123d66-9Было время, когда церковь занимала лидирующие позиции в обществе, когда фактически ее не могли судить (за исключением т.н. «церковного суда»), а также потворствовали практически любым капризам.

Это считалось «плодотворным сотрудничеством», к которому, кстати, прибегали не только князья, но и ханы золотой орды, самозванцы и узурпаторы власти. В плане культурном изначально это могло показаться даже чем-то прогрессивным. Однако впоследствии это играло решающую роль в том, что в стране фактически блокировались любые попытки ввести научные знания даже на самом примитивном уровне (от купечества).

В итоге получилось, что до Петра I, который буквально «ввозил» знания в Россию, отсутствовала не только наука, но и медицина, музыка, театр, даже художественные школы. Были запрещены народные гуляния, игры, пляски. Шуты и скоморохи объявлялись «слугами дьявола».

Господа церковники заполоняли собой все сферы и не терпели никакой конкуренции. Например, Английский посланник Флетчер, который жил в Москве в середине XVIвека, писал следующее:

«…муж и жена… были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики»

А земской собор 1649 года постановил:

«Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь»

Понятно, что «ересь» могли трактовать как угодно. И трактовку христианства, и попытку чему-то научить отдельного человека и т.д. Это очень широкое понятие в ту пору.

Ясно, что такая тотальная «духовность» порождала поповские увеселения, поскольку попы они могли действовать безнаказанно. Например, предстоятель Саввино-Сторожевского монастыря Леонтий занимался вот чем:

«отнимал для блудного дела у мужиков их жен и дочерей, растлевал детей, а если крестьяне осмели­вались сопротивляться, приказывал пороть их насмерть, а не на живот».

Царь Федор III, когда узнал о деятельности святого монаха, лично сделал все, чтобы тот получил по заслугам. В итоге собору пришлось осудить благочестивого Леонтия:

«Соборно утверждаем: во всех монасты­рях повелеваем пития не держать, а которые чернцы в мона­стырях не живут в послушании и бесчинно живут в Москве и в городах, ходят по кабакам и по корчмам и по мирским до­мам, упиваются допьяна и валяются по улицам, и на таких бесчинников, Великого Государя повелением и святейшего Патриарха благословением, Живоначальные Троицы Сергиева монастыря властям построить прежде бывший Пятницкий монастырь, огородить стоячим высоким тыном и построить четыре кельи с сенями по монастырскому чину, и таких бес­чинников в тот монастырь с Москвы ссылать».

Но это скорее редкость, чем норма. Вероятно, монах просто задевал чьи-то владения. Ведь тогда крестьяне считались чем-то вроде скота, но все же весьма дорогого, и если поп с шайкой вредили, то это могло отразиться на денежном состоянии того или иного человека. Вероятно, главная мотивация того периода заключается именно в этом.

Так или иначе, но православие, конечно, должно было за весь долгий период невежества что-то подарить самобытное, что-то такое, что можно было бы запомнить. Понятно, что попы, монахи, святые и проч. – это как бы само собой разумеющееся, польза от таких людей совершенно очевидна. Кто ж еще ведьм сжигать будет да свечки продавать?

Но был и другой «продукт времени», который в какой-то мере компенсировал практически любые развлечения и блага цивилизации. К таковым можно отнести юродивых. Это уникальные люди, которых любили не только попы, но и многие князья. Это своего рода «самобытность» России, то, чем поистине можно гордиться. Кстати, очень важно отметить, что среди «святых» Русской православной церкви рекордное количество юродивых – 36 человек.

Интересно, но идеология того периода просто ничего предложить не могла. Можно было убивать людей самыми изощренными способами, игнорировать науку и медицину, покупать-продавать людей и т.д. и т.п. Прямо-таки высшая духовность. Православные имели примерно 1/3 земли и владели многими крестьянами.

Так вот, высшим проявлением духовности считали ни силу, ни ум, а юродство. Юродъ – это старославянское слово в буквальном смысле означающее «безумный» или «дурак». Причем смысл такого духовного «подвига» заключается не в том, что сумасшедший не находится в специальном учреждении. Смысл заключается в том, что вполне здоровый человек прикидывается больным на голову и искусно изображает это. Причем попы говорили, что чем лучше изображаешь безумца, тем вероятнее попадешь в царствие небесное. Вот у радикальных мусульман сегодня «подвиг» - это подорваться и попасть в рай, а у православных в свое время нужно было стать безумцем.

Таким образом эти люди могли бегать голыми по улице, справлять нужду в общественном месте, скакать по столам, зарывать себя в землю и т.д. и т.п.

В общем, вероятно, это некий аналог театра, только не особо это выглядело забавно в ту пору. Поскольку с этой «радостью» были еще попы и безумные цари вроде Грозного, которые могли по дороге в один город (в Новгород) с бандой отморозков (опричнина) попросту устроить погром во встречных городах (Тверь, Торжок и др.), а заодно задушить митрополита Филиппа, просто потому, что они шли мимо. Ну, а когда дошли до самого Новгорода, то устроить там резню. И на обратном пути тоже. И люди-то православные. Так что юродивые вряд ли были центральной проблемой.

По всей видимости, юродство имело распространение на Руси с XI по XVIII в., т.е. около 700 лет. Только церковная реформа Петра Великого приостановила подобную практику, поскольку Петр считал, что это никак не может быть подвигом. Понятно, что его не только за это называли «антихристом», но в том числе и за это. Фактически всех этих любителей ходить нагишом и притворяться безумными, просто вылавливали и определяли в специальные учреждения. Обыкновенно таких людей вели в монастырский приказ (судебный орган того времени) и разрешали вопрос. Если юродивый вдруг становился нормальным, то, в принципе, его могли и отпустить, но если он продолжал настаивать на своем, то его определяли в богадельню или монастырь.

Соответственно, достаточно скоро юродство в том виде, в каком оно было изначально, просто исчезло, а если на улицах появлялись подобные деятели, то от них достаточно быстро зачищали улицы.

По всей видимости, в той или иной мере подобная традиция начала возрождаться в период правления Александра III, который незадолго до своей смерти стал уж очень усиленно потакать церковникам. Его сын Николай II так вообще всегда разделял подобную позицию, поэтому при нем данное явление даже в какой-то мере становилась обыденностью, особенно во время первой революции (1905) или войны.

Однако после революции 1917 года юродивых уже определяли в специальные учреждения и данная традиция, вероятно, жива и по сей день. Однако с ростом «влияния» Русской православной церкви, конечно, не стоит исключать, что подобное может возродиться.

   

АПА1