f43290j4j420h04tРусское духовенство прошлого известно своим желанием «просвещать» народы, причем просвещать таким образом, что те народы должны принимать их догму, в противном случае их заставят это сделать силой (или физически уничтожат).

Несомненно, что при таком раскладе особо сильно напрягаться и не нужно, т.к. «все схвачено». И чем остается заниматься религиозным людям, которые имеют свои «права» и достаточно значительную власть? Причем в данном случае речь идет о периоде допетровском, когда небольшие «шалости» людей в черных платьях игнорировали власти.

Чего же остается делать людям, которые фактически захватили все влияние, у которых нет никакой конкуренции в светской сфере (ни культуры, ни науки, ни искусства и т.д.). Вероятно, вариантов много, и в данном случае хотелось бы затронуть тему пьянства.

Известно, что русское духовенство часто любит рассказывать о своей якобы «особой роли», претендуя на некие «особенности», которые на самом деле никакими особенностями не являются. Ведь в тех условиях, в которых находилась церковь в допетровские времена, вероятно, особых альтернатив и не было. Хотя, конечно, церковники могли бы, по идее, несколько менее вульгарно «работать», т.к. получали значительные доходы от государства. На деле церковники себя особенно не ограничивали, демонстрируя все пороки высшего сословия.

Свидетельства о безудержном пьянстве поступают уже сразу после т.н. «крещения Руси». Очевидно, что ранее в большей мере эту «нишу» занимали преимущественно попы из Византии, поскольку местных кадров либо не было вовсе, либо было очень мало. А те, что были, как правило, отличались полным невежеством, т.е. не особенно были знакомы с предметом культа, и поэтому совершали достаточно курьезные ошибки.

В данном случае интересна выдержка из «канонических ответов» митрополита Киевского Иоанна II(XI век). На Руси вместе с храмами сразу же появилось много монастырей, и вот чем занимались благочестивые монахи почти через 100 лет после крещения Руси:

"в монастырях часто пиры творят, созывают мужа вкупе с женами и в тех пирех друга друга преспевают, кто лучей сотворит пир"

Далее митрополит рекомендует:

"яко пьянству злу царства божья и лишаться, яко пьянство иного зла последует: невоздержание, нечистота, блуд, хуление, нечистословие, да не реку злодеяние, к сим и болезнь телесная" (Русская историческая библиотека, т. VI, стр. 16)

Собственно, справедливости ради стоит отметить, что достаточно часто сами «обличители» порока не отличались особенной нравственностью, что закономерно. Ведь можно видеть, как сегодня попы призывают отказаться от «земных богатств», а сами оными вовсе не брезгуют. Лицемерие – типичная черта попов.

Далее, хотелось бы привести «наставление» первого русского епископа Луки Жидяты, он буквально говорит попам Новгородским в середине XI века на полном серьезе:

"Не твори блуда, не пей безвременно, но пей в меру, а не до пьянства " (Макарий, история Русской церкви, т. I, стр. 126)

Т.е. такие вещи нужно было «дополнительно» объяснять попам так же, как, например, патриарху Кириллу нужно объяснять, что «церковь – основа государственности Русской».

Понятно, что все эти «благие пожелания» оставались простыми пожеланиями. Ведь, что еще делать попам, которым дано право делать все, что угодно без всяких последствий? Ведь буквально все, что им тогда угрожало – это «выговоры» подобного толка, что, мол, пить нужно «в меру». Тем более что сами выговоры, как правило, происходили только тогда, когда уже власти не могли терпеть всего этого необузданного пьянства, а поэтому просили высших иерархов – обуздать низших.

На Виленском соборе в 1509 году была попытка установить ультиматум для попов:

"Аще ли священник начнет дом свой держати в небрежении, безчинно, или церковные хвалы, божественные службы, не будет полнити по уставу, или упиватися… у такого бесчинника церковь отнати и отлучити" (Акты исторические, т. 1)

Важно отметить, что здесь в первую очередь речь идет о предстоятеле храма, однако по факту данный указ едва ли работал, т.к. подобные же наставления были актуальны и после, и, судя по всему, в дальнейшем тоже игнорировались. И единственно, что можно было противопоставить пьянству – это другие пороки.

На крупнейшем стоглавом соборе тоже отдельно отметили тему пьянства, т.к. она была в первую очередь нетерпима для отдельных власть имущих, которые желали видеть в священниках «выражение искренности», хотя бы для черни, т.к. сами крестьяне вряд ли могли реально уважать «святых отцов» искренне. Ведь не за что было их уважать.

В пятой главе «Стоглава» отмечается:

"иноки от пьянственного пития в конечную погибель и в блудный ров впадали"

А монашество в целом подвержено:

"безмерному упиванию"

Собственно, если вспомнить, что такое монастырь, то становится все понятно. Тем более что в тот период (1551 год) монастыри активно использовали крестьянский труд, а монахи в основном на этом паразитировали, вот и упивались.

Выделять отдельно монастыри не стоит, ибо простые церковные попы в этом деле тоже преуспели. «Стоглав» сообщает:

"Церковные причетники в церкви всегда пьяны, к церквам божьим ходили и на божественном пении бесчинно стояли, билися, и лаялися и сквернословили, и пьяни в церковь и во святой алтарь входили и до кровопролития бились"

Надо отметить, что на стоглавом соборе присутствовали все крупнейшие фигуры духовенства, а также лично Иван Грозный и боярская дума, там отмечались все самые важные проблемы церкви того периода. Если в таком месте выделяют отдельно пьянство, то это важная проблема, ибо незначительные проблемы, на их взгляд, по возможности просто замалчивались.

Все осуждения были поддержаны светской власть, однако последняя не отличалась особой нравственностью. Тут отмечается само по себе время, когда «идеалы» в целом-то поддерживаются, ведутся разговоры о «доброте христианской», но в то же время сжигают заживо людей. Так что беспринципность – это норма.

Уже в период правления Федора (сына Грозного) была предпринята попытка создать некие «изоляторы» для монахов, которые сильно упиваются. Было даже принято постановление на земском соборе:

"Из монастырей монахов не выпускать. А которые чернецы в монастырях не живут и бесчинствуют по Москве и в городах, ходят по кабакам, по корчмам и мирским домам, упиваются до пьяна и валяются по улицам, на таких бесчинников Троице-Сергиева монастыря власти должны возобновить бывший Пятницкий монастырь, огородив его высоким стоячим тыном… в этот монастырь бесчинников сослать" (Акты исторические, т. IV)

Да, это тоже отдельная тема, поскольку монахи ранее любили выходить из монастырей и шататься по улицам, т.е. клянчить деньги и упиваться, готовясь к «повышению» (как известно, чтобы расти в церковной иерархии нужно принадлежать к черному духовенству, а не белому). Ввиду того, что кадры практически были идентичны, то и выбора-то особого не было, поэтому на высшие церковные посты вполне могли претендовать самые невежественные и развратные монахи того периода.

Оказывается, из-за страсти к пьянству, достаточно часто попы, монахи и проч. даже не могли отправлять культ (или хотя бы симулировать это), что отражено в царской грамоте за 1652 год:

"В московских, в ближних и дальних, в степенных и нестепенных монастырях, архимандриты, и игумены и келари, и строители, и казначеи, и священники, и братья на монастырских погребах и по кельям у себя держат хмельное питье, вино, пиво и мед, и про монастырский обиход и про себя в монастырских вотчинах вина сидят, и пива варят, и меды ставят, и в монастыри возят, и от того хмельного пития церкви божьи бывают без пения" (Акты археографической комиссии, т. VI)

На самом деле это означает для властей только то, что все эти приверженцы культа попросту не выполняют свою работу, хотя платят им не мало. Весь этот хаос, который происходил до периода Петра I, осуждался постоянно, но вот решать это дело – не решали.

Ведь всегда важно помнить, что если бы любой простой человек выступил против пьяных попов, которые даже не способны выполнять мелкую «миссию», возложенную на них со стороны правительства, то такого человека непременно назвали бы еретиком и уничтожили. Пьяницы и развратники могли не знать библию, могли предаваться каким угодно порокам, но вот критику бы они не допустили – это важнейшее правило, которое не нарушалось.

Царский указ за 1670 год уже в большей мере регулирует монашескую жизнь, но только по Спасо-Евфимиеву монастырю:

"А старцам велеть жить в монастыре стройно, смирно и немятежно, в покорении и в повиновении, и покоити их по монастырскому чину; а от хмельного питья и от самовольства их уймать и по кельям над ними надзирать накрепко, чтобы они хмельного питья в кельях у себя отнюдь не пили и не держали; и с монастыря без архимаричья и без келарева ведома никуда не сходили, и уставить в монастыре у ворот сторожем, чтобы они старцев из монастыря без веления никуда не спускали и монастырские врата закрывали. А которые старцы будут непослушны, учнут жить самовольством, и по кельям хмельное питье держать и пить, и бесчинство ходить… и келарю тех самовольников смирять монастырским кротким смирением и черной работой" (Акты археографической комиссии, т. III)

Это вызвано в первую очередь отдельными реформами царя Алексея I, который на самом деле предпринял некоторые попытки по «обузданию» духовенства, хотя вряд ли их можно назвать всегда удачными, поскольку явления в целом сохранялись. Вместе с тем при царе была проведена известная «реформа» церкви патриарха Никона, когда появилось разделение на «старообрядцев» и «новообрядцев». После отстранения Никона гонения на сторонников старых обрядов продолжились, но в целом и контроль за попам «государственными» в значительной мере усилился.

Чего стоит этот указ на самом деле? Через 2 года (т.е. в 1672 году) был издан повторный указ:

"учинить заказ крепкий, чтобы игумены, и черные, и белые попы и дьяконы, и старцы, и чернецы, на кабак пить не ходили, и в мире до великого пьянства не упивались, и пьяны бы по улицам не валялись" (Акты археографической комиссии, т. III)

Т.е. законы не работали. И главная беда заключалась именно в том, что попов контролировали сами попы, а вовсе не суды государства.

При царе Федоре III ситуация повторяется:

"В нынешнее время многие попы и дьяконы живут бесчинно, упиваются безмерным пьянством и дерзают безстрашием неизтрезвився служить божественную литургию и прочие церковные службы, утрени, вечерни, молебны, панихиды, такожде и церковные тайны… действуют пьяные, и от такого бесчинного пьянства в покаяние не приходят и не престают, и божественного писания не внимают, а архиерейские запрещения презирают" (Акты исторические, собранные и изданные Археографическою коммиссиею Т. 5.)

Это означает только то, что «новый обряд» ни в коей мере не «оздоровил» ситуацию, хотя это (в том числе) на него было возложено. В этот период высшее общество стремительно развивалось и уже было готово к реформам. Конечно, попы свой авторитет теряли, и тем самым достаточно слабо выполняли свои функции по защите «основ государства». Высшая знать уже достаточно серьезно рассматривала развитые страны как источник для перенимания опыта, поскольку именно в плане развития Россия была на низком уровне.

В начале правления Петра I, стоит отметить несколько свидетельств иностранцев, которые присутствовали в Москве и могли «соприкасаться» с местной «уникальной» нравственностью. Так, например, австрийский дипломат Корб отмечал:

«монахи и монахини, по окончании постов, погружаются во всякого рода распутство, причём более на гуляк, чем на монахов похожи; пьяные шатаются на улицах и, лишившись всякого стыда, нередко там же предаются сладострастию» (Ростиславов, опыт исследования об имуществе и доходах наших монастырей, стр. 40, 1871 г.)

А вот интересное описание «быта» глазами иностранцев:

"Случится ли свадьба: за священником посылают раз-другой, потому что несчастный поп спит пьяный. Наскучив ожиданием, родственники жениха отправляются к священнику, приносят ему в подарок водку и насильно уводят в церковь, но он не может твердо держаться на ногах и часто падает. В церкви поднимается такой смех и хохот, что с ним едва ли могло сравниться языческое богослужение, совершавшееся в капищах Венеры. Чтобы священник не упал, его нарочно поддерживают и, по совершении таинства, обратно отводят домой" (Рущинский, религиозный быт русских у иностранцев XVI и XVIII вв.).

Описанные события - это уже завершающий этап «духовности», т.е. это последний период, когда церковь считалась «государством в государстве» и могла абсолютно контролировать «светское пространство». С реформами Петра I церковь лишилась данного статуса, а духовенство (как черное, так и белое) было в значительной мере «подчищено», т.е. все эти пьяные попы и монахи стали контролироваться в большей мере. А сами церковники отныне были обязаны получать церковное образование, в противном случае могли быть лишены званий.

И, что самое главное, при Петре появилась полноценная наука, в которой нуждались уже долгое годы. От поповского влияния были ограждены люди «высшего общества», и именно в этой среде были популярны иные религиозные течения (например, протестантизм). Но вот для «черни» церковь оставляли, и даже оставили законы, которые карали за переход из православия в другую религию.

Не удивительно поэтому, что Петра I называли «антихристом», и в первое время даже неудачно пытались его свергнуть (в этих попытках принимали участие и попы). А это уже прямо указывает на тот идеал, который есть у церкви – невежество, паразитирование, необузданность и разврат, когда государство сжигает противников церкви, когда отсутствует светская культа (или преследуется), и когда попы могут не подвергаться гражданскому суду (только церковному), и делать то, что им самим угодно.

   

АПА1