Чиновники желают восстановить Успенскую церковь

305744447Роль клерикализма в Санкт-Петербурге в последние годы достаточно высока. И понятно, в данном случае речь идет не только о фанатиках-депутатах, но и высшем звене чиновников, которые прямо занимаются лоббирование религиозного культа.

В данном случае речь идет о «восстановлении» церкви на сенной площади. Тут важно отметить саму историю храма, поскольку сегодня часто говорят о том, что якобы снесли этот храм «необоснованно». В действительности же все основания были.

Итак, храм был чуть ли не самым важным в Петербурге. Его строили за счет казны и постоянно обновляли. Фактически храм в начале XX века уже во всем отличался от того, что был в середине XVIII века. Фактически церковь претерпела радикальные изменения и в XIX веке. Здание и не было включено в перечень объектов культурного значения.

Огромный храм был не только «центром православия», но и весьма требовательным в материальном плане. Фактически только на содержание необходимо было тратить огромные суммы. И если царская казна могла себе это позволить (тратить деньги на нелепую роскошь, игнорируя действительные потребности общества), то советская власть эту практику прекратила. Фактически с 1918 года власть перестала оказывать материальную поддержку на содержание подобных строений (и церквей в целом). За исключением, конечно, объектов, которые были отнесены к «особо охраняемым». Например, храм Василия Блаженного считался памятником культы и охранялся советской властью, там проводились ремонтные работы за счет государства.

Церковь во имя успения пресвятой богородицы не считалась важным для власти объектом, а поэтому была полностью передана церкви на содержание. Поскольку храм был огромных размеров и находился в Ленинграде, то даже в самые «безбожные» годы все-таки определенное количество верующих там было, попы продавали храмовые вещи, пытались заработать, а потом и вовсе оставили эту затею и покинули храм, т.к., видимо, он стал не особо доходный. Естественно, никаких ремонтных работ они не проводили. Т.е. церковь, которую реставрировали, а часто и обновляли чуть ли не каждый год, просто десятилетиями никто не восстанавливал.

Частично здание, несомненно, уже находилась в аварийном состоянии. После того как традиционные православные покинули храм, их место заняли обновленческие структуры. Некоторое время они пытались поддерживать жизнь этого храма, даже организовали там охрану. Однако место становилось с каждым годом все ужаснее, поскольку содержать его просто было невозможно, а если бы его попы содержали, то должны были бы отказаться от «привычного» образа жизни. Поэтому в 1938 году и обновленцы покинули данный храм. В итоге он был закрыт и снят с охраны.

Церковь долгое время стояла без дела, а занимала значительное место, ее не могли даже использовать как склад, поскольку здание находилось в ужасном состоянии. В разное время ходили разговоры о возможности реставрации церкви, однако противников такого решения было больше, поскольку власть считала, что важнее содержать социальную инфраструктуру и науку, чем тратить колоссальные средства на совершенно бесполезное здание, которое даже попы покинули.

Фактически разговоры о ликвидации здания начались уже в 50-е годы, т.е. через 20 лет, после того как церковь стала полностью заброшена. Т.е. никто ее «резко» не стал ликвидировать. Затем несколько лет вопрос о ликвидации обсуждался главными архитекторами Ленинграда. Церковь не вписывалась. Она была большая, заброшенная и окруженная забором, собственно, она загораживала собой очень много места, создавая на протяжении многих лет дискомфорт жителям. И в итоге решение было принято. Тем более что на месте храма собирались построить вестибюль наземного выхода станции метрополитена «Площадь Мира» (с 1992 года «Сенная Площадь»).

А что важнее для жителей Ленинграда? Заброшенная более 20 лет громоздкая и в аварийном состоянии церковь, которая выглядела уже достаточно мрачно или все-таки метрополитен? Выбор был очевиден, а проект в полной мере реализован.

Иллюстрация, как выглядело место до вестибюля наземного выхода.

Не удивительно, что проект был реализован при полном содействии главных архитекторов города.

aSJYcT-vqVQ

0XJsQSF-lJA

 

В 90-е годы, когда власть начала показательно ставить свечки, пошли разговоры о восстановлении этой церкви, причем, видимо, никто не предлагал разрушать вестибюль, а просто отстроить некое «подобие» церкви рядом.

Однако как только губернатором стал господин Полтавченко, так более активно начали говорить о реставрации.

Совершенно ясно, что реставрация будет либо формальная, т.е. построят рядом с вестибюлем какой-нибудь мелкий храм «шаговой доступности», либо же попытаются максимально приблизиться к оригиналу, дабы церковь вновь была громоздкой и фактически своим видом символизировала симбиоз церкви и государства. Понятно, что такая церковь не только «влетит в копеечку» жителям Санкт-Петербурга в начале строительства, но и будет требовать постоянного содержания, если проект в действительности будет «почти идентичен», т.е. по примеру реставрации ХХС. И ведь вновь может возникнуть та же самая проблема, когда государству уже просто не захочется содержать подобную махину. Тот же ХХС, например, в собственности государства.

Известно, что сегодня идею лоббирует не только Полтавченко, но и вице-губернатор Дивинский, который не так давно незаконно «реставрировал» монастырь. Не исключается, что схема восстановления этой церкви может быть аналогичной. Но тут все же постоянно возникают проблемы. Во-первых, что делать с близлежащими постройками, а во-вторых, кто будет платить за это все, а уж тем более содержать?

От РПЦ никаких предложений не поступало, за исключением формального «благословления». Чиновники попытались обратиться в министерство культуры РФ, поскольку данное министерство в последние годы просто славится игнорированием культуры и возвеличиваем мракобесия. Но, видимо, за такой масштабный проект пока и они не хотят браться. Поэтому правительству Санкт-Петербурга в помощи было отказано.

Чиновники, впрочем, пока не сдаются. Ведь письмо Полтавченко в минкульт прямо-таки говорит о том, что он добьется своего «любой ценой»:

"Учитывая особую историческую и архитектурную значимость утраченного объекта, прошу Вас рассмотреть возможность воссоздания церкви Успения Пресвятой Богородицы в Петербурге за счет средств федерального бюджета"

Было бы понятно, если бы радетель был патриарх или какой-нибудь поп, но здесь все-таки губернатор.

Впрочем, спонсоров, которые были бы готовы в данный момент оплатить всю работу, нет. Тем более что если они все-таки начнут строить, то придется переносить объекты, которые в данный момент находятся там. Например, один только перенос линий связи Ростелекома обойдется в 300 миллионов рублей. Также на участке находятся различные газопроводы низкого и среднего давления, водопровод, канализация и высоковольтный кабель. Властей это все не волнует. Главное, чтобы восстановить «историческую справедливость», хотя министерство культы подтвердило, что сиё здание не было «особо охраняемым» и не числилось как памятник.

Наиболее вероятный вариант на данный момент – это принудить инвесторов строительства ТРК "Пик-2" построить церковь за счет их средств. Но, поскольку точный бюджет строительства храма (и других работ) неизвестен, то пока этот вопрос не решен. Представитель холдинга «Петромир» Линьков, считает:

"Вряд ли инвесторов и спонсоров устроит ситуация, когда благотворителям говорят о том, что у инвестора есть право жертвовать средства, но нет права контролировать их дальнейшее использование"

Андрей Бойков, директор департамента инвестиционных продаж NAI Becar в Санкт-Петербурге, высказался иначе:

"Безусловно, организатор конкурса на строительство ТРК и реконструкцию вестибюля метро имеет право возложить затраты по восстановлению храма на инвестора, прописав данное условие"

Логика проста. Взялись за восстановление нескольких станций метро, а поэтому якобы ради «исторической справедливости» можно и храм заодно восстановить, хотя изначально ни о каком храме речи не шло. Важно помнить, что храм вообще никакого отношения к станции метро не имеет.

Сложно сказать, чем теперь ситуация разрешится, но если храм и восстановят, то это не даст ничего, кроме значительных проблем для граждан и власти (содержание), ну и торговая точка для попов, само собой. Вероятно, такими темпами власти пытаются «догнать» дореволюционный уровень. Незадолго до революции в Российской империи было около 55 000 действующих храмов. В СССР в 1987 году действующих было около 7 000, ну а теперь число приближается к 35 000.