Религиозная политика в Таджикистане

TJTexfvrxrror5Удивительно, но в Таджикистане достаточно жесткая религиозная политика. Вероятно, это связано в первую очередь с тем, что «возрождение духовности», которое имело место в 90-е годы, не особо-то понравилось как местным жителям, так и отдельным правительственным функционерам.

Итогом резкого «возрождения», которое было спровоцировано экономической разрухой после краха СССР, была гражданская война, когда исламисты воевали против светских властей. В итоге светские власти победили, но как только начинали заигрывать с исламом, то тут же «обжигались», поскольку, взращивая фанатизм, они фактически создавали себе врагов, поскольку все эти люди считали, что власть состоит из неверных, и что необходимо на территории установить законы шариата.

В итоге не оставалось ничего другого, кроме как заняться контролем над данным фактором, поскольку, очевидно, глупо быть управленцем государства, и одновременно рыть себе могилу. В период «повышения духовности» (конец 90-х годов) на членов правительства (в т.ч. президента) неоднократно совершались покушения.


Гражданская война в целом унесла около 150 тыс. жизней, а ее ущерб в экономическом смысле слишком высок (более 7 млрд. долларов, т.е. 18 годовых бюджетов за пару лет). В итоге политика партии начала меняться.

Совершенно очевидно, что построить «рай на земле» в тех условиях, что есть сегодня, просто невозможно. В стране массовая безработица и бедность. Около 50% дохода ВВП – это денежные переводы трудовых мигрантов. При таких условиях, конечно, необходимо что-то делать, и борьба с исламом – важнейшая задача.

Видимо, от этого и успех ислама, поскольку граждане получают «надежду», что, мол, ислам может исправить ситуацию. Но по факту это далеко не первая история, и отдельные республики, которые ранее были просоветскими, а затем стали исламскими, лучше жить не стали. Наоборот, можно отметить, что уровень жизни стал еще хуже. Но это сложно объяснить людям, которым негде работать, и которые умирают с голоду.

Очевидно, что власти что-то пытаются делать. В частности, в Таджикистане действует достаточно неплохая школьная программа, когда все дети получают качественное образование, и за этим процессом внимательно следят. Т.е. политики возлагают надежду подобные программы, хотя, конечно, все это полумеры. Удивительно, но в Таджикистане официальный курс сегодня – это строительство светского общества и популизм, т.е. без влияния ислама.

Поэтому важнейшая задача политических сил – максимально оградить детей от влияния ислама, поскольку ранее, к сожалению, можно было заметить широкое участие именно детей в радикальных группировках.

И в итоге от слов перешли к делу. В 2009 появилась новая редакция закона «О религиозных объединениях», где значится, что посещение мечети разрешено только в сознательном возрасте, т.е. с 18 лет, поэтому органы правопорядка рядом с мечетями следят за тем, чтобы детей туда не водили, и чтобы дети посещали школы.

В период полной отсталости (т.е. во время гражданской войны) школу не посещали многие дети, выбирая именно исламские радикальные учения. Кто-то мог бы заметить, что подобный закон «ущемляет» чьи-то права, однако по факту число детей, посещающих школы, все-таки увеличилось, и в целом можно будет говорить, что нынешнее поколение будет образовано в подавляющем большинстве.

Против данного решения выступает партия исламского возрождения Таджикистана, которая на прошлых парламентских выборах получила 8% голосов. Важно сказать, что многие деятели партии ранее активно принимали участие в гражданской войне, и сам факт их нахождения в официальной политической системе – свидетельство компромисса, который не особенно стойкий, если уж говорить прямо.

Несмотря на заявления подобного толка, власти все же отмечают, что подобный запрет действует в первую очередь постольку, поскольку их цель – уберечь детей от влияния радикально исламской пропаганды, поскольку иной пропаганды они не получат, т.к. в Таджикистане имеет место политический ислам. Т.е. мечеть – это не просто место отправления религиозного культа, но и агитационный пункт партии «Исламского возрождения» или даже чего похуже (т.е. террористических группировок).