Кремлевские политики о религии

72432de3221b5ead63c181e2d23В Кремле считают, что, видимо, «час настал», и теперь можно открыто говорить о том, что религия необходима обществу, несмотря на то, что формально, конечно, она отделена от государства. Но, по мнению важных функционеров, религия якобы играет «особую роль» в становлении нравственности и даже законности.

Понятно, что рациональные доводы, социология, право, статистика тут изначально не имеют никакой силы, в данном случае речь идет исключительно о чиновниках, которые перечитали Бердяева, а теперь уж точно знают, как им «обустроить Россию».

Откровенную пропаганду религии, навязывание мракобесия гражданам светской страны, власти называют «диалогом» с религией. Ну, это как попов они называют лишь «помощниками», а вовсе не капелланами в армейских частях. Это своеобразный эвфемизм российских властей, к которому, видимо, пора бы уже и привыкнуть.

Очередной сторонник «диалога» - это Сергей Иванов. Его должность - руководитель администрации президента Российской федерации. Т.е. фактически один из важнейших функционеров нынешнего режима.

Высказывание «мягкое», которое символизирует клерикальную политику:

«Диалог власти с российскими религиозными организациями в условиях роста национальной нетерпимости в мире, размывания традиционных ценностей особенно востребован»

Можно понять, что в целом вся речь абстрактна, именно конкретностью господа-чиновники отличаются редко.

Во-первых, не совсем ясно, как религиозные организации (т.е. признак, которые не объединяет, а в большей мере разделяет) могут устранить национальную нетерпимость или даже сохранить некие «ценности», которые на самом деле навязывает власть (пример - законы о «нравственности» от Мизулиной), а вовсе не религиозные общины. Дело религиозной общины – освящать «нравственность», которую предлагает государство. Если государство вещает, что гомосексуализм – это благо, то наиболее приближенные к власти религиозные организации, которые, в частности, получают помощь от государства, тут же с этим соглашаются, а затем появляются священники-гомосексуалисты. Никакой речи о том, что якобы все эти деятели борются за «традиционную мораль», которая вообще незыблема и чуть ли не «дана богом», конечно, нет.

В буквальном смысле религия может «объединить» только тогда, когда она использует государственное насилие и пропаганду в полной мере, как это было в средневековье, или в Российской империи, или в современных исламских странах. В противном случае это занятие совершенно бессмысленное и искусственное, поскольку альтернатив у «духовности» слишком много, а невежды, несмотря ни на что, хотя и часто религиозны, но религия все же не играет основной роли, как правило, это лишь одно из увлечений или хобби.

А вот замечательные познания г. Иванова в истории:

«Духовные лидеры России во все времена последовательно поддерживали государственное и общественное единство, сплачивали людей разных национальностей и вер»

К примеру, Иоанн Кронштадтский, который говорил:

«по всему виновники — евреи, подкупившие наших хулиганов убивать, грабить, изводить пожарами русских людей»

Или Волоцкий:

"Если кто-нибудь убьет по воле Божией – убийство это лучше всякого человеколюбия. Если же кто-нибудь и окажет милость, из человеколюбия, но вопреки воле Божией, – милость эта недостойнее всякого убийства"

Понятно, что таких примеров много, а эти двое считаются «святыми» в православии, а соответственно их можно именовать «духовными лидерами». Не совсем понятно, каким образом эти мракобесы могли «сплачивать» и «поддерживать» единство разных национальностей и вер. Эти люди не стеснялись, они говорили, что православие – это единственная истина, а все остальные – это ересь. Законы Российской империи подкрепляли их слова угрозой государственного насилия против инакомыслящих.

Поэтому не совсем ясно, какую цель преследуют господа из администрации президента. Очевидно, что религия им не поможет в вопросах «национального объединения», поскольку если в действительности серьезно «развернется» религиозность, то на свет появятся обыкновенные фанатики вроде «православных активистов». Назвать их людьми, которые каким-то образом «сплачивают» народ, так же абсурдно, как таковыми назвать, например черносотенцев или православных неонацистов.