sdffd4g4Мощи в истории Русской православной церкви занимают особое место, поскольку этим «чудом» очень часто спекулировали. Причем осуществлялось это буквально с самого начала «Крещения Руси». Особое почитание началось в период Ярослава «Мудрого», который, по всей видимости, перекупал некоторые реликвии у греков.

Несколько затормозилась любовь к мощам во времена Петра I, поскольку он считал это предрассудком. Например, до его правления в почитании был святой «Христофор», т.е. человек с головой лошади. Удивительным образом именно в период Петра этот «святой» был исключен из списка. Как и целая кучка самых разных реликвий и мощей, которые поражали своей абсурдностью Петра.

После Петра мощи активнее использовались, однако особенно не пополняли собой церкви. Т.е. оставалась часть старых, которых хватало с избытком. В конце жизни Александра III, и в период правления Николая II, интерес к мощам вернулся. Время было, как известно, жесткое. А благочестивый обман – старое средство.

Именно в начале XX века Николай II желал «возродить» могущество церкви. Оно, понятное дело, и так было запредельным, но, по мнению Николая II, недостаточным. Поэтому в стране в этот период массово строили церкви, «обретались мощи» и т.д.

В частности, в 1903 году по личной инициативе Николая были канонизированы сразу же многие «святые», в том числе Серафим Саровский.

Тут же придумали целый ряд легенд, написали книжки, иконки и все прочее. Видимо, большую часть жизненных описаний «святых» брали из древних греческих источников, поскольку они все, в сущности, однотипны.

Но все это не имеет никакого значения, поскольку вся суть заключалась именно в частях этих «святых» трупов. Т.е. их вырывали, разрезали на части, а затем клали в т.н. «раку» и выкладывали в церквях. Попы отличились тем, что даже не пытались особенно мумифицировать эти части, поскольку в действительности их скрывали, т.е. лежать в этих золотых «шкатулках» могло что угодно.

В православном догматическом богословии указывалось, что мощи обладают некоей «нетленностью»:

«изъятие их чудодейственною силою Божиею из всеобщего закона тления как бы в живой урок нам о будущем воскресении тел»

Причем, что важно, помимо нетленности подчеркивалось, что эти куски трупа могут «исцелять». А дальше, как известно, «дело в шляпе».

Одурачивание продолжалось вплоть до 1919 года, пока новая советская власть не решила проверить эти мощи на «священность», т.е. открыть «тайну». Понятно, что большевики знали заранее, что будет, но вот многие доверчивые крестьяне в действительности считали, что в раке хранятся «нетленные» останки святых попов прошлого.

Вероятно, идея такая возникла сразу после учета богослужебного имущества Александро-Свирского монастыря, когда обнаружили, что вместо самого Александра Свирского в раке находилась кукла из воска…

Кампанию решили начать, дабы окончательно покончить с этим варварством и мошенничеством. При вскрытии были свои правила. Например, обязательная фото и видеосъемка. При вскрытии должны присутствовать ответственные от советского правительства работники, ученые, милиционеры, граждане и попы. Т.е. свидетелей было очень много.

Итоги таковы:

Наименование мощей

Дата вскрытия

Результаты осмотра

Мощи Артемия Веркольского, Архангельская губ.

20 декабря
1918

Разделенный на 3 части гроб, в первой части вата, во 2-й церковное облачение, в 3-й небольшой красный сундук, перевязанный шнуром и запечатанный печатями Веркольского монастыря. По вскрытии сундука обнаружено: обыкновенный уголь, перегорелые гвозди и мелкий кирпич. Признаков костей нет.

При вскрытии присутствовали монахи и архимандрит Иоаникий. Некоторые монахи со словами, вот как нас до сего времени обманывали, начали снимать с себя монастырскую одежду и, бросая в угол церкви, говорили: "довольно нас дурачить". ... Одна из деревенских женщин, когда увидела то, что было найдено вместо мощей, сказала: "я-то, дура, прошлый год приходила сюда и, когда подходила к раке, вся дрожала от страха, думая что здесь действительно нетленный святой, а вот тут смотри, какая дрянь наложена вместо святого".
11-19 г. (Великий Устюг).

Авраамия мученика, г. Владимир

12 февраля 1919

По снятии покровов была обнаружена вата свежего происхождения, в которой лежала группа костей не одного лица, по крайней мере двух. Одна кость по внешнему своему виду отличается от всех других свеажестью, вследствие своей плотности к белизны. Внутри черепа вата.

Князя Георгия, г. Владимир.

15 февраля 1919

В княжеских одеждах недавнего происхождения мумифицированный труп. Длинные белые шелковые чулки с фабричным клеймом.

Князя Андрея, г. Владимир.

13 февраля 1919

Под княжескими одеждами большое количество ваты, в вате кости со следами явного разрушения.

Князя Гавриила, Юрьев-Польский.

17 февраля 1919

Кости скелета, лежащие на слое ваты. Мелкие кости кистей рук и ступеней ног отсутствуют. Обнаружено 2 лишних височных кости. Пяточные кости лежали в позвоночнике. Кроме всего, найдена тонкая кость, похожая на ребро ребенка.

Петра и Февронии, г. Муром.

10 февраля 1919

Ящик, вышиною 5 верш., разделенный деревянной переборкой на 2 половины. Как в той, так и в другой половине человеческие кости, далеко не все, очень немногие, самые крепкие, как-то бедра, плечевые кости, череп. Все это издавало характерный гнилой запах.

Князя Константина, "чад его" Михаила и Феодора, матери Ирины, г.Муром.

10 февраля 1919

Четыре мешка с костями. Вата и тряпки, которым придана форма груди. Но при вскрытии мешка, в котором должна была находиться голова Ирины, оказался череп с провалившейся срединой, набитый, как и другие, ватой и тряпками. На дне раки под головам фигур с левой стороны найдена костяная брошка с надписью "Шура".

Ефросинии Суздальской

12 февраля 1919

Матерчатая кукла с кусками костей.

Евфимия Суздальского

12 февраля 1919

Груда истлевших и рассыпающихся от времени костей.

Служители культа заявили, что они будто бы сами не знали правды о мощах. (Анкета)

Митрофана Воронежского. г. Воронеж.

3 февраля 1919

Череп с прилепленными волосами, несколько костей, груда тряпок и ваты, несколько перчаток и, наконец, вместо центральной части "тела" - мешок, набитый разной трухой без костей.

Тихона Задонского, г. Задонск.

28 января 1919

Череп. Высохшая, превращающаяся при прикосновении в порошок часть берцовой кости. Картон, выкрашенный под телесный цвет. Фальсификация рук и ног при помощи ваты и картона. В перчатке прорез, в котором вложен картон телесного цвета, и к нему прикладывались верующие. Дамские чулки, ботинки, перчатки. Вместо груди - железный каркас.

Сергия Радонежского, г. Сергиев, Московская губ.

11 апреля 1919

Изъеденные молью тряпки, вата, полуразвалившиеся человеческие кости, масса мертвой моли, бабочек, личинок. В черепной коробке в провощенной бумаге недавнего происхождения русо-рыжеватые волосы.

Саввы Сторожевского, г. Звенигород

17 марта 1919

Кукла из ваты. В вате 33 сильно разрушившихся и переломленных кости. Среди "мощей" две денежных марки, одна в 20 к., другая в 10.

Мстислава Удалого, Новгород

3 апреля 1919

Человеческий череп, отделенный от туловища, правой руки нет, левая от туловища отделена. Скелет разрушен, конечностей нет. На месте правого бока груда трухи, истлевших тряпок и почерневших костей.

Князя Владимира, Новгород

3 апреля 1919

Груда чёрных костей, тряпок и трухи, череп, расколовшийся на две половины. Никакого сходства с человеческим скелетом грудь не имеет. На костях никаких конечностей. Остатки кожаных сапог машинного производства. В груде трухи видны коконы засохших червяков.

Анны, жены Ярослава, Новгород

3 апреля 1919

Костяк не сохранился. Кое-где на остатках костей - засохшая кожа. Череп разрушен совершенно, кроме нижней челюсти. Вместо одежды труха, при развертывании которой отделяется масса моли и пыли. Кости лежат в беспорядке.

Иоанна Новгородского, Новгород

3 апреля 1919

В бесформенной груде костей трудно что-либо определить. Полуразвалившийся череп от времени почернел, кожи на остатках костей нет. При развертывании остатков одежды выделяется удушливый запах и масса пыли.

Кирилла Новоезерского, Белозёрск

февраль 1919

Кукла, изображающая человека, с формою лица человеческого и со всеми его частями, как-то: носом, подбородком и т. д. Казалось, что под этим покровом действительно находится человек. Под покровом в действительности нашли лишь груду костей, причем некоторые, как то: бедренная кость, задняя часть головной коробки - сохранили свою форму, все же остальные кости превратились в порошок. В черепе две медных монеты 1740 и 1747 гг.

Александра Свирского. Лодейн. у., Олонецкая губ.

22 октября 1918

Литая рака, весом в 40 пудов, в раке восковая кукла.

Всеволода-Гавриила

27 февраля 1919

Цинковый ящик, размером 18/10 вершков, в котором оказались остатки разрозненных обгоревших костей, во второй нижней половине мусор из золы, земли, остатков извести и кусочков дерева.

Афонские мученики Ефимий, Игнатий и Акакий. г. Балашев, Саратовская губ.

21 февраля 1919

В серебряном ящике на зеленой бархатной подушке три части отпиленных человеческих костей, одна от локтевой, а две от большой берцовой. Вид костей обычный, какими бывают все кости умерших.

Питирима Тамбовского, Тамбовская губ.

29 февраля 1919

Металлическая кукла, ящик-футляр в форме человеческого тела и длиною в средний рост человека, створчатый, раскрывающиеся спереди и посередине в обе стороны. внутри залитые воском кости. восковой слепок с головы и в нём небольшие обломки теменных, затылочных и височной костей.

Михаила Тверского, Тверь

18 мая 1919

Под большим количеством покровов обнаружена схима белого цвета и в ней в беспорядочном виде кости. Череп лежит с отделившейся нижней челюстью, позвонки вместе с ребрами.

Окружавшие раку были смущены. Вокруг храма кружки прихожан. Старый крестьянин говорил: "А я верил и ходил на поклонение 18 лет. (Правда, №10)

Ефрема Новоторжского, г. Торжок.

5 февраля 1919

Череп кирпичного цвета, внутри черепа вата. Кости, при чем оказалось 6 лишних костей, 2 бедренных, 2 тазовых, 1 плечевая. Лишние кости по наружному виду свежие.

Иулиании Новоторжской, г. Торжок.

5 февраля 1919

Кости, между ними найдены кости рук (суставы пальцев), но по преданию их быть не должно, так как руки у нее были отрублены, и она "приплыла вверх по течению без рук".

Такое противоречащее житию открытие весьма смутило духовных отцов, и объяснить это "чудо" они затруднились.

Аркадия Новоторжского, г. Торжок.

5 февраля 1919

Несколько штук костей, земля, куски засохшей глины, кусок гнилой доски.

Нила Столбенского, Осташков.

25 февраля 1919

Под двумя густыми слоями ваты, до 2 ф. каждый, груда трухлых костей, переложенных ватой и пересыпанных порошком, предохраняющим от гниения. Кости далеко не все. Череп набит ватой. Кости кофейного цвета и хрупки, давность их, по заключению врачей, не одинакова.

Макария Калязинского, Калязин.

8 февраля 1919

Череп, обе плечевые кости, кость предплечья, кости бедра, все кости голеней, одна лопатка, наполовину истлевшая, несколько позвонков, несколько мелких костей. Все кости переложены ватой, которой и оказалось 5 ф. Кроме того: медных денег 115 шт., серебряных монет 7 шт., ломаная серьга, пуговица, крестик, булавка, гвоздь, две гайки, 5 кусков ладана, 4 бусинки, сушеная грушина, лаврового листа 1 1/2 ф., сосновой стружки 4 ручных пригоршни.

Большинство присутствующих были удивлены раскрытием обмана, но некоторые наиболее пожилые люди были недовольны тем, что разрушена долголетняя иллюзия нетленных мощей. Среди монахов полнейшая растерянность, замешательство и недоброжелательство. Некоторые из монахов делали вид, что не ожидали обмана. (Анкета)

Макария Жабынского. г. Белев., Тульская губ.

16 марта 1919

Гробница оказалась пустой. Вследствие указания служителей культа, что мощи "почивают под спудом", была разрыта могила под ракой на глубину 5 аршин, никаких признаков "мощей" не найдено.

Князя Феодора, Ярославль.

9 апреля 1919

Скелет, покрытый покровом высохшей кожно-мышечной ткани. На задней стороне туловища ткани нет. Кости ступней отсутствуют, а также две мелких кости. Под скелетом в середине на пелене из холста лежит раздвоенный череп (лишний), неизвестно кому принадлежащий.

Князя Василия, Ярославль, Успенский собор.

9 апреля 1919

Груда обуглившихся костей.

Князя Константина, Ярославль, Успенский собор.

9 апреля 1919

Два деревянных ящика. В одном на парчовой подставке две кости: плечевая левая и малобердовая. Во втором также две кости, распадающиеся с обоих концов. В самом гробе-раке, в котором заключены эти ящики, много обуглившихся мелких костей, остатки обгорелой ваты, кусочки кожи и обгорелой шелковой материи.

Как бы странно это не звучало, но мощи считались у попов «серьезным аргументом» в спорах и публичных диспутах, коих тогда было достаточно много. «Проклятые» большевики отнимали прямо-таки последнее. Важно отметить, что если кому-то кажется, что все это мелочи, то стоит сказать, что кампаний в это время было много разных. Крестьяне были подвержены предрассудкам и безграмотности. Повсюду в деревнях висели плакаты вроде: “Не плевать на пол и не сорить” и проч. очевидные банальности

И если говорить о борьбе с предрассудками, то именно акция с мощами была для крестьян куда более действенной, чем, например, просветительские книжки или лекции. Ведь необразованность тогда была почти повсеместной среди крестьянского населения. Люди могли верить в мощи, приметы, в привидения, домовых и проч. и проч.

О проблемах этого периода немного написано в статье о «Союзе воинствующих безбожников»

По делу о мощах были допрошены некоторые попы. Например, игумен Митрофановского монастыря Владимир Даньшин, иеромонах Феона Трибунский и архиепископ воронежский Тихон.

Из допроса:

— Признаете ли вы себя виновным в подделке мощей в целях эксплоатации религиозных чувств граждан?

- Нет,—отвечает Феона, — я вам скажу коротко об этом так: когда ставят солдата к казенному ящику, то разве он знает, что там лежит и сколько находится денег. Нет! Так и мы. Нас приставили ко гробу, но что там было — мы не знали. Я только одежду сменял. Если бы внутрь гроба заглянул, сейчас было бы доложено начальству, и меня бы растерзали. Ведь у нас в монастыре есть козлы и бараны. Я снимал только две пары перчаток, но их было всего четыре пары или даже пять. (Я хотя и сам вскрывал мощи тогда при вас, но уже не помню, четыре или пять пар там было). Мешочки длинные и вату я положил. Не все, но несколько добавляли к прежним: сделал это, чтобы заполнить пустоту в гробу. Кто наложил мешков внутрь вместо груди и живота — я не знаю. Кто подделал ноги, я тоже не знаю, я даже не обувал их. В таком виде они могли пролежать сто лет. Кто подделал мощи — гробовщики ли или архиерей приказал - я не знаю. Может быть, и те, и другие; я предполагаю, что подделаны они были в самом начале. Когда я с комиссией открывал мощи, то был очень удивлен, когда увидел содержимое. Подпись: игумен Владимир

Интерес представляет мнение гробового иеромонаха Феоны:

- Признаете ли себя виновным?

- Виновным не признаю. Считаю виноватым архиерея и высшее духовенство. Гробовщиком меня назначили лет шесть тому назад. Что здесь была подделка с мощами, я не знал. Не допускал мысли, что там ничего нет. Я только видел через разрез перчатки что-то розоватое, как тело. Это я показывал и богомольцам. А что там были лишь перчатки и вата, я не знал тогда, потому что осматривать дальше первой перчатки мне не разрешалось. Верхнюю перчатку с обоих рук я снимал сам, но дальше были опять перчатки, и я их не имел права трогать. Старший мой, отец Владимир, все собирался при мне снять и вторую перчатку, чтобы научить меня, как обращаться с мощами. Он поговаривал о смерти и ввиду этого и хотел научить меня. Но мощей я не трогал. Видел, что они в туфельках. Что они были подделаны, я не знал. Знал ли это отец Владимир, я не знаю. Кто спиртовал вату, я не знаю, кто виновен во всем этом деле, я не могу указать. Я был слепой, как баран. Меня даже не интересовало, что там есть, я исполнял только дисциплину. Про свою прежнюю жизнь в монастыре могу сказать только одно, что прежде я курил и сильно. Курил украдкой. Выпивал при случаях, когда родственники приезжали или торжество какое происходило. Подпись: иеромонах Феона

И, наконец, архиепископ воронежский Тихон:

Мощей я не видал, я прикладывался к ним перед служением и заходя в собор, но прикладывался я лишь к схиме, покрывавшей череп. Что было под схимой, я не знал. Затем я прикладывался еще к кости, которая была видна в прорезе правой перчатки. Не осматривал я мощей потому, что не сомневался в том, что они там есть. Дело в том, что среди мощей я вырос. Я видел мощи в Новгороде. Ежегодно обмывал их в Москве. В Москве мощи лежат в виде сохранившихся в нетлении отдельных частей тела в ковчежцах. В Новгороде я мощей не вскрывал, но фигура святых видна полностью; притом там не как здесь, рука перчаткой не закрыта. На основании прежде виденных мощей я и верил в то, что и здесь мощи имеются. Особенно я верил в мощи Тихона. Они так рельефно выделились из гроба, что получалось полное впечатление, будто в гробу лежит только положенный человек. Когда я получил извещение от настоятеля Задонского монастыря о том, что оказалось в действительности в гробу, я был очень огорчен, потому что было всеобщее убеждение, что мощи Тихона сохранились вполне. Извещение из Задонска я получил одновременно со вскрытием мощей Митрофана. На происшедшее я смотрю так — мощи при открытии были. Я верю в данном случае акту, составленному открывавшими мощи. Но как они исчезли, я не могу сказать. Думаю, что в данном случае проявили свое действие силы природы. Немало причин я усматриваю и в том, что они хранились в теплом храме и оттого истлели. В других местах, в Новгороде например, они хранятся в холодных соборах. Конечно, я был очень удивлен, когда увидел содержимое гроба, т. е. подделку из ваты, в которой я удостоверился теперь вполне. Эту подделку я считаю делом гробовых. Они видели недостатки в мощах, но не докладывали об этом и заделывали мощи ватой. Меня тоже заинтересовало теперь состояние мощей и именно то, что перчатки были набиты ватой и притом неумело, рука была устроена слишком полной. А потом внутри гроба наложили прямо неестественно. При маленькой головке устроили святому огромное тело. Подделали неискусно, не думая о последствиях. Ввиду всего этого я допрашивал гробовщика Владимира. На вопрос: «давно ли это случилось?» он ответил, что в правдоподобный, если так можно выразиться, вид мощи были приведены перед юбилеем. К юбилею была подложена «подкладка». Разрешение на право заполнять пустоты у меня Владимир не испрашивал. На такое дело смотреть, конечно, грустно и даже очень грустно. Подпись: Архиепископ Воронежский и Задонский Тихон

(источник допросов: «Воронежские известия» 9 февраля 1919 г. №30. Протокол № 520.)

Все это очень тенденциозно, т.е. почти все попы пытались отвечать в том же стиле. Данная кампания на самом деле очень помогла делу просвещения, поскольку тут прямо показали людям, как их обманывали попы, т.к. вскрытые мощи демонстрировались некоторое время, а затем, как правило, отправлялись в музей.

Важно подчеркнуть, что, несмотря на вскрытия, многие мощи были возвращены церкви назад в начале 90-х годов (именно те мощи, которые были вскрыты). Несмотря на тот факт, что мощи – это явная подделка, церковники и сегодня их активно используют. И сегодня эти всякие «куклы» и «тряпки» продолжают «исцелять» тысячи безымянных граждан.

   

АПА1