Давняя святость церковных владык

CIMG2zx155Вокруг «былого» постоянно создают темы в информационном пространстве, которые уж очень далеки от исторических реалий, т.е. на фоне общей «идеологии» (если то, что сегодня культивируется в государственных СМИ вообще можно так назвать), и если героем является Александр Невский, то чем попы древности хуже?

Понятно, что в целом идеализм заключается в том, что «батюшка» древности – уже сразу после крещения – есть некий эталон «нравственности». Это вовсе не безумец, который отстаивал совершенно несправедливую власть князей, который предавался разврату и культивировал культ невежества. Нет, часто это совершенно «светлый образ».

В связи с этим, конечно, хотелось бы прояснить некие вопросы, в частности о «святости», о которой так часто говорят, как правило, все те же попы. Несмотря, конечно, на народный фольклор и на светскую культуру времен поповского господства, когда еще оставались законы, которые карали за «богохульство» и «отступления от веры».

Надо сказать, что в рассматриваемый период попы имели абсолютную власть, фактически они могли диктовать свою волю даже князьям, поскольку никакой альтернативы не было. Как известно, до Петра I не было даже науки, не говоря уже о крамольной светской культуре, как бы она не выражалась.

Период абсолютной власти фактически закреплял положение, что церковь – единственный источник истины. Однако не все в ту пору понимали, что такое «истина» даже в православном понимании, поскольку невежество – основная болезнь русского духовенства.

Известный церковник, митрополит Макарий (Булгаков), который был в XIX веке одним из самых авторитетных попов, оставил интересный источник, а именно: «Историю Русской церкви». В частности, понятно, все там написано идеалистически. Однако в целом поп, конечно, использовал и интересные данные, т.к. вышло в свет 12 томов.

Интерес в данном случае заключается в том, что эпоха была противоречива и в чем-то даже переломная. Он писал тогда, пока еще церковь насаждалась силой, но уже существовало такое явление как просвещение и даже антиклерикализм. А если говорить о попах, то для него многие сторонники церкви уже считались еретиками, поскольку в церкви был задолго до этого раскол.

Описывая историю в целом, конечно, митрополит упоминал и «еретиков». В частности, в IVтоме его «истории» содержится характеристика духовенства:

"Каждый держит иерейство, чтобы тем кормиться, а не заботиться о духовных делах, чтобы приять мзду вечного живота: не преподаст правого учения во спасение, а больше снисходит, льстит и из-за дара прощает без епитимии; все и делает и говорит ради чрева, чтобы не лишиться временной чести"

Речь идет уже о времени, когда русское духовенство вполне себе «утвердилось» и спокойно существовало при владычестве татаро-монгол. У попов был ярлык от орды:

«Кто будет хулить веру русских или ругаться над нею, тот ничем не извинится, а умрёт злою смертью».

А также епархия в стане «хозяев». Т.е. чувствовали себя попы прекрасно, поскольку находились под реальной защитой оккупантов.

После ига ситуация принципиально не изменилась, но попам стало еще легче, поскольку, во-первых, не было особенных наставлений со стороны Византии, а во-вторых, они собой олицетворяли безальтернативную «идеологию» власти.

Удивительно, но в целом, несмотря на абсолютную монополию, попы все же постоянно боролись друг с другом. Поэтому часто группировки одного крыла критиковали своих оппонентов. Например, характерно высказывание митрополита Даниила, который считал, что только «Иосифляне» имеют право на то, чтобы считаться «истинными последователями Христа».

Но, критикуя своих оппонентов, в целом он выражал и общее уродство, что творилось на Руси в XVI веке:

"только себе… упасоша, и расшириша чревы свои брашны и пьянствы… и вся дела пастырская презреша, и нимало не попекошася исцелити овца, но точию на славу и честь… и на восприятие мзды уклонишася" (Жмакин. Митрополит Даниил – сочинения, стр. 306.)

Понятно, что сторонники Иосифа Волоцкого вряд ли особенно отличались «нравственностью». Их учитель в книге «просветитель» четко указывал:

"Если кто-нибудь убьет по воле Божией – убийство это лучше всякого человеколюбия. Если же кто-нибудь и окажет милость, из человеколюбия, но вопреки воле Божией, – милость эта недостойнее всякого убийства"

А ведь сегодня этот человек считается «святым».

Но один из самых важных источников, если рассматривать попов в XVI веке, является, конечно, Максим Грек. Человек уникальный, он обучался философии, богословию и древним языкам, был знаком со многими деятелями эпохи Возрождения. Т.е. фактически Грек – интеллектуал своего времени. Конечно, он был неисправимым идеалистом и почитал христианство в неком «нравственном» смысле, т.е. в целом его взгляды были достаточно близки к реформаторам.

После учебы он попал в монастырь, а затем был отправлен к князю Василию III для перевода «духовных» книг, да и, в сущности, для просвещения, поскольку за 500 лет практически все попы в России даже не научились каким-то «азам» христианства.

Понятно, что такой человек был в скором времени поражен тем, что увидел, поскольку считал, что православие может быть «чистым» там, где его не испачкали плохие служители культа. Видимо, именно в Москве он понял, что для служителей культа пьянство, разврат, невежество – это естественное состояние.

По мнению Грека, цель духовенства:

"наставлять иных ко спасению"

Лишь ради того, чтобы:

"в отраде и славе и всяком покое всегда жить" (М. Грек, сочинения Т. 1, стр. 140)

Все это основа, которая актуальна всегда. Однако такого краткого описания вряд ли достаточно, если речь идет о попах.

Радикальнее отозвался Грек в дальнейшем:

"тщалось взыти на некий сан церковный, не точию лицемерствующе житие благовейно и дружбы составляюще с сущими во властех, и всяким образом угождающе им и ласкающе, но многажды и дары, ова приносяще им, оважа и обещаще, аще довершат искомое и жалаемое" (М. Грек, сочинения Т. 2, стр. 127)

Максим Грек как публицист именно в России раскрылся, и основа его критики – это, несомненно, антиклерикализм. Чем больше он находился среди русского духовенства, тем сильнее убеждался в том, что оно попросту безнадежно. Со временем он нашел влиятельных врагов, и в итоге был заточен в монастыре. Очевидно, что его спасло то, что он был направлен из другой страны и за него ходатайствовали восточные патриархи.

Будучи запертым в монастыре Иосифлян, он продолжает критиковать. Попов он характеризирует как:

"бесчинников житием, в пьянстве всегда и пищи всякой упражняющейся сами, а сущии под рукою их братья презираемы телесне и небрегоми духовые скитаются, якоже овцы, не имуще пастыря" (М. Грек, сочинения Т. 3, стр. 187)

Оттуда же:

"светло и обильно напивались по вся дни и пребывали в смесех и пьянстве и всяческих играниях, тешили себя гуслями и тимпаны и сурнами и воров студным блядении, а сирот и вдовиц безщадно и безмилостиво росхищали"

Подчеркивалось именно то, что это характерно для высшего духовенства, поскольку сам Грек в большей мере соприкасался именно с церковной «аристократией». Было видно, как попы «высшие» фактически продавали должности, а также пытались максимально заработать на низшем духовенстве, обирая его различной «данью», т.к. денег, судя по всему, всегда не хватало (запросы слишком колоссальные).

Еретики, по словам митрополита Макария, считали, что попы не является «слугами божьими», поскольку покупают свой сан:

"ино деи у кого причащатися, так как и попы ставятся по мзде, и митрополит ставит владык по мзде" (Митр. Макарий, история Русской церкви, т. VI, стр. 117)

Вся эта «крамола» закрепилась на крупнейшем соборе Русской церкви – стоглаве, который проходил в 1551 году. Фактически, если прочитать тексты оттуда, то можно прямо-таки зафиксировать большую часть пороков преимущественно высшего духовенства. Так, например, в 5 главе (7 вопрос), буквально указано, что высшее духовенство живет:

"во всяком бесчинии"

Осторожные формулировки были лишь постольку, поскольку это писали и говорили не публицисты вроде Максима Грека, а сами церковники, которые и составляли то самое высшее духовенство. Т.е. ситуация была настолько очевидна, что они не смогли даже на собственном соборе как-то «замолчать» эти проблемы.

В том же 7 вопросе в целом раскрывается интересная схема. Фактически высшее духовенство, используя церковные суды, просто грабило простых попов (белое духовенство). Т.е. всякие архиереи, епископы и митрополиты могли спокойно «обчищать» целые приходы, и в итоге храмы даже пустовали, т.к. не было попов, готовых платить высшим собратьям.

Понятно, что формально все пороки были осуждены, но фактически их «осудили» те, кого стоило бы в этом обвинить, да и решалось все через те же церковные суды, которые действовали исключительно в интересах церкви. Ситуацию, как ни странно, в некотором смысле начал менять Иван Грозный, который с помощью некоторых реформ огранил церковные и монастырские земли, а частично даже провел секуляризацию земель, однако непоследовательную. Его критика, конечно, это особая тема для отдельной статьи.

Некоторые сторонники православия могут сказать о том, что духовность-то на самом деле якобы «была», что все клевета и вздор. Ну, а может пороки были свойственны лишь для высшего духовенства. Однако на самом деле это лишь свидетельствует о незнании православной истории, в частности стоглава. Поэтому можно только настоятельно порекомендовать православным изучить стоглав, дабы было нормальное представление о «духовности» во времена абсолютного православия.