Ростовщичество в истории РПЦ

orig2436t42y42y53yrywryinalРусская православная церковь до Петра I активно пользовалась своим положением, когда фактически законы царские ее защищают, а церковные законы даже за серьезные преступления особенно не осуждают.

Были, конечно, разные ситуации, но чтобы церковник мог понести реальную ответственность в ту пору, было необходимо, чтобы у него либо был конфликт с высшим иерархом, либо же с самим государем. В остальном же был картбланш.

Поэтому в данном случае хотелось бы затронуть тему ростовщичества, которая была характерна для РПЦ, поскольку денег было очень много, и, понятно, что даже попы в темные времена понимали такую простую вещь: деньги должна работать.

В ту пору финансовый капитал уже существовал, но, правда, в основном подобные сделки были закреплены за государством, и если церковникам получалось «пролезть» в данную сферу, то это скорее было исключением, чем правилом.

Так что в плане ростовщичества попам приходилось выдумывать другие варианты, не забывая при этом, что государство желало полностью охватить сферу, поскольку это выгодно. Получилась интересная ситуация. В долг давали в основном крестьянам, причем они могли как давать в долг, так и просто требовать деньги «на храм» или «на монастырь» и т.д. и т.п. Т.е. никто не видел особых противоречий в перенакоплении денежных средств и мнимой «бедности» церкви, которая постоянно нуждается в средствах «на халяву».

В данном случае также не стоит забывать о непомерной наглости РПЦ, которая своими действиями в этом направлении пыталась конкурировать с государством и высшими лицами правительства, которые считали, имеют монополию. И это несмотря на то, что они фактически сделали все, чтобы служители культа жили в материальном достатке. Но тут, как говорится, дашь палец - откусят по локоть.

Изначально ростовщичество – это древний порок церкви, упоминания об этом встречаются уже практически сразу после т.н. крещения Руси, поскольку церковники поняли, что могут использовать то положение, которое сложилось. Тем более что как торговля, так и ростовщичество в целом было достаточно развито.

Понятно, что участие церковников в целом не поощрялось, и поэтому на церковных соборах часто осуждались ростовщиков. Однако никаких наказаний не следовало. Например, в поучения за 1077 год Феодосий указывается на "резоимание", а архиепископ Илья прямо угрожает:

"И кун лишу и в казнь будете от меня" (Макарий. История русской церкви, т. II, стр. 144).

Но в церкви понимали, что это пустые угрозы, поскольку они были вызваны вовсе не благочестием святых отцов, а именно просьбой осудить подобное явление со стороны князей, бояр и проч.

Ведь зачем карать за подобное, если высшие иерархи, которые формально осуждают явление, имеют с этого долю?

В данном вопросе особый интерес также представляют воспоминания инока Вассиана, который был князем, затем ушел в монашество, и в итоге разочаровался. Он был осведомлен насчет всех проделок монахов и высших церковников, поскольку, когда входил в обитель, отдал значительное состояние, и поэтому его содержали не как монаха, а как князя. Он, когда разочаровался, сообщил:

"Вы… все годовые излишки берете себе: или обращаете в деньги, чтобы давать в рост, или храните в кладовых, чтобы после, во время голода, продавать за дорогую цену".

А также:

"вовсе по помышляли о благотворениях, иждивали все доходы своих кафедр на то, что умышляли себе несытно бесчисленные образы одежд и пищи и которые для умножения своих доходов занимались ростовщичеством, столь же немилостиво поступая с должниками, как и всякие другие ростовщики" (Преображенский. Нравственное состояние русского общества в ХVI в. по сочинениям М. Грека).

Видимо, попы себя представляли в роли библейского персонажа Иосифа. Но в целом их отношение в действительности мало отличается от типичных средневековых ростовщиков, поскольку, в сущности, их не заботила «благотворительность», которую часто пытаются приписывать церкви. Суть благотворительности заключалась в сборе денег на что-то, но, как правило, деньги просто присваивались теми, кто их собрал.

Митрополит Даниил, который и так получал значительные средства от государства, поскольку представлял государство именно на высшем уровне, тоже формально осуждал ростовщичество:

"имея всего вдоволь в общей монастырской казне на всякие свои потребы, держат еще в стяжаниях, ради сребролюбия продают и покупают, берут росты на росты и за свои рукоделия копят серебро и золото, то они должны подлежать строгому ответу перед богом и не избегнут страшных мук геенских" (Макарий. История русской церкви, т. VII, стр. 362).

И это интересно, поскольку со стороны звучит как осуждение, но по факту ничего подобного.

Истинная суть заключается в том, что митрополит Даниил, как самый главный церковник своего времени (и это важно, раз порок осуждался на таком уровне), отметил именно то, что судить попов будет бог, а вовсе не власть и даже не церковь, т.е. никаких реальных последствий не будет, и это главное. Поэтому ростовщичество продолжалось и в дальнейшем, и в лучшем случае осуждалось главами церкви, но всегда формально, угрожая «божьим судом», которого, судя по всему, ни попы, ни монахи вообще не боялись, учитывая их роль в истории.

Отдельным попам могло не нравится то, как вели себя их соратники, но они в большей мере дорожили тем, что у них было «церковное право», т.е. они не хотели передавать даже самых порочных священников суду светскому, поскольку был бы «опасный прецедент».

Максим Грек – тоже важный источник, поскольку он приехал в Москву для перевода религиозной литературы. Но когда увидел то, что творится, то тут же стал в буквальном смысле антиклерикалом, и начал обличать Русское духовенство. Понятно, что он не мог обойти и тему ростовщичества, он заявлял, что попы:

"всякими неправдами и лихоимством стараются скопить себе злато и серебро, морят крестьян своих тяжкими и непрестанными работами, отдают свои деньги в рост бедным и своим крестьянам и когда росты умножатся, истязуют этих бедняков, отнимают у них имущество, выгоняют их с семействами из их домов и даже из селениий" (Макарий. История русской церкви, т. VII, стр. 206).

И в данном случае речь идет не о рядовых служителях культа, а о высшей знати, поскольку именно с высшим духовенством и был связан Грек, поскольку он приплыл из Византии именно по просьбе Великого князя Василия III.

В дальнейшем страсть церковников к ростовщичеству пытались обуздать на самом высшем уровне, поскольку государство взялось активнее, а также произошла большая централизация и упорядочение в экономическом плане, т.е. стало сложнее вести именно ростовщическую деятельность.

Государству в итоге даже пришлось прибегнуть к тому, чтобы в уложении от 1649 года указать отдельно, что церковь должна опираться в денежном плане только «на государя», т.е. государство взяло на себя обязательство оплачивать любые расходы церковников, лишь бы те не занимались определенными вещами. И в данном случае церковь отступила, правда частично. Кому-то удавалось и в дальнейшем заниматься подобной деятельностью, но скрытно. А вот при Петре Iситуация была уже исправлена почти до совершенства, т.е. церкви стали угрожать уже светские суды, а не только «божья кара» на «страшном суде».