47y655y54hrtutruru6Когда говорят о педофилии в церкви, то обыкновенно подразумевают именно католическую церковь, поскольку крупные скандалы по этому поводу обрушились именно на нее. Но тут стоит прежде всего разобраться в причинах и самой истории явления.

Дело в том, что о педофилии среди католических священников было известно задолго до известных процессов, и только тогда, когда терпение у общественности лопнуло, американские журналисты максимально «раскрутили» эту тему. И только после этого начались крупные процессы и пересмотры дел.

Как оказалось, у католической церкви была своя «политика», которая заключалась в неразглашении подобных случаев, и священник-насильник мог просто удаляться с одного прихода в другой, где тоже мог заниматься своими делами.

Когда процессы только начинались, то, как правило, появлялись группы верующих, которые яро выступали за священника растлителя, заявляя, что все дело заключается в том, что священника просто «оклеветали». Итоги же оказались таковы, что суды признали сотни дел, и обязали платить жертвам именно с казны местной католической церкви, поскольку именно церковь занималась укрывательством данных преступлений, не считая это чем-то постыдным.

Когда же речь идет о РПЦ, то все становится размыто. Во-первых, никто церковь в целом обвинять не будет, никто не скажет об укрывательстве преступлений и т.д. Как правило, все дело будет заключаться в том, что, мол, «все мы люди», и среди «святых» найдется несколько грешников.

Однако по факту, конечно, если хорошенько поискать среди новостей с запросом вроде «священник педофил», то можно найти достаточно много заметок, где засвечены именно священники из Русской православной церкви. Да и происходит это даже сегодня не так уж редко, но вот только освещается слабо. Единственное исключение для подобных случаев – это дело Глеба Грозовского. Но со временем дело тоже как-то особо не освещается.

В общем, в данном случае хотелось бы проследить за историей этого явления, которое, несомненно, осуждалось в церкви формально все время. Тем более что вряд ли можно отыскать оправдание для изнасилования ребенка или «отрока».

Сегодня распространено такое мнение, что, мол, все дело заключается именно в самом духе времени, т.е. ранее все было свято, а вот теперь из-за «тлетворного влияния запада» часто и священники поддаются соблазну (хотя, конечно, совращение малолетних это тот еще «соблазн»).

В данном случае хотелось бы вспомнить то, как происходили подобные случаи до правления Петра I, т.е. в период высокой духовности, когда церковь в действительности была главной идеологической подпоркой государства, и когда фактически у нее в данной сфере не было никаких конкурентов.

Можно лишь добавить, что в данный период считалось за норму торговать людьми, а венчание было возможно уже с раннего возраста (в разное время с 11 до 15 лет). Стоит лишь сказать, что церковь в этом плане никоим образом не высказывала свою точку зрения, т.е., в сущности, не возражала, и этот вопрос полностью регулировало государство. Задача церкви заключалась лишь в формальном «освящении» этих положений.

Первые свидетельства о растлениях, вероятно, появились в период Владимирского собора 1274 года, когда фактически отдельные попы просто обобщали предшествующий период, заявляя открыто, что подобные извращения имеют место в церкви. В частности, на соборе заявили о необходимости испытания священников:

"вещах греховных, егда в блуде содомском были будет"

Важно сказать, что это заметный порок, раз его отдельно решили обсуждать на крупном церковном соборе, где присутствовали и православные иерархи из Византии.

Понятно, что в итоге подобная проверка ни в коем случае не исправляла ситуацию, поскольку и в дальнейшем подобные пороки приходилось открыто осуждать на крупных соборах. Пороки были свойственны не только священникам (белому духовенству), но и монахам. Так, например, в монастырском уставе Иосифа Волоцкого значится:

«не подобает в монастыри жити отрочатом голоусым»

Это вызвано именно порочной практикой подобных «утех». Поскольку ранее в монастырях могли жить не только «отроки», но и женщины, да и просто самый разный люд, явно далекий от нравственности. В монастыри тогда активно стремились, поскольку монастырь позволял паразитировать за счет государства.

Известный инок Вассиан, который был монахом, но затем разочаровался, отмечал:

"А вот еще учинилось великое зло: некоторые монахи, многим людям на соблазн и на смятение и погибель, скверное беззаконие творят - содомскую пагубу, за что от множества народов и от иноверных бывает поношение и укоризна вере" (Смолич И. К. Русское монашество).

В данном случае это наиболее интересное свидетельство, поскольку таких активных антиклерикалов в ту пору среди монашества было очень мало.

Вместе с тем необходимо ознакомиться с посланием митрополита Даниила, которое распространялось в церковной среде в 1526 году. Даниил призывает:

"С юными детьми не дружиться и книгам их не учить"

Понятно, что дело заключается не только в книгах, но и в другой «дружбе», о которой уже упоминалось выше. Дальше подобное уточняется:

"…И мирским людем, женам и ребятам к старцам не ходити, никоторыми делы… Такоже игумен Тихон, или кто по нем ины игумен будет… да держат у себя, в кельи, келейника чернца или дву чернцов; и робятам молодым по кельям, у игуменам и устарцев не жити" (Акты исторические. Т. I, №292).

В общем, развлекались духовные лица по-разному. Хотя в целом стоит отметить, что общество тоже было достаточно развратно. Так, например, тот же митрополит Даниил очень интересно описывает мужчину, который оказывает определенные «услуги»:

"Волосы твои не только зрезаешь бритвой и с плотью, но и щипцами исторгаешь их из корня и не стыдишься выщипывать; позавидовав женам, мужское свое лицо претворяешь на женское. Или весь хочешь быть женою? Если не хочешь, то за чем волосы бороды твоей или ланит твоих щиплешь, и не стыдишься истогать из корня, а лицо твое много умываешь и натираешь, и делаешь ланиты твои червленными, красными светлыми. Желая насытиться блудными страстями и весь ум твой непрестанно отомимся, ты слугам своим на сии блудные бесовские деяния много серебра и злата истощаешь. И что много исчислять? Ты всегда стремясь к блудницам, и сам себя для многих сотворил блудницею" (Макарий. История русской церкви).

Вероятно, в данном случае речь идет об «элитном» партнере, но, понятно, были и другие, раз о явлении говорят как об эпидемии.

Сам митрополит Даниил так часто обличал лишь постольку, поскольку был связан с т.н. «иосифлянами», т.е. он любил в большей мере искать и уничтожать еретиков, чем заниматься чем-то другим, и именно поэтому он пытался, правда неудачно, сделать попов похожими на него. Он говорит, что для этого достаточно вначале:

"бежать от женщин и доброзрачных отроков"

И даже наставляет попов, которые испытывают «чувства»:

"Не только совокупляться, ниже беседовать с тем, на которого восходила душевная любовь, и паче же на едине хранитися иже не беседовавши с ним не токмо не нужных, но и мыслящихся благословных бесед" (Жмакин В. Митрополит Даниил. 1881).

И здесь самое главное – это учитывать тот факт, что в ту пору митрополит Даниил – это самый главный поп на Руси, поскольку во время написанных строк еще не было своего патриарха, а Даниил все-таки был митрополитом московским.

В дальнейшем разврат среди духовенства только усиливался, и отразилось это уже на стоглавом соборе. В сущности, данный собор – это прямое свидетельство нравов духовенства, а также в отдельности стоит помнить, что вызван он был, в том числе тем, что верховная власть попросту не была «удовлетворена» попами, т.к. те получали деньги, но очень плохо выполняли свою работу, т.к. не останавливали многочисленные крестьянские бунты.

Буквально за год до собора протопоп Сильвестр (ближайший помощник Ивана Грозного) в послании указывал:

"Велико некако беззаконие внезапу воссташе, и мнози помрачищися безумием и обнародеша пьянством и всякими грехи, и изнемогоша совестью, житие свинское улучиша, прелюбодеяние содомское постигоша, и таково прелюбодеяние, яко не во языцех именуетца"

Светские власти, несмотря на то, что тоже были подвержены порокам, все же в этот период уже начали активно осуждать попов, причем делали это, как правило, через других попов, которые занимали ключевые позиции в церкви (т.е. через архиереев, митрополитов и проч.). Но толку от этого, как показала история, было мало, поскольку церковь все равно жила по своему «праву». И положение исправил только Петр, при котором стало возможным судить попов в обыкновенных судах.

Стоглавый собор был осуждающим, ведь там даже выступали представители знати, да и сам Иван Грозный. Он, в частности, отдельно выделил пороки:

"за содомский блуд и за всякую нечистоту многие царства исчезоша".

А попы, дабы хоть как-то сгладить противоречия, выступали в том смысле, что содомский порок просто характерен для всего населения:

"А содомские бы скверные дела в православных крестьянех… и всякая скверна никогда же не именовалося вашим священническим поучением и наказанием… и о тех о всех страшных и скверных и зазорных дел скаредных отцем духовным, священным протопопом и священником детей своих духовных на крепко испытывати и запрещати с великим истязанием духовным, чтобы никаких скверных и мерзких дел не творили и которые покаются и впредь обещаются, и вы бы их исправляли… а без епитемьи есте не прощали. А которые не исправятся, ни покаются, и вы бы их от всякие святыни отлучали и в церковь входу не давали, и приносу от них не принимали, дондеже покаются и престанут от зол своих"

В сущности, так оно и было, поскольку на самом деле диктат православия – это отсутствие морали. И единственный вопрос, который в действительности интересует церковь – это личная выгода. А пороки, вероятно, просто детали, которые сопутствовали насаждению высокой духовности. На стоглаве особо подчеркнули:

"ребята молодые, голоусые, живут по всем кельям невозбранно, и ездят с чернецами по селам и по миру без всякого зазрения"

В стоглаве также указали, чтобы будущих монахов (т.е. отроков) берегли, в особенности если речь идет о «способных учениках»:

"наиболее учеников своих берегли и хранили во всякой чистоте, и сохраняли бы их всякого плотского растления, а в особенности от содомского греха и рукоблудия"

Понятно, что сразу же после этих «осуждений» казалось, что, мол, духовенство должно исправиться. Однако по факту этого не произошло. В итоге почти через 25 лет после стоглавого собора царь Иван Грозный высказался жестко о попах, поскольку, видимо, искренне надеялся на их исправление:

"Вы ведете жизнь самую дурную, утопаете в удовольствиях и наслаждениях, дозволяете себе ужаснейшие грехи, вымогательства, взяточничество и непомерные росты. Ваша жизнь изобилует кровавыми и вопиющими грехами: грабительством, содомским грехом, вы хуже, гораздо хуже скотов"

Это и обуславливает конфликты Грозного с церковью, которые в действительности имели место. В частности, уже тогда происходили процессы секуляризации земель, но, понятно, частично, а не радикально, как при Петре или Екатерине Великой.

В итоге можно отметить, что разврат в церковной среде - это дело вовсе не только характерное для нынешнего периода, но и в целом для истории церкви, поскольку, собственно, несмотря на все декларации, церковь предается всем порокам своего времени, игнорируя собственные правила и часто даже государственные законы.

   

АПА1