Движение духовных скреп

1073xxczxcw4f4f43Консервативный курс, который объявили уже достаточно давно, все еще дает некие сбои, поскольку власть уже четко сказала, что православие – это духовные скрепы, а светское общество – некая условность, которую люди понимают исключительно «вульгарно».

Доказательства всегда простые, поскольку власть всегда знает лучше, что нужно народу, совершенно игнорируя эмпирические факты и, собственно, историю. В XXIвеке эта позиция напоминает позицию господина Вольтера, который считал, что невежество для масс необходимо, что оно удерживает массы от протеста. Он мог сказать просто:

«если народ начнёт рассуждать, всё погибло»

А Наполеон, который в буквальном смысле заново возвращал влияние католической церкви, тоже добавлял свои тезисы:

«Я вижу в религии не столько таинство воплощения, сколько таинство общественного строя. Она вносит в мысль о рае идею равенства, которая спасает богатых от резни со стороны бедных»

Т.е. это отражает общий кризис идей у кремлевского руководства, когда нужно использовать идеи прошлого, которые были в чем-то обусловлены временными рамками, но для современности они совершенно негодны. Кто знает, быть может, власти рассчитают на то, что у них получится повторить за Наполеоном?

Ведь, что он сделал? В период французской революции, как известно, был «Культ разума», который в буквальном смысле сметал католицизм в целом как реакционную идеологию. Важно помнить, что расправлялись с католиками с особой жестокостью лишь постольку, поскольку сами католики активно использовали репрессивный аппарат государства на всю катушку и часто физически устраняли своих врагов.

Попы разбежались кто куда. Некоторые присоединились к старой элите и начали воевать с новой власть, некоторые эмигрировали, а некоторые скинули рясы. Порой даже попы возглавляли отдельные революционные движения (например, бывший священник Жак Ру был одним из лидеров движения «Бешеные»). Но в целом очень скоро католицизм растерял былой авторитет, а без денег казенных вся модель рассыпалась.

В целом, даже со становлением достаточно умеренной директории, католики уже не могли оправиться. Но вот Наполеон, который встал во главе империи, понял, что религия как инструмент – вещь необходимая. Однако Наполеон в то же время был не столько реставратором католицизма, сколько реформатором. Он велел признать католицизм религией «большинства», но сохранил свободу вероисповедания, а сам католицизм фактически служил интересам государства и был уже не «государством в государстве», а чем-то вписанным в вертикаль власти. Более того, назначение на ключевые должности церковной иерархии были возможны лишь с позволения государства.

И такая, «переработанная» в интересах государства, религия должна стать, по словам Наполеона:

«католицизм должен стать основой демократического и республиканского правительства»

И даже больше того:

«католическая религия была якорем, который один мог ее спасти от ударов [революционной] бури»

Соответственно Наполеон, конечно, не резко «воцерковился», а понял, что для «черни» ничего лучшего пока просто нет. Ну, а новой революции ему тоже не особенно хотелось.

По всей видимости, нынешнее российское руководство примерно в этом же духе рассматривает православие, причем последние законы и популистские лозунги различных чиновников часто повторяют подобные высказывания.

Тогда тоже возвращались здания церкви, попы начинали появляться в светских учреждениях, повсюду пропагандировались церкви и церковные праздники. Крупнейшие функционеры государства, скорее всего, публично присутствовали на основных церковных мероприятиях и т.д.

Но в то же время правительство управляло церковниками самым циничным образом, и если те не слушались, то их сразу же удаляли с работы.

Ведь это действительно работа: управлять невежественными массами, а в случае чего «доносить» правительству о возможных заговорах. Такая обязанность была в ту пору возложена на многие церкви самых разных стран мира. Например, в Российской империи церкви докладывали «тайну исповеди» еще со времен Петра Iофициально, а неофициально, вероятно, и с самого своего основания.

Учитывая тот факт, какие средства тратятся на совершенно нелепые пропагандистские кампании вроде «ОНФ», «Наши» или какие-нибудь проплаченные митинги и «Селигер», то ничего необычного в этом нет. Естественно, что церковники в этом плане могут быть продуктивнее. Поскольку у них действительно есть сторонники и даже фанатики, которых можно мобилизовать даже без денег.

Однако переоценивать потенциал особенно не стоит. На самом деле даже в самые крупнейшие церковные праздники (крещение, к примеру), из 140 млн. человек (общее население РФ) крещение посещают лишь около 2 млн., считая попов и чиновников. Пресс-секретарь департамента охраны общественного порядка МВД Шклярова сообщила, что это около 1,468 % населения.

Если на праздниках появляется менее 2% населения (в общем, а не в отдельных городах, где может быть больше 2% или меньше 1%), то в простые дни и того меньше, т.е. менее 1%. И ведь нельзя сказать, что все эти люди – посетители церквей – неистовые фанатики. Нельзя сказать, что их можно «заставить» подчиняться патриарху Кириллу или там какому-нибудь Чаплину. Поэтому стратегию в целом необходимо пересматривать. Пока очевидно, что реальный контроль возможен только тогда, когда речь идет о маргинальных группах черносотенцев, которые одеваются в нелепые наряды и вскидывают правую руку, крича «Христос воскрес».

Попы в медиапространстве уже с самого начала 90-х годов фактически транслируют «правильную точку зрения» в интересах нынешней власти. Это своеобразные комментаторы режима. Причем, что интересно, слова о библии или религиозных догмах подчас забываются. Патриарх Кирилл может сказать, что «откосить» от армии – это смертный грех, или, что Путин – это величайших правитель XXIвека.

Всего этого мало, а поэтому тактика меняется. Власть нуждается в том, чтобы попы получили настоящий авторитет, а не мнимый. Поэтому запущен определенный механизм, который в перспективе должен решить поставленную задачу – сделать православие «массовой религией», когда вместо менее 2% населения на праздниках будет присутствовать более внушительная массовка.

Тактика достаточна проста. Если люди не идут в церковь, то церковь идет к людям. Пожалуй, начальный этап – это введение во всех светских школах урока «Основы православной культуры», ну а затем все пошло-поехало. Тем более что «ОПК» - это действительно «пробный камень», поскольку у людей есть выбор. Ну, а суть заключается в том, чтобы никакого выбора не было.

В этом плане характерен пример с армией, где попы существуют в ранге «помощников по работе с военнослужащими». Причем ситуация в целом интересна, поскольку в армии попы, собственно, изначально не предусмотрены. Есть «Закон о статусе военнослужащих», где четко указано, что:

4. Государство не несет обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов.

5. Создание религиозных объединений в воинской части не допускается. Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счет их собственных средств с разрешения командира.

Т.е. все, что происходит, существует вопреки законам и здравому смыслу. Не удивительно, что подобная норма в армии появилась при Сердюкове.

Вместе с тем хотелось бы напомнить о том, что, несмотря на формальные законы, государство открыто выделяет средства РПЦ, в том числе из федерального бюджета. Так в этом году РПЦ получает 1 млрд. 758 млн. рублей лишь за:

"Укрепление единства российской нации и культурное развитие народов России"

Сомнительная формулировка. Тем более что это еще достаточно мелкая подачка, если речь идет о глобальной реставрации «наиважнейшей роли» Русской православной церкви.

Ну, а что еще важно добавить к этому списку, так это «ввод РПЦ» в некоторые ВУЗы страны (прежде всего МИФИ) и недавнюю договоренность церкви с московским метрополитеном, согласно которому пропаганда РПЦ возможна самая вульгарная.

Т.е. это означает, что «маловеры» получат дозу религиозной пропаганды в любом случае. Всем ясно, что для отправления культа достаточно посетить культовое здание, ну, а если человек – фанатик, то он всегда может устроить своих детей в специальные учреждения или сам закончить оное. В конце концов, стать попом, вероятно, для фанатика не особо сложная задача.

Но «православное просвещение» все же необходимо всем. И пока, конечно, никто особо на этот счет не откровенничает, а поэтому хотелось бы процитировать господина Леонтьева, который является не только прокремлевскимжурналистом, но и членом партии «Единая Россия»:

"Я бы в конечном итоге всех крестил, возможно, практически насильно. Потому что нельзя оставлять людей без благодати. Детей же крестят, не спрашивая, а что остальных-то спрашивать? Владимир Святой не спрашивал, когда в Днепр народ загонял. В итоге мы имеем русскую государственность".

Понятно, что не многие могут себе позволить такую откровенность, но в принципе это вполне сообразно с мыслями «идеологов», где на логику и искренность особенно рассчитывать не следует. Не исключено, что появится нечто мракобесное (проект) с названием вроде «Крещение 2.0». Есть же «Православный корпус», так чем это хуже?