонитель» церкви, как ни странно, Иван Грозный. Он был одним из самых жестких правителей своего времени, однако он перестраивал всю экономику и даже порядки. О церкви он говорил много интересных вещей. Например, о монахах:

“В монахи постриглись ради покоя телесного, чтобы всегда бражничать. Упивание безмерное, разврат, содомский грех. Отцы пустынники ходят с иконами, якобы собирая деньги на постройку монастыря, а на самом деле затем, чтобы их пропить”.

Или радикальнее:

«Дворян­ство и народ вопиют к нам со своими жалобами, что вы для поддержания своей иерархии присвоили себе все сокровища страны, торгуете всякого рода товарами. Пользуясь привиле­гиями, вы не платите нашему престолу ни пошлин, ни воен­ных издержек. Вы захва­тили себе в собственность третью часть, как оказывается, городов, посадов и деревень нашего государства... вы продае­те и покупаете души нашего народа. Вы ведете жизнь празд­ную, утопаете в удовольствиях и наслаждениях: дозволяе­те себе ужаснейшие грехи, вымогательства, взяточничество и непомерные росты. Ваша жизнь изобилует кровавыми и вопиющими грехами: грабительством, обжорством, празд­ностью, содомским грехом. Вы хуже, гораздо хуже скотов!»

Однако он был, понятное дело, непоследователен в своей критике. Он это транслировал только «узкому кругу», он таким образом освобождал высшее общество и свою особу от влияния попов. Он хотел показать, что попы – не выше государей, что они ниже, и что они должны служить делу государства. Т.е. он вовсе не желал, чтобы попы отстали от крестьян или холопов – наоборот.

Поэтому при Грозном у попов изъяли некоторую часть земель и рабов. Процесс этот продолжился при Петре I, и завершился при Екатерине II. Так что большевикам даже не пришлось земли изымать, т.к. никакие земли попам уже просто не принадлежали.

В дальнейшем попы демонстрировали свою типичную тактику. Они присягали разным силам в период «Смуты». В том числе Лжедмитрию I и даже Лжедмитрию II. Они не совсем понимали, кто победит, а поэтому меняли свою позицию слишком часто. В этот период государство не сильно поддерживало церковников, а поэтому было видно, как в считанные дни их позиции резко упали.

Романовы восстановили положение, и переложили на себя содержание всей поповской своры, причем содержание уж слишком приличное. Не удивительно, что главным инициатором выборов, а также важнейших политических интриг того времени был патриарх Филарет, которого, к слову, освободил из монастыря Лжедмитрий I, а затем назначил митрополитом.

Титул у Филарета был интересным:

«Великий Государь Святейший Божиею милостию Патриарх Московский и всея Руси»

Он, пока был жив, действительно был в первую очередь «Великий государь», поскольку церковником он стал по чистой случайности. Дело в том, что он был человеком из опального рода, а поэтому его отправили в монастырь, т.е. насильно сделали монахом. Затем другие силы его освободили и дали более значимые церковные звания. Т.е. он этому не обучался, а превратился в патриарха самым комичным образом.

Это в первую очередь говорит о серьезности занимаемого поста, поскольку занимал его в действительности обыкновенный политический интриган.

В общем, данная тактика сохранялась до Петра Великого.

Петр же сделал все, чтобы роль попов была снижена. Он не видел в них ничего «священного», он уже даже не делал вид, что является их рьяным сторонником. Когда дело касалось его лично, то он мог легко «богохульствовать», устраивать «Всешутейший собор» и прямо пародировать всю поповскую братию.

Однако он сохраняет церковь как инструмент, поскольку у него просто не было другого выбора. Он не собирался отменять самодержавие, он только расширил права дворянского сословия, вычистил мракобесов и лентяев, и передал бразды правления технократам и ученым.

Такая обстановка с переменным успехом сохранялась долгий период.

В конце жизни Александра IIIи до 1905 года попы вновь стали очень серьезной силой. Вероятно, Александр делал ставку на попов опять, а Николай II лишь решил последовать «отцовским заветам». Чем все кончилось – известно.

Однако когда власть оказалась у т.н. «Временного правительства», то попы присягнули ему с радостью, и осудили прошлое.

Когда упало временное правительство, то попы пытались договориться с большевиками, однако неудачно. Большевики последовательно отделили церковь от государства. В дальнейшем РПЦ преобразовалась до того, что раскололось на сотни течений («обновленчество», «живая церковь» и проч. и проч.). Не могла нормально конкурировать с другими течениями, и фактически преобразовалась в некую маргинальную группу. Это положение сохранялось, если судить по динамике, до конца 80-х. Т.е. количество храмов и верующих сокращалось.

Когда государство опять решило использовать РПЦ как политический инструмент, то вновь можно было заметить «религиозное возрождение». Но оно сопровождалось в первую очередь не притоком верующих, а именно вливанием колоссальных средств в церковь. Авторитет РПЦ это подтверждает.

Построить ХХС – это политическое решение, поскольку принималось на самых высших уровнях. Такое же политическое решение – это полет патриарха Кирилла в Китай на государственном самолете, охрана ФСО, строительство православного храма во Франции и т.д.

Это все политические акции правительства РФ, а вовсе не инициатива церкви. Те клерикальные процессы обусловлены не авторитетом РПЦ, а исключительно политическим решением со стороны партии власти. Законы и ключевые решения принимают не попы.

Важно, что РПЦ – это всегда махина, которую нужно содержать. Церковь не может существовать исключительно за счет пожертвований граждан, поскольку даже содержание храмов слишком дорогостоящее, не говоря об остальном. Когда государство скажет РПЦ, что в услугах более не нуждается, то церковь сразу же ждут расколы и скандалы. Она, очевидно, сразу же не исчезнет, но не сможет нормально функционировать уже спустя короткий промежуток времени.

   

АПА1